Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Старт очередной кампании по выборам в Московскую городскую думу обсуждаем с многократным участником столичных выборов, бывшим депутатом Моссовета Дмитрием Катаевым


Дмитрий Катаев

Дмитрий Катаев


Владимир Кара-Мурза: 13 июля Московская городская избирательная комиссия начала регистрацию кандидатов в депутаты Мосгордумы. Выборы пройдут по смешенной системе. Сегодня из 35 депутатов Мосгордумы двое составляют фракцию «Яблоко» - Объединенные демократы, четверо КПРФ, остальные фракцию «Единая Россия». На выборах 11 октября в Москве будут избрать не 15, а 17 депутатов по одномандатным округам и 18 депутатов по партийным спискам. Намерение принять участие в выборах выразили различные политические силы, в том числе оппозиционные движения и независимые политики. Уже с 12 сентября будет разрешена агитация в прессе. В выборах смогут принять участие 7 политических партий, барьер прохождения для них снижен с 10 до 7%. Старт очередной кампании по выборам в Московскую городскую думу мы обсуждаем с многократным участником столичных выборов, бывшим депутатом Моссовета Дмитрием Катаевым. В чем, по-вашему, специфика предстоящих выборов?

Дмитрий Катаев: Специфика, прежде всего, совершенно издевательская история их объявления и сроки, в которые они назначены. Сначала была запущена «утка», серьезно запущена с решениями думы, что выборы будут в марте, потом левой ногой подумали, видимо, и перенесли их на октябрь. Для чего это было сделано? Наверное, для того, чтобы оппозиция хуже подготовилась к выборам. Это уже показывает, что оппозицию рассматриваю не как не одну из необходимых частей гражданского общества, а как врагов, которых надо ловким маневром обмануть. Теперь дальше, получается, что большая часть избирательной кампании приходится на время летних отпусков. Во всех нормальных странах это время из всяких кампаний вычитается. А у нас, например, «Яблоко» должно набрать 100 тысяч подписей в свою поддержку в течении меньше даже немножко чем месяц, со второй половины июля до середины августа. То есть мало того, что задача сама по себе страшно сложная, ее еще осложняют таким образом, что половина людей будет в отпусках, а другая половина может быть рада пойти в отпуск, но из-за этого безобразия не сможет. Так что уже только остается пожимать плечами и перестаешь удивляться всем этим безобразиям.

Владимир Кара-Мурза: Некоторые связывают перенос выборов с ожиданием глубины кризиса. Илья Яшин, член политсовета «Солидарность», встревожен глубиной социальной пропасти.

Илья Яшин: Крайне болезненная социальная ситуация, когда есть огромное число людей, живущих буквально у черты бедности, в то же время есть небольшое количество людей, которые богаты. Разрыв социальный между ними, он очень опасен для города. И такая невнятная социальная политика ставит город на грань социального взрыва. Вторая проблема – это отсутствие выборности городского мэра. По сути получается, что кремлевские питерцы назначают москвича мэра, москвичи сами не могут выбирать. И третья позиция, совершенно хамская по отношению к избирателям тема, суть ее заключается в том, что депутаты назначали себе огромные полномочия. Они покупают себе дорогущие иномарки, нанимают водителей за счет налогоплательщиков, они живут в казенных дачах на Можайском шоссе с фонтанами. Я лично тоже планирую быть кандидатом в Университетском округе. Планирую на старте избирательной кампании заявить о том, что будут отказываться от этих привилегий.

Владимир Кара-Мурза: В чем будут главные точки противоречий между конкурентами по выборам в Мосгордуму?

