Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руслан Линьков в программе Виктора Резункова рассказывает о новых фигурантах дела об убийстве Галины Старовойтовой


Виктор Резунков: В нашей петербургской студии сегодня в гостях писатель, журналист, правозащитник, бывший помощник Галины Старовойтовой Руслан Линьков.

После того, как 17 июня в Петербурге был арестован экс-депутат Государственной Думы Михаил Глущенко, у общественности появилась надежда, что наконец-то станет известно имя заказчика убийства известного российского правозащитника, депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой. Депутат Государственной Думы, сопредседатель партии "Демократическая Россия", Галина Старовойтова была убита в подъезде своего дома 20 ноября 1998 года. В июне 2005 года был вынесен приговор первым шести фигурантам этого дела: бывшему сотруднику ГРУ Юрию Колчину – он был признан организатором покушения, виновным в убийстве, и получил 20 лет лишения свободы, исполнитель преступления – Виталий Акишин – ему суд дал 23,5 года строго режима, а двое подсудимых были оправданы, еще двоих обвиняемых в укрывательстве преступления освободили из-под стражи. Сейчас, после ареста экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко, вновь встал вопрос о том, начнется ли новое следствие по делу об убийстве Галины Старовойтовой, будет ли, в конце концов, назван настоящий заказчик ее убийства, кто из высокопоставленных политиков может иметь к этому делу самое прямое отношение. Об этом и о многом другом мы сегодня и будем говорить.

Руслан, скажите, что вам известно об экс-депутате Госдумы Михаиле Глущенко? В каком контексте его имя вообще фигурировали в деле об убийстве Галины Васильевны?

Руслан Линьков: Бывший депутат Государственной Думы Михаил Глущенко представлял в парламенте 1995-99 года партию ЛДПР. Представлял он там ее весьма специфично, как, впрочем, эта партия и сама выглядит: в рядах депутатов этой партии от Санкт-Петербурга состояли несколько человек, которые, в общем-то, принадлежали к так называемому Тамбовскому финансово-промышленному сообществу, назовем ее мягко. Это авторитетные бизнесмены, к которым были вопросы у правоохранительных структур, и они получили своеобразный мандат безопасности, который прикрывал их, делал их неприкосновенными для правоохранительных органов. И вот этот депутат, среди прочих там был еще Михаил Монастырский, был Вячеслав Шевченко – вместе с ним тоже депутаты Государственной Думы, и они занимались своей какой-то деятельностью. Какой – далее об этом можно судить по материалам уголовного дела в отношении организаторов, исполнителей теракта против Галины Старовойтовой.

Мы помним, что в 2005 году действительно состоялся суд, приговор в отношении технического организатора убийства Галины Старовойтовой, бывшего сотрудника ГРУ Юрия Колчина и одного из исполнителей, Виталий Акишина, который непосредственно стрелял в Галину Старовойтову. Так вот, в ходе этого суда... Кстати, там не было оправданных, это не соответствует несколько действительности, все, кто сидел на скамье подсудимых, были признаны судом причастными к совершению этого преступления. Другое дело, что часть из сидевших на скамье подсудимых из-за длительных сроков следствия, розыска их вышли на свободу из-за истечения срока давности по их преступлениям, например, про прослушиванию телефонных переговоров, незаконной установке наблюдения, слежки за депутатом Государственной Думы и так далее. Вот сами формулировки, в том числе "незаконная слежка", "организация террористического акта с целью прекращения политической деятельности Галины Старовойтовой", свидетельствуют о том, чем занималась вся эта группа, достаточно близок стоявшая, находившаяся фактически в одном здании вместе с офисом депутата Государственной Думы Михаила Глущенко.

В суде в отношении Колчина, в отношении Акишина давались показания. В том числе, представители этого коллектива, сидящего на скамье подсудимых, говорили о том, что в этом коллективе старшим являлся именно Михаил Глущенко. Об этом, в частности, обвиняемому Воронину, который тоже давал признательные показания, сообщил другой обвиняемый и уже осужденных на 11 лет лишения свободы Вячеслав Лелявин. Он как раз сказал, со слов Воронина, что именно Глущенко является руководителем их коллектива. Еще один свидетель, который был зашифрован, суд в интересах его безопасности называл его Ивановым, сообщил, что прослушку в доме Галины Старовойтовой и слежку за ней ему велел вести Колчин, Мусин (это один из тоже технических организаторов убийства Галины Старовойтовой, который до сих пор находится в розыске), и якобы Колчину указания производить вот эти незаконные действия дал непосредственно депутат Государственной Думы от фракции ЛДПР Глущенко.

Чем еще занимались все эти персонажи из коллектива "тамбовцев" в городе Санкт-Петербурге и, может быть, еще за него пределами, скорее всего, за его пределами? В материалах дела содержатся многочисленные свидетельства людей, у которых вымогались деньги, бизнесменов, у которых отнимались предприятия. Они рассказывали о повседневной практике этого коллектива. А также там, в материалах дела, были свидетельства о том, что этот коллектив технических исполнителей обладал еще некой идеологической подоплекой. То есть там, в помещении, где располагался офис Колчина, в здании, где был офис Глущенко, была оборудована комната под якобы проведение церковных православных обрядов. Эти обряды совершал абсолютно не рукоположенный поп, то есть человек, который не имел отношения к Русской православной церкви, - отец Роман, его до сих пор не нашли (руки в татуировках, судимость за убийство). И людей, которые участвовали в его проповедях, обучали человеконенавистническим идеям. Этот священник, который был самозванцем, он обучал находившихся в офисе членов коллектива Юрия Колчина тому, что Галина Старовойтова является врагом русского народа, что Галина Старовойтова представляет некую мировую закулису, что она развалила Советский Союз и так далее, то есть весь набор вот этого мракобесия и глупостей, которые только можно было бы придумать.

Люди пошли фактически на идеологическом поводу у тех, кто их накачивал, готовил к совершению преступления. Они закупили оружие, оружие было куплено, я так понимаю, у "смежников" по "тамбовскому" сообществу, один из которых, кстати, задержан в Испании по известному делу "Тройка". Этот человек со своей бригадой продал оружие для убийства Галины Старовойтовой банде Колчина.

Виктор Резунков: А что это за известное дело "Тройка"? Это то, что год назад было известно, когда арестовали большое количество российских предпринимателей, питерских, кстати, Геннадия Петрова в Испании?

Руслан Линьков: Да, это именно данное дело. Там задержан Леонид Христофоров, который действительно имеет отношение к делу Галины Старовойтовой, он давал показания в суде, признательные, сообщил, что он отстреливал автомат "Агран-2000", на даче на Каменном острове, за некоторое время до гибели Галины Старовойтовой. И он опознал в суде и на следствии этот автомат, сообщив, что некий человек из его окружения, Федоров, его знакомый, передал это оружие, продал человеку по фамилии Стехновский, который у нас фигурировал тоже в одном из процессов, был обвиняемым и, соответственно, ушел от наказания только благодаря истечению срока давности по статье. Если говорить далее о деятельности этого коллектива, она вся испещрена криминалом, и в данном случае – в истории с Галиной Старовойтовой – она еще наполнена идеологической составляющей.

Я бы еще, может быть, сказал о том, что не освещена несколько, осталась в стороне роль в данном деле Константина Душенова. Константин Душенов – это известный автор "Письма 500", антисемитского, человек, который в суде по делу об убийстве Галины Старовойтовой пытался создать алиби на день убийства Юрию Колчину, главному техническому организатору убийства Галины Старовойтовой. Так вот, Константин Душенов в своих показаниях в суде говорил, что он находился в Москве в день убийства Галины Старовойтовой и звонил из Москвы на мобильный телефон Юрия Колчина, и якобы Колчин был в тот момент не на мобильном телефоне, а дома, отмечал новоселье на Крюковом канале, а его трубку снимал кто-то другой. И что якобы представленные следствием доказательства – биллинговые соединения, соединения телефона Колчина, которые совпадают полностью по маршруту с движением Галины Старовойтовой из аэропорта домой, что вот эти вот звонки с телефона Колчина а дома, отмечал новоселье на Крюковом канале, а его трубку снимал кто-то другой. И что якобы представленные следствием доказательства – биллинговые соединения, соединения телефона Колчина, которые совпадают полностью по маршруту с движением Галины Старовойтовой из аэропорта домой, что вот эти вот звонки с телефона Колчина якобы совершал кто-то другой. То есть вот товарищ Душенов пытался создать алиби.

Суд проверил его показания очень тщательно и пришел к выводу, что они не соответствуют действительности. То есть была дана правовая оценка: фактически показания ложные. И вот сейчас встает вопрос, и перед прокуратурой, судя по всему, повторно надо ставить его, и перед всеми остальными правоохранительными органами Российской Федерации: почему Душенов не привлечен к уголовной ответственности за лжесвидетельство? Ведь речь идет не о каком-то там простом обмане, это речь идет о создании алиби для обвиняемого в совершении государственного преступления!