Дмитрий Катаев: Я думаю, что главная точка противоречий будет, кстати сказать,мы недавно пытались провести референдум, и вопросы референдума мы пытались сформулировать как раз по главным точкам противоречий, если можно так сказать. Хотя, конечно, с тем ограничением, что не все можно ставить в вопрос референдума, есть вопрос, который мы вынести на референдум не могли, на региональный референдум. И первый вопрос касался действительно выборов мэра - это вопрос принципиальнейший для Москвы, потому что москвичи просто живут в режиме поражения в правах. Людей город в России, кроме Москвы и Питера, выбирает мэра, Челябинск выбирает, Химки выбирают. Это, конечно, свои проблемы, но это не тупик - это движение вперед. Сегодня выбрали может быть не самого лучше, завтра может быть научатся. У нас эта ситуация загнана в тупик в Москве, мэра москвички не выбирают, за них «выбирает» Московская городская дума, как Адам Еву выбирал из единственного кандидата. Москвичи не выбирают местное самоуправление, то есть, то что они выбирают - это насмешка над самоуправлением, никаких реальных прав у этих депутатов нет, хотя ко многим из них я лично с большим уважением отношусь, все-таки они что-то делают в этих условиях. Но как институт, полноценный институт гражданского общества, конечно, местное самоуправление в Москве не существует усилиями, кстати, Юрия Михайловича Лужкова в основном при полной поддержке нынешнего депутатского корпуса.
Так что москвичи выбирают только 35 депутатов городской думы, что для такого города безумно мало. В большинстве городов России дума гораздо большего состава, да еще имеются и дума, законодательное собрание субъекта федерации. Так что и в этом смысле москвичи поражены в правах. Ну вот, смотрите, мы будем избирать депутатов по мажоритарным округам, в каждом из которых 40-500 тысяч избирателей – это приличный город. Это все равно, что если бы мы единственного депутата избирали в городской совет такого города, скажем, как Астрахань, там примерно полмиллиона жителей. Ну абсурд же. Как говорится, страшно далеки от народа эти депутаты, потому что даже это может быть и вины нет в этом. Но на 500 тысяч избирателей, а жителей, кстати, еще больше, жителей тысяч под 700 – это же тоже абсурд. То есть абсурд на абсурде.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Гончаров, депутат Мосгордумы от фракции «Единая Россия», президент ассоциации ветеранов группы «Альфа», не ожидает сенсаций.

Сергей Гончаров: Пока не сформированы те команды, которые будут выступать по выборам Московской городской думы, но, думаю, те политические партии, которые представительствуют в Госдуме, естественно, они тоже пойдут. И те оппозиционные движения, которые находятся в Москве, и «Правое дело», «Солидарность» и другие, они тоже будут участвовать в выборах. Поэтому борьба будет серьезная. Но на сегодняшний момент, что бы ни говорили, все-таки «Единая Россия» пользуется в основном поддержкой москвичей. И я думаю, выборы в эту гордуму должны быть не худе того результата, который показывала «Единая Россия» на прошлых выборах, то есть четыре года назад.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. Дмитрий Иванович, я ваш старый избиратель по Юго-Западному округу и до сих пор остаюсь при мнении, что я не ошибся.

Дмитрий Катаев: Имеете возможность повторить свои попытки.

Слушатель: Но у меня предварительно к вам вопрос, вы только, пожалуйста, не удивляйтесь. Дело в том, что в начале 90 годов относительно были много чего позволяющие демократические выборы, в результате демократы получили большие полномочия, а результат был, я бы сказал, катастрофическим. Вот сейчас вы бы не могли кратко, конечно, сказать, в чем там было дело, и с какой программой вы сейчас идете на выборы?

Дмитрий Катаев: Это вопрос часика на четыре, но попробуем. В чем тогда было дело? Дело было в том, говоря в самых общих формулах, что предшествовало всему этому 70 лет тоталитарной системы, а в тоталитарной системе - это ее беда и беда следующей системы, в тоталитарной системе не может вызреть общество, способное дальше нормально развиваться. Обязательно такие болезненные процессы происходят. Подумайте сами, не будем обсуждать реформы Гайдара и Чубайса, как к ним относиться и так далее, но была ли возможность до примерно 89 года спокойно, тщательно обсудить, что собственно надо делать, как выходить из тоталитарной системы? Не было такой возможности, все было экспромтом. Так что другого результата не могло быть. Демократы, их просто, во-первых, не было, а когда они появились, они были не готовы удержать власть и отдали ее снова бюрократии. Собственно в этом трагедия этих лет и состоит.

Владимир Кара-Мурза: Напомним, что незаконная агитация будет считаться только с 12 сентября, а с 26 августа должны быть сданы все документы, необходимые для регистрации. Эдуард Лимонов, сопредседатель движения «Другая Россия», считает борьбу на уровне города бесполезной.