Если данное дело будет возбуждено, то надо исследовать и другую вещь. Ведь убийство Галины Старовойтовой было совершено 20 ноября. Это не простой день, это день Михаила-Архангела, покровителя "Черной сотни", а все персонажи из коллектива Колчина, которые участвовали в организации убийства Галины Старовойтовой, они, так или иначе, себя позиционировали как продолжатели дела "Черной сотни". "Черная сотня" – это мракобесная организация, которая существовала в царской России, они занимались погромами, борьбой с инакомыслящими, боролись с евреями. То есть, ну, эти люди себя позиционировали как продолжатели. Соответственно, на 20-е число у них было запланировано убийство Галины Старовойтовой, которое совпадало с днем их, как они его считали, небесного покровителя. Но Галина Старовойтова могла ведь не приехать в этот день в Санкт-Петербург. Судя по всему, готовилось это убийство не только в городе Санкт-Петербурге, и слежка за Старовойтовой была и в Москве. И, видимо, была какая-то группа и в Москве. Здесь нужно отнестись очень серьезно к тем показаниям, которые давал в суде господин Душенов, который как раз находился в Москве. И это вопрос перед следствие.

Виктор Резунков: Руслан, скажите, пожалуйста, вот три депутата – Михаил Монастырский, Вячеслав Шевченко, Михаил Глущенко – все депутаты из фракции ЛДПР. Как известно, фракция ЛДПР, которую возглавлял в то время Жириновский, она, на самом деле, была достаточно жестко сформирована, и люди, которые совершали там поступки, они не могли ничего совершать без ведома Жириновского. Вот интересно, во-первых, что вы думаете по этому поводу? И во-вторых, как сложилась судьба этих депутатов, если можно посмотреть? На самом деле это очень интересно.

Руслан Линьков: Если позволите, я скажу несколько слов о том, что думала вообще об этих депутатах и об этой фракции Галина Старовойтова. Она считала, что эти депутаты, используя свою депутатскую неприкосновенность, определенный государственный статус, имея возможность создавать за границей, внутри страны всевозможные компании, через которые можно было отмывать средства и не только средства, но и, в том числе, запрещенные международными конвенциями виды товаров. То есть через оффшорные компании, которые регистрировались на каких-то островах, через компании, зарегистрированные в других государствах, в частности, Галина Старовойтова тогда упоминала компании, регистрируемые в Италии, депутаты...

Виктор Резунков: А в Испании?

Руслан Линьков: Вот насчет Испании я не могу ничего сказать, вот слышал от нее по поводу Италии. Что через эти компании велась поставка оружия в страны, с которыми международное сообщество запретило вести торговлю вооружениями, как то Сирия, Что через эти компании велась поставка оружия в страны, с которыми международное сообщество запретило вести торговлю вооружениями, как то Сирия, Ирак в то время Саддама Хусейна. И эти же компании получали определенные квоты от правительства Саддама Хусейна на вывоз нефти из Ирака, который тоже облагался эмбарго. То есть деятельность этих депутатов и компаний, с ними связанных, была за гранью и российского законодательства, и международного законодательства. Поэтому интерес к ним проявляли не только российские спецслужбы... а российские спецслужбы зачастую и не проявляли, кстати, интерес к ним, а если и проявляли, то весьма специфический, кто-то, может быть, даже и участвовал в каких-то незаконных делах с участием этих депутатов Государственной Думы, поэтому стараются замять каким-то образом дальнейшее расследование.

Так вот, депутаты Государственной Думы от фракции ЛДПР не занимались законотворчеством, они не появлялись в парламенте практически. Где они были в момент заседаний пленарных, работы комиссий – это большой вопрос. Но при этом они получали еще и государственную зарплату, и возможность бесплатно летать бизнес-классом по всему миру. И естественно, Галина Старовойтова задавала вопросы: а зачем нужны такие депутаты, кому они нужны, кто этих депутатов вносил в партийные списки? Каким образом вот эти три депутата – Глущенко, Шевченко и Монастырский – вообще оказались в Государственной Думе? Ведь у ЛДПР в Санкт-Петербурге на тех выборах было всего 3 процента голосов, и они не могли получить такого представительства. То есть фактически, утверждала Галина Старовойтова, произошла махинация в Центральной избирательной комиссии, с помощью которой лидер партии ЛДПР провел в Госдуму представителей вот этой вот "тамбовской" группы. На эти вопросы сейчас как раз ищут ответы, в том числе, и международные правоохранительные структуры. Не знаю, докопаются ли наши следователи, которые сейчас задержали господина Глущенко, и какие обвинения конкретно ему будут предъявлены, и будут ли среди них звучать обвинения в незаконных действий в 90-х годах, в том числе в период его депутатства в Госдуме, - это вопрос тоже к следствию.

Виктор Резунков: Сейчас он подозревается в том, что он имеет отношение к убийству, тройному убийству на Кипре, в частности, того же экс-депутата Госдумы Вячеслава Шевченко. Но интересно, как сложилась судьба: Вячеслав Шевченко был убит на Кипре, Михаил Глущенко сейчас арестован в Петербурге... А Монастырский?

Руслан Линьков: Насколько мне известно, Монастырский начал сотрудничать с правоохранительными органами Европы, давал там показания, в том числе, видимо, и по Глущенко, и по Шевченко. Но точно сказать, насколько это сотрудничество было глубоким и что конкретно он там рассказывал, я не берусь, потому что не видел материалов и не знаю деталей. Но известно, что господин Монастырский погиб каким-то случайным образом, выйдя на дорогу в Швейцарии. Его сбила проезжающая машина. А что за машина, каким образом он погиб – это большая загадка и тайна.

Виктор Резунков: Руслан, существует некое письмо, автором которого называют Вячеслава Шевченко, в котором он исповедуется в том, какие убийства и кого совершил Михаил Глущенко, а также о его связи с известным лидером так называемой "тамбовской" преступной группировки Барсуковым (Кумариным). Что вы можете сказать об этом письме?

Руслан Линьков: Мне известно, что такое письмо бродило по правоохранительных органах Санкт-Петербурга достаточно давно, еще до ареста Глущенко за пару-тройку лет. Более того, это письмо даже приносили в редакцию одной из газет, приносили сотрудники правоохранительных органов и предлагали опубликовать, но газета испугалась, не взяли этот материал. Мне тоже приносили эту бумагу, потом я ее получил по электронной почте, внимательно изучил, проанализировал, сверил с тем, что было доступно из интервью господина Шувченко – таковых фактически не нашлось, нашлась только публикация в "Новой газете" протокола его допроса по делу Юрия Шутова (это бывший депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, который осужден за организацию многих заказных убийств и находится сейчас в местах лишения свободы, пожизненно отбывает. Я сравнил с этим текстом предсмертную записку Шевченко. В принципе, есть некоторые совпадения по стилистике и разговорчивости этого персонажа.

Виктор Резунков: Руслан, вы в свое время говорили о том, что по делу Галины Васильевны необходимо, по крайней мере, допросить бывшего губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева и бывшего спикера Госдумы Геннадия Селезнева. Почему, расскажите.

Руслан Линьков: Дело в том, что в период начала следствия, буквально в первые же дни, месяцы я составил даже такую бумагу, которую передал в следственные органы, с условным названием "Вопросы для допросов". Эти вопросы были составлены как раз для того, чтобы могли грамотно допросить бывшего председателя Государственной Думы Геннадия Николаевича Селезнева и бывшего губернатора Петербурга Владимира Анатольевича Яковлева. Там в среднем к каждому было около 30 вопросов по многим обстоятельствам, по тем делам, которыми занималась Галина Старовойтова и где она наступала фактически на личные интересы названных персон, где сталкивались их личные интересы с ее принципиальной позицией. В этой связи я не перестаю говорить о том, что Яковлева, бывшего губернатора Санкт-Петербурга, и Селезнева необходимо допросить и задать им эти все вопросы.

Плюс ко всему мы сейчас как раз наблюдаем и знаем, что происходило в городе Санкт-Петербурге в период правления губернатора Яковлева, видим, как европейское следствие ведется, в том числе, в отношении тех лиц, которые окружали этого человека. Видим, что в окружении самого губернатора были люди, тесно связанные с криминалитетом, работающие и сейчас уже даже осужденные. Достаточно вспомнить того же Юрия Шутова, который был советником начальника канцелярии губернатора, вице-губернатора Виктора Яцобы. И этого человека называли в определенных кругах "стол заказов Смольного", я имею в виду Юрия Титовича Шутова. То есть здесь есть масса вопросов. В интересах следствия я пока не буду называть те пункты, которые вызывают наибольший интерес, но я считал и продолжаю считать, что этих лиц надо было бы допросить. Кстати говоря, Геннадий Николаевич Селезнев, будучи председателем Государственной Думы, тоже не побрезговал и назначил того же самого Юрия Титовича Шутова, осужденного на пожизненное заключение за организацию убийств, назначил его председателем незаконной комиссии по проверке итогов приватизации в городе Санкт-Петербурге. Эта комиссия действовала в городе Санкт-Петербурге бандитскими методами. И еще надо добавить, что как раз вот здесь, в этой комиссии, сходились интересы нескольких группировок, и там работали ближайшие люди, помощники Глущенко, секретарем комиссии был его личный помощник, капитан второго ранга Иванов, персонаж такой, весьма одиозный, в городе Санкт-Петербурге, и многие-многие другие. Эта комиссия занималась фактически рейдерством, что сейчас проходит по уголовным делам в отношении "тамбовских", рассматриваемым уже в Москве.