Эдуард Лимонов: Много ли дали нам несколько депутатов коммунистов в Московской областной думе и четыре депутата-либерала? Да ничего не дали, Москва все равно остается под властью определенного клана и ничего изменяться не будет. В то время как, например, президентские выборы оставляют шанс хотя бы изменить всю структуру. У нас президентские выборы, как и во всех странах, чрезвычайно важны - это основное, что нам осталось. Я считаю бессмысленным участие в любых выборах муниципальных, кроме президентских, и тем более в выборах в Московскую думу. Это бессмысленная трата времени. Если «Яблоко» и «Солидарность» занимаются этим, это доказывает желание имитировать политическую деятельность.

Дмитрий Катаев: Категорически не согласен с Эдуардом Лимоновым. Опять же не хочется резких слов говорить, но по-моему, так может рассуждать человек, который реальной политикой в реальной жизни не занимается просто. Пусть он пойдет избирателям каким бы то ни было и скажет: мне наплевать на ваши проблемы, мне наплевать на ваши вопросы, которые вы задаете власти, а власть вам не отвечает. Мне наплевать, меня интересуют только президентские выборы, в крайнем случае выборы мэра. Куда его пошлют эти избиратели? Я думаю, далеко и правильно сделают.

Владимир Кара-Мурза: Справедливости ради, лимоновцы боролись против закона о монетизаии льгот.

Дмитрий Катаев: Кстати сказать, да, Лимонов тут противоречит сам себе. Я много раз участвовал в митингах по поводу точечной застройки, нехороших жилищных вещей и так далее и должен сказать, что я ребят лимоновцев зауважал. Иные либералы, опять же не в обиду им сказано, гораздо меньше помогали жителям и не так активно участвовали в этом сопротивлении, как те же, допустим, лимоновцы. Но смотрите, я могу придти к депутату Митрохину, к депутатам коммунистам, попросить написать запрос, да просто посмотреть повестку дня Мосгордумы, хотя это можно и на сайте сделать, но много и других вопросов. А потом, смотрите, та же партия «Яблоко», насколько для нее важны те несколько сотрудников депутата Митрохина, они же просто очень помогают «Яблоку». Конечно, приятно, когда у тебя в думе большинство, ты правящая партия и так далее, хотя и тогда надо головой работать, но даже один депутат оппозиционный очень много может, хотя многого, конечно, и не может.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Я не согласен, что эпоха Горбачева была эпохой тоталитаризма. Тогда обсуждалось и на съездах. А если почитать книгу под названием «Союз можно сохранить», так там все четыре года только обсуждались пути развития страны. И если бы не наши сепаратисты, типа Солженицына и Ельцина, мы бы и жили в многонациональной и процветающей стране. У меня такое вопрос к господину Катаеву: все мы читали «Несвоевременные мысли» Горького, я полагаю, и мы все согласны, наверное, что это правда, там описывался 17 год, 18 год 20 века. Но, тем не менее, московское правительство переименовало улицу Горького в Тверскую. И все мы читали Александра Исаевича Солженицына, который призывал нас оставаться в остатке здоровом русском. И мы взяли и вопреки закону переименовали Большую коммунистическую в улицу Солженицына. 10 лет не прошло, как известно, без этого господина. Скажите, если станете депутатом, вы тоже будете нарушать законы московского города?

Дмитрий Катаев: Московские законы я нарушать не собираюсь и никогда, по-моему, не нарушал, слава богу. Переименование действительно было незаконным, хотя у меня иное мнение, чем у вас о Солженицыне, о Ельцине. Но переименование это производить, наверное, не стоило. Кстати, переименовывало не московское правительство, а переименовывал Моссовет, президиум Моссовета. И должен сказать, я и тогда часто воздерживался от голосования, я был членом президиума Моссовета, потому что в эпоху перемен надо все-таки стараться мучить поменьше этими переменами. Я сам помню, стою на Мясницкой, меня спрашивают, как пройти на Мясницкую, а я не помню, потому что я считаю, что я стою на улице Кирова. Лишнее это. Хотя некоторые самые одиозные фигуры, для вас, насколько я понимаю, одиозный Ельцин и Солженицын, для меня не менее, а гораздо более одиозны некоторые другие имена, не будем сейчас углубляться, конечно, их стоило убрать с карты Москвы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Вот у меня складывается впечатление, что Мосгордума - это некоторая беззубая организация, во всяком случае, ее не видно. Взять хотя бы те проблемы московские, которые очень остро стояли, я имею в виду и точечная застройка, и то, что застроили спортивные поля, где ребятишки в мяч играли, понастроили домов. Уже побегать детям негде, дышать негде, долбят и долбят с утра до вечера под окнами. Я не слышу голоса гордумы, его нет. А что касается Лужкова Юрия Михайловича, то, бесспорно, это выдающийся хозяйственник никто с этим не спорит. Но он же огромную власть сосредоточил в Москве, ведь он же должность мэра исполняет и глава правительства.