Виктор Резунков: Кстати, в Петербург как раз приезжал представитель Следственного комитета, который возглавляет Александр Бастрыкин, он потребовал отдать Михаила Глущенко в Москвы, якобы для того, чтобы тот дал показания против Барсукова (Кумарина), представители "тамбовской" группировки. Вы слышали об этом?

Руслан Линьков: Это вполне возможно, потому что Глущенко – человек, весьма погруженный во внутренние дела этой структуры, и наверняка информирован о многих действиях, и сам принимал в них участие. Еще раз повторю, что в материалах дела по убийству Галины Старовойтовой есть показания свидетелей, которые выступали потом в суде и приводили такие примеры, как захватывалась компания по имени "Фрукон". Как туда приходили бандиты, предлагали свою "крышу", как потом выяснилось, что за ними стоял непосредственно депутат Государственной Думы от фракции ЛДПР. То есть все это для них не ново и им хорошо известное. Главное – будут ли они об этом говорить.

Виктор Резунков: У нас есть звонки. Валерий из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Приветствуют вас, господа. Я бы на два вопроса хотел обратить ваше внимание. Во-первых, на то, что демократические партии в Санкт-Петербурге поддержали тогда Яковлева против Собчака. К Собчаку была масса проблем, но те проблемы, которые возникли с приходом к власти Яковлева… И вина здесь партии "Яблоко" и, по всей видимости, "Союза правых сил" просто громадная. Они, имея некоторые претензии к Собчаку, серьезные, привели к власти человека, который просто был замечательным образцом криминального типа. Мало того, не исключено, что поскольку ближайшим помощником, формальным помощником и заместителем Собчака был наш знаменитый господин Путин, кто знает, а, в принципе, я в этом убежден, что он, на самом деле, вел не избирательную кампанию за Собчака, а при поддержке московских властей и Ельцина, который ненавидел Собчака, вел на самом деле кампанию против Собчака. И благодаря этому Собчак на какие-то доли процента проиграл. Фактически вся вот эта вот гэбэшная власть, представленная в Питере Путиным, вся эта московская мафия, представленная Лужковым, и ельцинская федеральная мафия – они объединились против Собчака. И после того, как демократические партии им помогли, это говорит о крайней слабости их, недальновидности и просто легкомыслии. Это первый вопрос.

Второй вопрос. В принципе, вся эта теперешняя власть и в Москве, и в Питере, и федеральная, представляет собой некоторую особенность, связанную с тем, что делает ее похоже на мафиозную. Не исключено, что они создали просто синдикат убийц. Не исключено, что мы имеем такую же специализацию, какая существует в "коза-ностре" и в других мафиях. Они в эти специализированные криминальные террористические банды собирают всех тех, кто прошли школу Чечни, школу Афганистана и теперешнюю школу в Ингушетии. И вот все эти вещи нужно, по всей видимости, теперь собирать и готовиться к некоему процессу над всей этой публикой. Теперь надо все рассматривать в системе. Это все чисто террористическая диктатура. И мы их от власти не уберем до тех пор, пока мы народу не разъясним, что они из себя представляют. Они никогда не уйдут, они будут отстреливаться, они будут расстреливать…

Виктор Резунков: Понятно, Валерий. А вопрос у вас какой второй?

Слушатель: Вопрос именно с этим связан, что надо рассматривать случай Галины Васильевны – он просто один из самых ярких, но ведь террор – это вообще орудие этой власти.

Виктор Резунков: Понятно, спасибо. Руслан, ну, по первому вопросу не все так просто, на самом деле.

Руслан Линьков: Что касается первого вопроса, то действительно партия "Яблоко" поддержала тогда господина Яковлева в качестве кандидата в губернаторы, и за это партия получила место вице-губернатора для Игоря Артемьева, который достаточно долго проработал в правительстве Санкт-Петербурга под руководством Владимира Яковлева, несмотря на то, что даже внутри партии "Яблоко" были претензии уже в дальнейшем к тому, кого они поддержали, то есть к Владимиру Яковлеву. То есть они утверждали, что та политика, которую он проводит, несколько странна, мягко говоря. Но, тем не менее, Игорь Артемьев оставался в правительстве и ушел уже в самый последний момент фактически, после гибели Галины Старовойтовой. Что касается "Союза правых сил", насколько мне известно, эта партия тогда еще не существовала, это был "Демократический выбор России". "Демвыбор России" поддерживал Анатолий Собчака, и во всех своих заявлениях, во всех своих публичных акциях они выступали за Анатолия Собчака. И как раз здесь у них был конфликт с "Яблоком" на этой почве.