Дмитрий Катаев: Я абсолютно с вами согласен насчет беззубости Мосгордумы, только надо различать беззубость состава депутатов и беззубость органа самого законодательной власти. Состав такой, что он смотрит в рот начальству, мэру и голосует как надо всегда. Но институт сам Московская городская дума имеет огромные полномочия и именно поэтому, я думаю, ничего они не нарушили, никаких законов. Я призываю москвичей очень внимательно отнестись к этим выборам. Потому что другой состав, он будет вести себя, я надеюсь, по-другому. Вот смотрите, буквально на днях начнется обсуждение генерального плана Москвы и плана правил землепользования и застройки. Кстати, предполагалось, что они начнутся 16, но, видимо, власти не успели и отодвинули на 23 июля. И будут продолжаться две-три недели, тоже полнейшее безобразие, что это в разгар отпусков - это профанация важного дела. Но сейчас речь не об этом, мы не это обсуждаем. Новый генеральный план и новые правила землепользования и застройки будет принимать городская дума следующего состава, и она же будет принимать бюджет на 2010 год, который, вероятно, будет не легче в отношении экономики, кризиса, не легче 2009-го. То есть этот выбор Московской городской думы будем особенно важным по сравнению со всеми предыдущими составами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. По конституции самые большие полномочия имеет народ. Еще Чернышевский писал, что если бы не были глупы и легкомысленны, жили бы хорошо, и нечего было бы суетиться. Так у меня вопрос такой: народ поумнел или когда поумнеет?

Дмитрий Катаев: Народ, не очень может хорошо так говорить, как вы говорите, но если придерживаться этой терминологии, народ умнеет как-то в истории вдруг разом. Потом, оказывается, может быть даже, оглядываясь назад, думает, что это были глупости. Возьмем 90 годы, сейчас ведь многие считают, что тогда наломали дров, но тогда ведь это произошло очень резко, буквально с 86-87 года по 89. Я по себе помню, как у меня физически в мозгу что-то такое поворачивалось. До 86 года я самое большое, о чем мечтал - это о социализме с человеческим лицом типа того, к чему стремились в Чехословакии, скажем, «пражская весна». А потом буквально без каких-то особых усилий моральных над собой, я не ломал, я не предавал себя, я просто стал понимать, что социализм – это не только монополия на собственность, государственная монополия, но это значит неизбежно монополия и на власть, и в политике и во всем. Я вспомнил Ленина, что монополия - это загнивание. Тут я с Лениным абсолютно согласен. Я понял, что, по крайней мере, в той модели социализма советского, как ее ни улучшай, это тупик. То есть это произошло, у меня повернулось в мозгу без особых усилий за эти два года, видимо, не у меня одного.

Владимир Кара-Мурза: Георгий Бовт, сопредседатель партии «Правое дело», удручен ситуацией в столице.

Георгий Бовт: Москва становится для москвичей довольно неудобным городом для жизни, пробки, коррупция и весь набор прелестей. Я не думаю, что партия «Единая Россия» будет предлагать программу, сколь-либо существенную критикующую нынешние московские власти. Я думаю, подобного рода ограничения лежат на всех практически партиях, разве что за исключением КПРФ, но варианты, если будут предложены, то нетрудно предположить, что они будут существенно отличаться от праволиберальных.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Аллы Павловны.

Слушательница: Здравствуйте, господа. Я сегодня по службе информации Свободы услышала такую новость, что партия «Яблоко» во главе своего списка собирается выставить одного из сопредседателей «Правого дела» Бориса Титова. Не кажется ли вам, что вы очень значительную часть своих избирателей теряете? Я была все время избирательницей «Яблока», но мне уже не нравится ее политика, тем более политика сближения с «Правым делом».

Дмитрий Катаев: Спасибо за такую информацию. Я сам дал согласие войти в список «Яблока», хотя членом «Яблока» не являюсь. И предполагаю баллотироваться по округу 14, куда входит несколько районов Юго-западного округа, несколько районов Западного округа вокруг университета московского. Для меня это новость насчет договоренности «Яблока» с «Правым делом». И если это информация подтвердится, то я очень серьезно подумаю над своими дальнейшими планами.