Виктор Резунков: Я хотел бы еще добавить, насколько мне известно, ведь не Владимир Путин… на самом деле, как раз получилось так, что он не отвечал за проведение самой компании. На самом деле, все сосредоточилось в руках, по-моему, супруги Владимира Яковлева, Ирины Яковлевой, то есть она руководила этим. И там был как раз конфликт, потому что совершенно неадекватно была проведена кампания Анатолия Собчака.

Руслан Линьков: Ну, Ирина Яковлева, насколько я понимаю, руководила избирательным штабом Владимира Яковлева, и сам Владимир Яковлев достаточно слабая фигура, за ним стояли другие люди. Что касается избирательной кампании Анатолия Собчака того времени, насколько я помню, избирательный штаб возглавлял Александр Прохоренко, ныне он работает в Смольном на должности председателя Комитета по внешним связям, а тогда он был депутатом Законодательного собрания. Насколько он эффективно отработал на этой должности – это судить не мне, а тем, кто увидел результаты своего участия в выборной кампании, результаты голосования. Я на те выборы не ходил, голосовал только единожды – за Юлия Рыбакова кандидатом в Государственную Думу. И еще голосовал за возвращение городу Санкт-Петербургу его имени – Санкт-Петербург. Больше я не участвовал в избирательных кампаниях. Если бы Галина Васильевна Старовойтова баллотировалась в том округе, где я проживаю, то я бы, естественно, ходил и голосовал за Галину Старовойтову. Что касается второй части, ну, скорее это, по-моему, не вопрос о выступлении, а это личная позиция того человека, который позвонил.

Виктор Резунков: Виктор Иванович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер, Виктор. Добрый вечер, Руслан. Я как раз сегодня утром в блоге своем писал о своей беседе именно с Галиной Старовойтовой, это в блоге в "Живом журнале", и об этом там сказано. Когда мы разговаривали, она поднимала как раз вопрос о тех действиях КГБ и ФСБ в отношении граждан. И те вопросы, которые поднимались, я думаю, Руслан Линьков должен это знать. И я разговаривал по поводу этого и с Юрием Власовым, которым ее сторонником и сподвижником во всех этих отношениях. И Виктор Иванович Илюхин у нас блокировал все ее начинания. Он был председателем Комитета по безопасности, как вы знаете, и все ее начинания были блокированы именно стороной коммунистов. И почему наши комитетчики пришли к власти так быстро. Тут много открывается, вот где надо искать корни.

Виктор Резунков: Спасибо, Виктор Иванович. Пожалуйста, Руслан, отвечайте.

Руслан Линьков: Я лишь только добавлю, что Галина Старовойтова выступала за коренную реформу силовым ведомств. В частности, она была автором закона о люстрациях – закона, который прошел во всех цивилизованных странах, таких как Польша, Чехия, которые избавлялись от наследия тоталитарного прошлого. Через этот же закон прошла Германия после Второй мировой войны. Но в России он, к сожалению, принят не был. Галина Старовойтова настаивала на том, чтобы был введен запрет на занятие высших должностей в органах государственной власти, на работу в средствах массовой информации, на работу в силовых структурах тем людям, которые были активными проводниками тоталитарного режима, то есть бывшим сотрудникам КГБ, занимавшимся политическим сыском, бывшим первым, вторым, третьим и прочим секретарям идеологическим ЦК КПСС, райкомов, горкомов Коммунистической партии. К сожалению, этот закон не было принят, и цивилизованные нормы поведения в органах государственной власти у нас в России пока не прижились.

Виктор Резунков: Андрей из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, если проанализировать все выступления Галины Старовойтовой, я много их слушал и смотрел, то она выступала за свободу, демократию и вот боролась с этим режимом, который был созданы Путиным и который сильно менялся по отношению к хельсинкской демократии. И вот именно за это режим с ней расправился, потому что она была очень опасна. В таком авторитарном режиме без санкции главы этой иерархии никогда ничего не делается. Потому что вся контрразведка и разведка, которые этим занимаются, они получают санкции у главы государства. Посмотрите, как с Ходорковским получилось. Путин просто сказал: "Я ненавижу Ходорковского", он просто сказал это – и все, и тут же через несколько дней он ушел в тюрьму. Так же с Гусинским получилось. Поэтому когда народ поймет, что этот человек, который улыбается по телевизору, на самом деле другой, он, конечно, будет по-другому смотреть на власть. Вот что вы думаете насчет этого?

Руслан Линьков: Это в первую очередь вопрос к народу, к тем людям, которые голосуют, которые делают свой выбор. Вообще, меня всегда удивляло, почему в наш век высоких технологий люди стремятся следовать тому, что им показывают по телевизору, не проверяют информацию, хотя источников для получения информации сейчас предостаточно, есть интернет, можно слушать и смотреть телевидение, в том числе, через интернет, находя другие каналы информации. Но люди предпочитают получать что-то готовенькое, с готовыми решениями.

Виктор Резунков: Руслан, я хотел бы вернуться к той теме. Которую мы обсуждаем. Вот эта операция, так называемая спецоперация испанской полиции, испанских спецслужб "Тройка", которая была проведена год назад, в результате которой было задержано большое количество людей, которые имели отношение и к Петербургу, в частности Геннадия Петрова, насколько мне известно… Мне хотелось бы, чтобы вы пояснили этот вопрос. Это привело, как считают многие наблюдатели, к отставке заместителя председателя Следственного комитета при Прокуратуре Игоря Соболевского. Эта отставка была в начале июня этого года. Что вы можете сказать, насколько вообще это может иметь отношение, скажем, к так называемой "тамбовской" группировке? И вообще, это какой-то процесс, проходящий сейчас, так же как арест Барсукова (Кумарина)?

Руслан Линьков: Здесь несколько сложно мне судить по поводу Геннадия Петрова, потому что это им я увидел как раз в средствах массовой информации впервые в связи с упомянутым дело в Испании его имя. Что касается господина Глущенко, то не исключено, что его появление в России сейчас связано как раз с теми усилиями испанских правоохранительных органов, благодаря которым он, видимо, покинул насиженное место. Кстати говоря, дом, в котором он проживал, ранее принадлежал депутату Государственной Думы Монастырскому. И сейчас в этом доме в Испании остались, насколько я понимаю, его жена, Глущенко, и сын. Насколько мне представляется, действительно, там затронуты, видимо, очень серьезные интересы Глущенко и его окружения, и правоохранительные органы Испании серьезно по ним работали. Сейчас главное, чтобы наши правоохранительные органы эту работу продолжили и получили информацию, обменялись ею с правоохранительными органами Европы.

Виктор Резунков: А шанс есть вообще, что опять будет создана новая следственная группа ФСБ, которая будет заниматься дальнейшим расследованием убийства Галины Васильевны?

Руслан Линьков: Есть, во всяком случае, профессионалы, которые занимались расследованием убийства Галины Старовойтовой на первом этапе и в дальнейшем предъявили обвинение тем, кто уже осужден, провели достаточно серьезное, тщательное расследование. Но, к сожалению, группы как таковой, следственной, уже не осталось. Следствие было приостановлено год ли полтора года назад в связи с тем, что не были разысканы подозреваемые. Сейчас, в принципе, ситуация несколько меняется, но Глущенко ведь не предъявлено обвинение в подготовке и организации убийства Галины Старовойтовой, поэтому чисто по формальным причинам, возможно, следственную группу опять не будут формировать. Но отдельно взятые сотрудники правоохранительных органов могут так или иначе работать. Будет ли эта работа факультативной – если да, то это плохо. Если эта работа будет системной, подход будет серьезный, с исследованием всех обстоятельств, всех материалов, всех показаний, с допросом новых свидетелей, с допросом тех, о ком я уже говорил, с допросом бывшего губернатора Санкт-Петербурга Яковлева, бывшего председателя Государственной Думы Селезнева, то тогда подвижки, в общем-то, будут.

Виктор Резунков: Яков из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Я хочу коротко сказать, что все-таки давайте договоримся о терминах. Тоталитарным режим был при Сталине. При Сталине, без сомнения, он был тоталитарным. У нас режим авторитарным, и это две большие разницы. А насчет тоталитаризма все-таки, Руслан, надо быть чуть-чуть поаккуратнее. А это не авторитаризм, когда страну втащили в капитализм, сменили социально-экономический строй, не спросив у населения, у народа, не проведя хотя бы референдум? Я, например, категорически против капитализма, он мне совершенно не нравится, и мне бы совершенно не хотелось жить в капиталистической стране. Меня вполне устраивала советская власть, если, естественно, убрать те недостатки, которые были ей присущи. Я хотел жить при социализме, мне капитализм, рынок не нужны. А вопрос у меня такой. Как считает Руслан, сегодняшнее предупреждение КПРФ, вдруг неожиданно возникшее, о якобы несоответствии – это не готовится разгром левой оппозиции? Вот вопрос такой, спасибо.