Владимир Кара-Мурза: Иван Новицкий, депутат Мосгордумы от фракции «Единая Россия», горячий сторонник партии власти.

Иван Новицкий: «Единая Россия» очень динамичная партия, она динамично развивается, предлагает новые идеи, активно реагирует на кризисные проявления. Настоящий лидер. Какие шансы у остальных? Как они проявят себя. Это зависит от их активности, возможности.

Дмитрий Катаев: Довольно любопытно это слушать. Я напомню, что Иван Юрьевич Новицкий с начала 2006 года по середину 2007 был председателем московской организации Союза правых сил, которая, несмотря на сопротивление Ивана Юрьевича, объявила себя в оппозиции и московским властям, и федеральным. Тоже, видимо, как я только что рассказывал о себе про 90 годы, тоже, видимо, повернулось у Ивана Юрьевича в голове и тоже, видимо, без особого сопротивления, но в другую, наверное, сторону, перешел он в «Единую Россию». Ну что, как говорится, в светлый путь. На счет того, что другие партии себя проявят. Ну, Иван Юрьевич, уважаемый, дайте им себя проявить. Список «Яблока» на выборах недавних в муниципальное собрание Санкт-Петербурга на подписях зарезали, не допустили «Яблоко» для участия в выборах. Список «Справедливой России» в марте прошлого года 2008 зарезали, не пропустили, не допустили до выборов, придравшись к абсолютно смехотворному предлогу. Так что насчет того, что пусть проявят, это вы уж меня извините, попробуй прояви при вашей опеке.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос радиослушателя Валерия Аркадьевича из подмосковного Королева.

Слушатель: Здравствуйте. Вот я, допустим, москвичей не могу назвать москвичами, потому что это временные граждане, которые живут сегодня в Москве. У меня вопрос к Дмитрию Ивановичу такой. Вы прекрасно понимаете, что все то, что натворила фракция в Мосгордуме, которую составляет «Единая Россия», она в принципе не беззубая, напротив, очень зубастая. Она лихо справляется с бюджетом, несмотря на то, что уже потери, есть потери налогов из-за кризиса, нефти, многое другое. Они все равно грызут только для себя. И в этой связи, конечно, стоит утверждать, что пока «Единая Россия» будет в Мосгордуме и вообще, то мы результатов, граждане России в целом, а Москвы тем более нормальных не добьемся.

Дмитрий Катаев: Ну так каких комментариев вы от меня ждете? Может быть за исключением некоторых не совсем парламентских выражений, я с вами согласен.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: Страна, добрый вечер. Вот то, что у нас коррупция начинается с высшего руководства – это видно по нынешнему составу правительства, это видно по нынешнему составу президента, его команды. Что, в Петербурге живут самые умные или больше нет в России людей, нежели только из питерских? И второе. Приезжал Обама, я смотрел, как убого смотрелся так называемый наш назначенный президент. Просто до смешного. Человек, которыйв большой стране прямыми выборами в жесточайшей борьбе стал президентом, вот этого президента действительно хочется написать с большой буквы. А этого даже рука не поднимается писать человека назначенного, тем более такое впечатление, что в Питере какое-то кодло.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Сергей Никитин от фракции КПРФ, член Московской городской думы, считает, что время работает на коммунистов.

Сергей Никитин: Они эти четыре года не теряли зря и работали на авторитет компартии, помогая москвичам – это первое. И второе, то, что ситуация в первую очередь экономическая изменилась таким образом, что она показала бесперспективность того курса, который выбрали теперешние власти и в том числе московские власти. Экономика Москвы в упадке колоссальном, поскольку производительная сфера уничтожена, ориентировка на построение бюджета за сет сырьевых монополий и банковского бизнеса и малого, и среднего бизнеса, которые в условиях этого кризиса легли, показывает, что нужно менять парадигму развития.

Дмитрий Катаев: Вы знаете, я бы не стал сейчас углубляться в идеологические разногласия. Сам я по своим убеждениям демократ и либерал, но депутата Никитина я уважаю. И уж пардон, возьму на себя смелость сказать, что, кажется, и он меня уважает, надеюсь, по крайней мере. Дело сейчас совсем не в этом. Над нами довлеет навязанная нам большевиками борьба бесконечная между левыми и правыми. Ну живут же все цивилизованные страны от Японии до Соединенных Штатов, Европы, Латинская Америка живут, сосуществуют цивилизованно более-менее, люди везде есть люди, но все-таки цивилизованно сосуществуют и левые, и правые. И нам сейчас гораздо важнее, чем доказывать свою левую или правую правоту, нам гораздо важнее добиться в стране нормальной демократии. И не мы, не либералы должны навязывать обществу свою систему власти и не коммунисты, я надеюсь, что мы с ними даже сумеем договориться, а народ должен выбирать систему власти, та, которая его устраивает. А народ за редкими исключениями историческими, мы их знаем, все-таки народ, как правило, выбирает вполне разумную систему. И происходят известные всем колебания немножко влево, немножко вправо, немножко побольше социального, немножко побольше либерального, когда надо производство расширять. Это нормальный исторический процесс для нынешнего, по крайней мере, века.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к гостю Владимира. Замечательный философ, культуролог и писатель Григорий Померанц, человек, который прошел сталинские лагеря, Великую отечественную войну, лишенный профессии в брежневские времена, в своей последней статье с предельной горечью и откровенностью написал что власть в стране захвачена корпорацией бандитов, воров и взяточников. Первый вопрос у меня: почему это именно произошло в России? И второй вопрос: весь мир знает гибельность монополий и всячески с ними борется. Только у меня вот какой вопрос: чем монополия «Единой России» во главе с Путиным лучше, чем монополия КПСС? КПСС, по крайней мере, была партия, представленная народом.

Дмитрий Катаев: Насчет того, что КПСС представлена народом, я бы не совсем согласился. Чем монополия Путина лучше монополии КПСС? Хотя бы тем, что вы имеете возможность позвонить на Радио Свобода и задать этот вопрос. Попробовали бы вы его задать году в 84, дальше психушки мы бы вас не увидели нигде. Нет, разница есть. И не надо зачеркивать все. Да, сейчас уничтожаются демократические достижения начала 90 годов, опять же как бы ни относиться ко всем остальным моментам тех лет, достижениям, провалам, но, безусловно, в смысле демократии мы продвинулись колоссально. Я сам помню, как, будучи в Моссовете, мы начинали регистрацию независимых средств массовой информации, регистрацию общественных организаций. Кстати, тот же Моссовет инициировал в Москве и выборы мэра, и приватизацию жилья, и бесплатный проезд для пенсионеров. Не надо забывать всех этих вещей - это колоссальные достижения и от них пока кое-что остается, хотя убывает с каждым месяцем.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Филиппа Николаевича.

Слушатель: Добрый вечер, Владимир, Дмитрий и все слушающие. Я пожелаю вам, Дмитрий, стать депутатом Московской городской думы от души по всем бескорыстным соображениям. Я знаю, не хуже меня знают все, в том числе и вы, что корысть как опасная бритва, чем сильнее на нее давишь, тем страшнее сбривает. Хочу, чтобы мне и всем москвичам сказали, что если вы станете депутатом, я не сомневаюсь, что вы обязаны стать, и мы будем за вас голосовать, вы будете бороться за пост мэра и потом за пост, полученный вами, убрать Капотню и убрать все страшные заводские дымы, которые влияют на горожан.

Дмитрий Катаев: Спасибо за вопрос. Отвечу: лично я за пост мэра бороться не буду, я не чувствую себя достаточно в силах - это огромная ответственная работа. Но я буду бороться и собственно сейчас борюсь, я об этом говорил, мы референдум пытались организовать, я буду бороться за выборы мэра, и пусть тогда москвичи борются за пост мэра, которого они себе выберут. Что касается Капотни и прочей всей экологии и всех этих, я согласен с вами, безобразий, то здесь два аспекта. Первый, конечно, Московская города дума должна, обязана и не выполняет свою обязанность, заниматься этими проблемами, даже информация в Москве практически недоступна. Во многих местах Москвы ПДК по тяжелым металлам превышено не в разы, не в десятки, а в сотни раз. То есть просто нельзя жить, там опасно жить, смертельно опасно. Но живут и держится все это в секрете, и нет в Москве банка данных по этим вещам. Это с одной стороны. А с другой стороны, нам надо предоставить гораздо больше прав местному сообществу районному, на районном уровне на микрорайонном уровне и многие проблемы такого рода должны решать сами. Завод в Капотне - это вряд ли в полномочиях какого-нибудь района, это городская проблема. Но есть масса чуть поменьше масштабом проблем, которые именно на местном уровне должны решаться, потому что с городского уровня, с высоты 10-миллионого города никогда такие, извините, мелочи не видны. То есть люди должны иметь право и хотеть этим заниматься.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея Ивановича.

Слушатель: Добрый вечер. У меня несколько вопросов к вам. Поломали такие хорошие гостиницы как «Россия», строили в течение нескольких лет, разломали за какие-то месяцы. Разломали «Москва», теперь начали на Тверской улице ломать. Сначала бы сделали, потом ломали. И можно сделать, чтобы люди не искали у частников лиц такие гостиницы, а сделали бы гостиного типа, допустим, однокомнатные квартирки и сдавали на месяц, на два, на год.

Дмитрий Катаев: Это разные совсем вещи. Во всем мире существуют и огромные отели, и такая система сдачи квартир, превращение квартир в мини-гостиницу - это тоже существует во всем мире, особенно в южных странах типа Хорватии, я жил однажды на море. Это просто один из примеров нам рассказывает о том, как работает вертикаль власти. Нет никакой вертикали власти. Мы же видим, что она дает сбои, она просто не работает, не существует. Есть вертикаль коррупции, вертикали власти нет и быть не может. Вот примеры, которые вы привели, а сколько еще есть примеров. Это знаменитый наш «Монорельс», пробки московские, во сколько обходится московское строительство. И вообще, о какой вертикали кроме коррупции можно говорить, когда в 96 году Генеральная ассамблея приняла правила поведения государственных служащих. И в том числе там много разумных правил, но трудно сказать, выполняет человек или нет. Но есть вещи, которые видны любому. Там, например, требования для государственных служащих высокого ранга публиковать доходы членов своей семьи. Это было принято Генеральной ассамблеей в 96 году. Ну и что мы имеем? Только на днях Елена Батурина опубликовала свои доходы, которые оказались в тысячу раз больше доходов ее супруга. Хотя на самом деле их надо делить пополам, конечно. О чем после этого можно говорить, о какой вертикали?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел спросить: мы видим, что когда в нашей стране приходит к власти та или иная группа, она сразу обставляет как флажками нормативными актами любые действия против ее власти, и мы оказываемся в некоторой дурной бесконечности, в замкнутом круге. И любые протесты против этой власти объявлены незаконными. Как вы считаете, каким образом можно хотя бы на будущее это пресечь? И есть ли выход без социальных потрясений смены власти, которая любые действия объявляет незаконными?

Дмитрий Катаев: Я с вами не согласен, что любая власть себя так ведет. В цивилизованных странах ведет себя совсем по-другому, потому и держится так долго столетиями. Тоже, конечно, не без проблем, но держится. А возьмите у нас в 90 годах, никому не мешали заниматься политикой, организовывать партии, выходить на выборы, проваливаться на них или побеждать. Был очень болезненный, потому что не умели, опыта не было и сейчас нет, очень болезненный, сложный процесс, но это было движение вперед. А сейчас фактически застой нам снова навязывают. Но это именно сейчас это нынешняя власть.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Митрохин, депутат Мосгордумы и председатель партии «Яблоко», предвидит жесткую полемику в ходе выборов.

Сергей Митрохин: У нас кампании всегда жесткие, особенно когда приходится бороться с административным ресурсом. Я думаю, этот ресурс будет задействован на полную катушку на этих выборах. И «Единая Россия» будет пытаться сохранить свои позиции, всем остальным партиям мало не покажется. Увеличила «Единая Россия» размер избирательного фонда до 300 миллионов рублей. Так что можно ожидать, что ее рекламными материалами будут заклеены не только все стены, но еще и тротуары, наверное. Что касается «Яблока», то мы делаем акцент в своей кампании на отчете перед избирателями. Будем говорить о своих конкретных делах, которыми занимаемся в Мосгордуме, а это и есть наша конкретная программа.

Дмитрий Катаев: Ну что же, «Яблоку» есть чем отчитаться перед избирателями, флаг в руки, и я уже говорил, что я в списке «Яблока», и надеюсь, что тоже приму в этом участие.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея Васильевича.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос Дмитрию Ивановичу. Я не согласен с его оценкой деятельности Моссовета, когда они заседали. И вот эти отговорки, что они не знали, не умели. Взявшись за гуж, не говори, что не дюж. Я не хочу вступать в эту полемику - это дело прошлое. У меня вопрос вот какой: Дмитрий Иванович говорит, что он идет снова во власть, чтобы создать условия для москвичей самим выбирать мэра, самим принимать решения вопросов, касающихся их жизни. А кого Дмитрий Иванович считает москвичами? У нас сейчас Москва переполнена людьми, которые вчера приехали с мешком денег сюда в Москву, купили квартиру, зарегистрировались. И они что, москвичи? Помимо того здесь масса трудящихся, гастарбайтеров, не все они нелегалы, там есть значительное количество людей, имеющих московскую регистрацию. Они что, тоже москвичи?

Дмитрий Катаев: Да, они тоже москвичи. Надо развивать эту тему или нет? Думаю, что не надо. Впрочем, я один эпизод расскажу. Два года назад я был в гостях в Калифорнии в апреле и в мае. И в той семье, где я гостил, есть мальчишка, ему было лет 10, он ходит в обычную муниципальную школу. Так вот, все школы штата Калифорния праздновали день независимости Мексики, потому что в Калифорнии очень много мексиканцев и легалов, и как мы понимаем прекрасно, нелегалов тоже, и очень много ребятишек мексиканцев, настолько много, что в этой начальной школе старшие классы еще обычные, привычные для нас, а первый класс одни мексиканские ребятишки, потому что у них в семьях детей побольше, чем у белых американцев, у коренных. И вот они праздновали день независимости Мексики, пели песни мексиканские, танцевали мексиканские танцы. И стояли местные жители, американцы в первом поколении, во втором поколении, и некоторые из них тоже сомневались, правильно или неправильно. Но, тем не менее, они это делают, и таких конфликтов острых у них, слава богу, нет. Нам надо очень этому учиться, а как пойдет этот процесс. Единственное, что я должен сказать, что он должен идти в рамках закона. Но у нас законов приличных нет на этот счет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.

Слушатель: Здравствуйте. Одновременно с выборами предполагалось проведение референдума о выборах московского градоначальника. И прокуратура заявила, что это дело, мол, федеральных властей. У нас в конституции есть такой пункт, что международные законы приоритетны по отношению к законам национальным. Но ведь мы подписали конвенцию о местном самоуправлении, в соответствии с которой городская власть должна избираться. А это у нас как-то придумали, что избираться должна только на федеральном уровне. Спрашивают, кто такие москвичи? А у меня такой вопрос: такой порядок назначения мэра не означает ли вообще ликвидацию Москвы как города в таком средневеково демократическом понимании?

Дмитрий Катаев: Здесь много разных вопросов намешено довольно сложных в этом вопросе. Конечно, если говорить попросту, конечно, Москва как город в средневековом понимании совсем неплохом, между прочим, существовала городская община, опять же со всеми проблемами, но не будем углубляться, вот в таком понимании Москва как город, конечно, не существует. Потому что без выборного мэра это не город в таком смысле. Что касается референдума, то вы попали в самую точку, потому что я один из инициаторов референдума и один, наверное, из основных авторов тех вопросов и законов, которые предлагалось принять этими вопросами. То, что нам сказала прокуратура и не только прокуратура, а Московская городская дума сказала, что это незаконно, что мы нарушаем при этом федеральное законодательство. Причем нам не дали возразить, нам не дали вступить в нормальную дискуссию. У нас есть аргументы абсолютно, как мне кажется, не убиенные в свою пользу. Нам не дали этого сделать. Я, кстати, и сейчас, пользуясь случаем, я обращаюсь ко всем, кто запрещал наш референдум, и к прокуратуре московской, и к управлению Министерства юстиции по городу Москве, и к городской думе, и к управлению государственно-правовому Московской городской думы: давайте проведем публичную дискуссию и мы вам докажем, что наши вопросы референдума были абсолютно законны, а их запрет, наоборот, незаконен.

Владимир Кара-Мурза: Вокруг каких проблем, по-вашему, будет сконцентрирована предвыборная дискуссия в этом году?

Дмитрий Катаев: Это сейчас активно обсуждается в разных партиях естественно. И кстати, в вопросах референдума, о котором только что говорилось, такие вопросы ставятся. Есть два измерения этих вопросов. Первые по существу – безопасность, уровень жизни, пробки, то есть то, что важно москвичу. И другой аспект – инструмент политический.
XS
SM
MD
LG