Руслан Линьков: Вы знаете, я вообще был сторонником принятия решения Конституционным судом Российской Федерации о запрете КПСС, КПРФ еще в 1991 году. Люди, которые исповедуют социальную рознь и ненависть на социальной основе, в соответствии даже с действующим ныне законодательством, не имеют право действовать открыто, нагло и пользоваться государственными средствами массовой информации, быть представленными в органах государственной власти. Плюс ко всему именно КПРФ сейчас является правопреемницей КПСС, и господин Зюганов это везде подтверждает. Так хотелось бы услышать все-таки покаяние от господина Зюганова и от членов КПРФ за те преступления, которые КПСС совершила в отношении всего нашего народа.

Виктор Резунков: Майоровы нам пишут: "Ни одно политическое убийство не было раскрыто, и они будут продолжаться, пока не уйдет в небытие один единственный человек вместе со своим окружением. Имя или имена заказчиков когда-нибудь узнают наши потомки, если Россия еще будет существовать". Руслан, вот меня интересует ваше мнение относительно того, как изменилась, скажем, ситуация в Петербурге? Вот какая она была при Яковлеве, мы слышали примерно, а что сейчас? Вот как вы видите, насколько сохраняется вот это влияние, скажем так, связь между властью и криминалом, если она такая существует? Вы можете как-то образно сказать? Я понимаю, не надо никаких обвинений, фактов… хотя, если есть факты, то тоже будет интересно.

Руслан Линьков: Ну, насколько я понимаю, криминал всегда стремился использовать властные полномочия для того, чтобы решать свои проблемы и вопросы. Известно, что многие коммерческие структуры, так или иначе, пользуются покровительством либо криминала, либо силовых структур, для того чтобы каким-то образом существовать, выживать. Известно, что "крышеванием" занимаются, в том числе, и люди в форме, люди в погонах. Очень много дел в городе Санкт-Петербурге сейчас проходит в отношении сотрудников МВД, злоупотребляющих своим служебным положением, как на высоком уровне, так и внизу. И здесь еще спорный вопрос, что страшнее – когда внизу избивают сотрудники одного из отделов милиции двух детдомовцев, вымогают у них показания по поводу какого-то нераскрытого преступления, а на самом деле пытаются отнять у них жилплощадь, или же страшнее коррупция в каком-то органе государственной власти субъекта Федерации или же Российской Федерации. На самом деле, нужно бороться со всеми проявлениями. И сейчас в Санкт-Петербурге, я думаю, средняя температура по больнице Российской Федерации.

Виктор Резунков: Сергей спрашивает: "А что происходит с автором бестселлера "Собчачье сердце" Юрием Шутовым?

Руслан Линьков: Ну, автор этой сказки "Собчачье сердце" господин Шутов проработал у Анатолия Собчака, кстати говоря, совсем недолго, он даже месяц там не продержался. Но при этом написал вот это произведение, изобилующее фальсификациями, неточностями. Сейчас он находится, как я уже говорил, в местах лишения свободы, он отбывает наказание за организацию серии заказных убийств.

Виктор Резунков: Руслан, у меня такой к вам вопрос, вот если бы вы имели возможность, скажем так, повлиять на следователей ФСБ, вот что бы вы им могли посоветовать в дальнейшем расследовании дела об убийстве Галины Васильевны? Что бы вы им сказали, как им надо вести себя и на какие вопросы попытаться найти ответы?

Руслан Линьков: Ну, то, что я сказал уже, - публично допросить Яковлева и Селезнева. А остальное все-таки пусть пока останется тайной следствия. Вот мы встретимся, со следователями поговорим, обсудим. Надеюсь, что они учтут мои пожелания.

Виктор Резунков: А вы собираетесь встречаться?

Руслан Линьков: Да.

Виктор Резунков: А когда это произойдет?

Руслан Линьков: В ближайшие дни.

Виктор Резунков: Вас вызвали или вы сами?

Руслан Линьков: Я думаю, что эта встреча состоится по обоюдному желанию.

Виктор Резунков: Но какой-то информация вы можете поделиться?

Руслан Линьков: Дело в том, что существует такое понятие, как тайна следствия, и я не могу ее нарушать.

Виктор Резунков: Но что-то есть, что-то серьезное?

Руслан Линьков: Да.

Виктор Резунков: Хорошо, будем следить за событиями и обращаться непосредственно к вам. И вы будете нам рассказывать подробности, когда станет возможно.

Руслан Линьков: Приглашайте. Спасибо!

Виктор Резунков: Спасибо, Руслан!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG