Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидер "Яблока" Сергей Митрохин: «Я допускаю, что мэр Москвы меня лично не очень любит. Мы все равно будем бороться за то, чтобы фракция была в Мосгордуме"


Сергей Митрохин

Сергей Митрохин

Михаил Соколов: В Московской студии Радио Свобода – лидер партии «Яблоко», депутат Московской городской Думы Сергей Митрохин.

И я начну наш разговор с юбилейной даты, ну, немножечко мы ее пропустили. Сергей Сергеевич, не так давно исполнился год с того момента, как вы возглавили Российскую демократическую партию «Яблоко». И некоторые комментаторы отмечали, что она не то чтобы усилилась, с другой стороны, и не канула в Лету. То есть она жива. Хотя, конечно, были за этот год (я бы обратил внимание) довольно опасные для партии события. По крайней мере, в некоторых регионах люди заметные, региональные политические лидеры партии попали под уголовные преследования. Например, в Карелии Василий Попов или в Москве Иван Большаков. То есть, в общем, давление на партию, безусловно, оказывалось. А как вы оцените этот прожитый год?

Сергей Митрохин: Я думаю, что пока я сдерживаю то обещание, которое дал делегатам съезда, избравшим меня председателем. Я сказал, что считаю одной из самых главных своих задач на этом посту сохранить партию. В контексте того, что произошло с Союзом правых сил, это было совсем не риторическое заявление. Вот сейчас пока удается это сделать. Надеюсь, что и в будущем удастся.

Кстати, у нас прошли выборы, может быть, это не все заметили. Мы пока не смогли активно участвовать в региональных выборах 1 марта, но у нас были победы на муниципальных выборах. В частности, у нас лидер екатеринбургского «Яблока» Максим Петлин победил кандидата от «Единой России» и стал депутатом Городской Думы. Не далее как в минувший выходной на довыборах в Сергиевом Посаде победил тоже на муниципальных выборах Сергей Крыжов, известный подмосковный правозащитник. То есть партия, в общем, не просто сохраняется, но и одерживает победы. Ну, пока, может быть, местного значения, но для нас это все равно важно. Это некий признак того, что партия возрождается.

Михаил Соколов: Да, она возрождается. Но, с другой стороны, есть и критики. Вот сегодня один из старейших челябинских «яблочников» и лидеров Южноуральского отделения партии Алексей Табалов публично заявил о выходе из партии «Яблоко». И он сделал такое заявление: «Яблоко» постепенно превратилось в нечто наподобие секты, где «небожители» окружили себя придворными лакеями, поющими осанны. Партийная «инквизиция», проводя циклические «зачистки» тех, кто позволял себе усомниться в нерушимости культа личности вождя, кто предлагал реформировать партию, привела к обескровливанию организации. Сегодня сделано все, чтобы люди не приходили в партию, а уходили из нее». Как вы относитесь к таким мнениям?

Сергей Митрохин: Когда люди проигрывают во внутрипартийной борьбе, в демократическом состязании, они часто бывают обижены, недовольны. Вот это заявление обиженного человека, который не смог выиграть политическую борьбу внутри Челябинского регионального отделения. Мы понимаем и относимся к этому с сочувствием. Но никакой трагедии для партии в уходе этого человека нет. За последнее время очень много людей пришли в «Яблоко», и на региональном уровне достаточно известные люди к нам приходили. У нас не только не сокращается число наших рядов, но и постепенно увеличивается. А то, что всегда кто-то недоволен, кто-то из-за чего-то уходит, это нормальная жизнь партийного организма.

Михаил Соколов: Но у вас в «Справедливую Россию» в свое время ушли даже сопредседатели – Сергей Попов, Галина Хованская.

Сергей Митрохин: Да, ушли. Ну и что? Партия от этого не так уж много потеряла и продолжает существовать, продолжает работать. И самое главное, мы защищаем права и интересы граждан, на это нацелены наши региональные отделения. Мы поставили жесткие задачи на уровне федерального бюро партии перед региональными отделениями. Мы сказали им, что надо работать непосредственно с людьми. А особенно в условиях, когда нет свободы средств массовой информации в регионах и трудно донести свою позицию, надо работать непосредственно с гражданами, надо защищать права граждан, надо доказывать гражданам, что «Яблоко» - это единственная, по сути дела, партия в стране, которая отстаивает их интересы непосредственно, буквально в каждом дворе.

Кстати, уже упомянутый мною Максим Петлин этим и занимался в Екатеринбурге. Он там остановил несколько точечных застроек, он жестко критиковал «Единую Россию» за невыполнение обещания по монетизации льгот пенсионеров. Она сначала обещала не трогать льготы по проезду, а потом отказалась от этих обещаний. И он этим активно занимался.

Ну а в некоторых отделениях люди считали, что нам не надо всем этим заниматься. Отдельные представители, может быть, даже некоторые лидеры считали, что нам нужно заниматься чем-то другим. А вот эта работа с гражданами, как они считали, это не занятие политической партии. Ну, некоторые из них оказались недовольными в результате, и некоторые вышли из партии, как тот человек, например, о котором сейчас идет речь. Ну, он, наверное, найдет себе применение в другой организации, и мы не будем вступать с ним ни в какие конфликты, будем сотрудничать на другом уровне.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, вы были приглашены на встречу с Дмитрием Медведевым, президентом России, были и на встрече с американским президентом Бараком Обамой. Скажите, по первой встрече, что у вас получилось в этих разговорах, когда «истину царям с улыбкой говорят»? Вам удалось чего-то политически добиться в разговоре с человеком, который как будто бы управляет Россией?

Сергей Митрохин: Я попытался поднять самый главный вопрос. Конечно, вопросов много, но время ограничено в таких ситуациях, и надо выбирать самое главное. Я сказал ему о том, что нынешняя модель государственного управления, которая носит бренд вертикали власти, стала совершенно неэффективной, что под лозунгом вертикали власти было фактически уничтожено в стране разделение властей и, следовательно, упразднен контроль над исполнительной властью со стороны парламента, со стороны суда. И в условиях этой бесконтрольности мы получили коррумпированную бюрократию, которая занимается привычным делом для бесконтрольного чиновника, то есть - ворует. И кроме того, еще и творит произвол по отношению к гражданам.

И в качестве иллюстрации этого тезиса я предложил президенту рассмотреть десятки обращений граждан по поводу массового нарушения их прав. Мы отобрали именно те случаи, когда массовые нарушения прав граждан в самых разных сферах, но в основном, кстати, это имущественные права, лишение собственности, это те случаи, по которым не удалось гражданам найти справедливости ни в судах, ни в правоохранительных органах, ни у губернаторов, ни у кого. Вот я ему сказал: «Что с этим делать? В стране массовое бесправие. Ваша вертикаль, которая построена сегодня в России, она приводит к таким результатам».

Михаил Соколов: И что ж он вам ответил?

Сергей Митрохин: Во-первых, он сказал, ничего плохого в вертикали нет. «Что, должна быть некая горизонталь что ли?», - он сказал. А я говорю: «Должно быть разделение властей». Он говорит: «Это другой вопрос». И здесь я понял, что, видимо, президент вот так рассматривает ситуацию, что нет проблемы с контролем над бюрократией.

Михаил Соколов: То есть вы его не убедили?

Сергей Митрохин: Видимо, в этом вопросе я его не убедил. Хотя я ему сказал, что «я согласен с вашим тезисом о необходимости модернизации экономики России, но невозможно модернизировать отдельно взятую экономику, если у вас нет современного государства. Главный принцип современного государства – это разделение властей. В России его нет. Нельзя при таком архаическом государстве модернизировать экономику». И мне кажется, что он к этим словам прислушался, хотя прямо он на них не отреагировал.

И еще он интересную вещь сказал. Вот тут проявилось радикальное расхождение, видимо, между нами в понимании самой роли государства. Он сказал по поводу массового бесправия. Он считает причиной массового бесправия отсутствие у граждан правовой культуры, дескать, граждане еще не научились себя защищать.

Михаил Соколов: Но есть же разные граждане. Может быть, он имеет в виду, что правовой культуры нет у бюрократии, президент России считает?

Сергей Митрохин: Нет, в данном контексте он говорил о том, что нет правовой культуры у самих граждан.

Михаил Соколов: То есть снизу нет? Сами виноваты.

Сергей Митрохин: В некотором смысле, да, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Но мы считаем в партии «Яблоко», что основные механизмы защиты прав граждан все-таки должны существовать в самом государстве, а без разделения властей такие механизмы выстроить невозможно. Он же считает, что у нас вертикаль власти нормально справляется со своими задачами, но вот с правовой культурой, действительно, есть проблемы, и ее надо улучшать. И гражданам, видимо, надо заниматься правовым самообразованием для того, чтобы эти ситуации исправлять.

Что касается политического результата, то прямого политического результата от этого разговора не было. Единственное, что был конкретный практический результат, когда я предложил президенту включать во всевозможные комиссии и советы при президенте представителей оппозиционных партий. Он это предложение принял, дал поручение соответствующее Владиславу Суркову.

Михаил Соколов: И куда вас включили?

Сергей Митрохин: Вот, действительно, недавно пришло к нам предложение направить своих представителей в те группы, которые создаются при комиссии по модернизации экономики. Там по конкретным направлениям создаются рабочие группы. И мы направили туда своих представителей. И направили представителя в Совет при президенте по борьбе с коррупцией. Ну, как это будет работать, какой будет голос, насколько он будет слышен у этих представителей, мы пока не знаем. Все-таки это небольшой, но какой-то шаг в сторону определенного влияния на принятие решений.

Кстати, что касается политического результата, то у меня есть с чем сравнивать. У нас в конце 2000 года была встреча с президентом Путиным, и результат от этой встречи, надо сказать, был сильнее. Потому что тогда удалось предотвратить ликвидацию местного самоуправления в городах. Тогда была такая идея: назначать мэров городов численностью свыше 50 тысяч. И я тогда сообщил Владимиру Владимировичу...

Михаил Соколов: О существовании Конституции?

Сергей Митрохин: ...о существовании Европейской хартии местного самоуправления, которую Россия подписала. Он, действительно, дал ряд поручений, была создана рабочая группа. И потом этот вопрос был проработан юристами. И после этого от этой идеи отказались. Вот это был, действительно, конкретный политический результат. В этот раз такого крупного сравнительно результата не было. Но, с другой стороны, диалог может быть.

Михаил Соколов: Партия-то не в парламенте, а тогда была в парламенте. Вот и результат другой.

Сергей Митрохин: Может быть, это играет роль, да. Но, тем не менее, я считаю, что встреча была полезной, безусловно. И такой диалог вести нужно. И то, что президент был готов к такой встрече и готов к критическим выступлениям, это, мне кажется, все-таки позитивный фактор. Притом, что, конечно, партия «Яблоко» и до этой встречи была, и остается после этой встречи в оппозиции к тому политическому курсу, который проводит и президент сегодня, и премьер-министр.

Михаил Соколов: Сергей, а как все-таки прошла встреча с Бараком Обамой? Меня, честно говоря, вот что удивило. Ну, вы там что-то про противоракетную оборону говорили, Зюганов – про наболевшее, про Кубу, Немцов – про авторитаризм, Каспаров дал список политзэков западному лидеру тех, которые есть в России, за кого бы стоило побороться. Неужели у вас кроме этих ракет ничего не болит такого, о чем хотелось бы сказать?

Сергей Митрохин: В данном случае времени было гораздо меньше, чем в разговоре с президентом России. Надо было концентрироваться на главном. А что такое главное в контексте встречи с американским президентом? Устроить очередной плач по поводу того, что в России нет демократии, что нарушаются права человека? Об этом он и так знает. И кстати, его помощником по России является очень квалифицированный политолог Майкл Макфол, с которым мы давно знакомы. Про все это президент знает. Ну а кроме того, я знал, что другие участники встречи об этом расскажут.

Почему я остановился на противоракетной обороне. Потому что, во-первых, это та сфера, которой президент США сегодня активно интересуется, то есть она ему интересна. Во-вторых, это та сфера, где он действительно может оказать влияние, в отличие от прав человека и от демократии – на это он повлиять никак не может. Скорее, даже наоборот, если он будет резко активен в этом отношении - все станет еще хуже и с правами человека, и с демократией. А вот на вопрос совместного ПРО он повлиять может. И почему этот вопрос поставил я, как председатель партии «Яблоко». Потому что эта идея принадлежит совсем не российской бюрократии, а она принадлежит демократической оппозиции.

Михаил Соколов: Где-то лет 10 назад вы об этом говорили, да?

Сергей Митрохин: 10 лет назад ее выдвинул Григорий Явлинский, она до сих пор остается в международном разделе программы партии «Яблоко». И естественно, я использовал время, отведенное мне, крайне сжатое для того, чтобы повлиять на продвижение этой идеи. Я считаю, что реализация совместного ПРО, как альтернативы одностороннему размещению ПРО в Европе, она полезна для российской демократии тоже. Потому что это такой проект, который мог бы вовлечь нашу элиту в реализацию глобальных идей не путем конфронтации с Западом, а путем сотрудничества с Западом. И это, конечно, резко отразилось бы на самой атмосфере внутри страны.

Михаил Соколов: А некоторые говорят, что вы выступали именно на международные темы, чтобы не раздражать Кремль. В общем, он тоже не против этой ПРО, но на других условиях.

Сергей Митрохин: Ну и хорошо, что Кремль не против этой идеи. Но лучше, если Кремль будет сотрудничать с Соединенными Штатами по реализации идеи, чем раздувать в стране антизападную истерию, потому что Соединенные Штаты в одностороннем порядке размещают ПРО в Европе. Это же лучше. И почему бы не пойти по этому пути? И для нас это важно. Да, мы считаем, что в том климате, который очень часто создается как реакция на такие односторонние шаги Запада, а именно, антизападничество, враждебность ко всему миру окружающему и так далее, в этом климате никакая демократия ни развиваться, ни сохраняться даже в том минимальном, урезанном виде, как сейчас, не может. Эта позиция Запада – вот таких односторонних решений в международной политике – играет на руку нашим ультраконсерваторам, «ястребам» и так далее, и никакой пользы ни для страны в целом, ни для российских демократов от этого нет. Поэтому я сосредоточился на том, чтобы все-таки донести до президента США эту мысль.

Михаил Соколов: Сергей из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Хорошо, что о политике. Но все-таки меня больше интересует экономика. Было бы много денег сейчас в стране – и все вопросы бы в основном были решены. Вот в прошлом году по радио выступали доктора экономических наук, и один сказал, что за предыдущий год налогов и сборов всяких собрано 40%. В это время назначили как раз нового министра по налогам и сборам. Он сказал: «Нет, 60%. Ну, если по больнице, пусть будет 50». Вы представляете, сколько триллионов не поступает в бюджет!..

Михаил Соколов: Сергей, что «Яблоко» предлагает делать в период кризиса? Действительно, доходы падают, российский бюджет в 2009 году недополучит треть доходов по сравнению с 2008-ым, сказал господин Путин как раз нынче.

Сергей Митрохин: Кстати, на встрече с президентом России я передал ему пакет антикризисных предложений партии «Яблоко». И этот пакет состоит из нескольких частей. И ключевое направление в этом пакете – это проект по массовому строительству доступного жилья с использованием тех земельных ресурсов, которые могли бы перейти к гражданам непосредственно бесплатно, но целевым образом и с целью жилищного строительства при поддержке государства. А особенно в части подведения инфраструктуры к этим строящимся домам, в части частичного субсидирования и так далее. Чем этот проект важен. И кстати, многие эксперты с ним согласны. Тем, что именно в период кризиса он необходим как проект, расширяющий внутренний спрос. Потому что одно рабочее место в строительстве создает максимально большое количество мест, по сравнению с другими отраслями, в смежных со строительством отраслях. И это дало бы мощный толчок к оживлению всей нашей экономики, не говоря уже о том, что это открыло бы реальный путь к решению проблемы доступного жилья.

Михаил Соколов: Ирина спрашивает: «А почему вы не обсудили с американцами вопрос ухода от налогов через оффшоры? Их это волнует. И новые налоги не надо вводить в России». Тема хорошая.

Сергей Митрохин: Не надо обсуждать с американцами то, что волнует только их, надо еще обсуждать то, что волнует нас и их одновременно. Тогда будет эффект.

Михаил Соколов: А Россию не волнует, когда уходят от налогов?

Сергей Митрохин: Россию это тоже волнует, безусловно. Но все вопросы обсудить невозможно. У меня было три минуты. Какие еще вопросы вы предлагаете? Вот я считаю, что я обсуждал самый важный вопрос, который является ключевым в международной программе партии «Яблоко».

Михаил Соколов: А Ирина не хочет, чтобы налоги в России повышали.

Сергей Митрохин: Хорошо, Ирина не хочет. Будет в другой раз у меня встреча с Обамой, поговорим и об этом тоже.

Другая мера, которую мы предложили в антикризисном пакете, - это реальная поддержка малого бизнеса, в том числе и имущественная поддержка. Мы предложили передать малому бизнесу в собственность не только помещения, но и земельные ресурсы. И идею народных рынков, кстати, президент поддержал. А также прозрачность тарифов. Вручили закон о прозрачности тарифов, предложили его внести в Думу.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, давайте разберемся. У вас 20-го числа партийная конференция, и вы должны решить, как, в каком виде вы идете на эти выборы. Выборы пройдут в октябре. И уже достаточно много сообщений о том, что вы ведете переговоры с прокремлевской партией «Правое дело». Собственно, один из лидеров, а их там трое, господин Титов рвется возглавить список партии «Яблоко» на этих выборах, а за это партия «Правое дело» не пойдет на выборы. Как вы можете прокомментировать эти сообщения?

Сергей Митрохин: Это только один из вариантов, который сегодня обсуждается. Мы вообще ведем разговор с широким кругом демократических сил. И почему здесь партия «Правое дело» выделяется...

Михаил Соколов: А это демократическая сила?

Сергей Митрохин: Ну, по крайней мере, часть людей, которые ее поддерживают, - это люди демократических взглядов, и мы должны с этим считаться. Эта партия – наследница СПС, кстати.

Михаил Соколов: Частично.

Сергей Митрохин: И она унаследовала значительную часть электората Союза правых сил. А во-вторых, ведь эта партия имеет право выдвижения списка. И мы не можем не считаться с такой партией. Поэтому я не исключаю, что может быть повторена модель, которая была сформирована на прошлых выборах в Мосгордуму, та самая конструкция, которая позволила устранить конкуренцию «Яблока» с правой партией. Тогда правой партией был СПС, а сегодня это «Правое дело». А если та конструкция дала результат, то почему сегодня надо от нее отказываться?.. Все равно же в Московскую городскую Думу пойдет именно «Яблоко». «Яблоко» хочет победить на этих выборах, и мы рассчитываем на победу.

Михаил Соколов: А победить – это что значит?

Сергей Митрохин: Для нас сегодня это, к сожалению, всего лишь сохранить фракцию в Мосгордуме в нынешнем составе – два человека. А для того чтобы два человека остались в Мосгордуме, нужно набрать больше, чем в прошлую Думу.

Михаил Соколов: В прошлый раз было 12%?

Сергей Митрохин: В прошлый раз было 11%, а сейчас нужно больше, потому что «Единая Россия» под себя урезала количество списочников, увеличила число одномандатников, потому что на одномандатных выборах стопроцентный результат в пользу «Единой России» в силу применения административного ресурса.

Михаил Соколов: Вы думаете, ни один одномандатник не пройдет оппозиционный?

Сергей Митрохин: Бесполезно. Даже если у одномандатника оппозиционного будет в 8 часов вечера большинство голосов, то в 12 часов вечера, я вас уверяю, этого большинства не останется.

Михаил Соколов: Это как Николай Губенко, который чуть не победил господина Платонова?

Сергей Митрохин: Не только. Там много и раньше было таких случаев, и в этом можно не сомневаться, нынешняя система выборов так работает по всей России.

Михаил Соколов: Так, может быть, это просто не выборы, а это система сговора с властью? То есть надо договариваться.

Сергей Митрохин: Партия «Яблоко» уже давно сказала, что в стране честных выборов нет. Тем не менее, для того чтобы сохранить партию... Вот я напомнил о своем обещании сохранить партию. Мы должны участвовать в выборах, даже в том, что сегодня выборами не является, вот в этой процедуре.

Михаил Соколов: То есть вы будете договариваться с Юрием Лужковым, у которого все карты на руках?

Сергей Митрохин: Нет, мы договариваться не будем о таких вещах ни с кем. О таких вещах бессмысленно с кем-то договариваться, кроме «Единой России». Поэтому мы будем делать максимально возможное, в том числе, комбинации предвыборные осуществлять для того, чтобы все-таки сохранить фракцию в Мосгордуме и улучшить свой результат.

Михаил Соколов: То есть вы готовы к тому, чтобы господин Титов, который малоизвестен москвичам, пошел первым номером?

Сергей Митрохин: Я сказал, что это всего лишь один из вариантов, который сегодня обсуждается. Давайте не будем забегать вперед.

Михаил Соколов: То есть вы готовы на блок с прокремлевской партией?

Сергей Митрохин: Никаких решений не принято на эту тему.

Михаил Соколов: А платформа есть для союза?

Сергей Митрохин: Нам нужно победить на этих выборах...

Михаил Соколов: Победить нужно с какой-то программой.

Сергей Митрохин: Программа у нас вполне конкретная в Москве. Мы, кстати, собираемся говорить о том, чего мы добились в Москве, - это и есть наша программа. Мы в Москве практически остановили точечную застройку, например, мы остановили так называемые корректировки природных территорий в Москве, когда от них отрезается кусок, и потом неизвестно, где якобы компенсируется. Мы добились введения поста уполномоченного по правам человека в Москве. Мы добились того, чтобы капитальный ремонт оплачивался не за счет собственника жилья, а за счет городского бюджета.

Михаил Соколов: Вы поддержали Юрия Лужкова при его утверждении главой города.

Сергей Митрохин: Да, мы поддержали, потому что мы ведем с властью диалог, я так это называю: стратегия критического диалога. Мы не стесняемся критики ни по каким вопросам. Если вы поднимите любое заседание Мосгордумы или даже просто войдете на сайт «mosyabloko.ru», то вы увидите, как мы критикуем правительство Москвы практически по всем вопросам. Но мы при этом не выходим из поля диалога. Потому что если мы выйдем из этого поля, мы не сможем повлиять на решение ни одного вопроса.

Михаил Соколов: Выйти из поля диалога – это, например, поговорить о роли жены мэра в городской политике откровенно?

Сергей Митрохин: Я, честно говоря, не знаю роли жены мэра в городской политике, уж извините.

Михаил Соколов: А в городской экономике – не знаете?

Сергей Митрохин: Я говорю только о тех вопросах, в которых я компетентен. Мы постоянно, например, жестко очень критикуем бюджетную политику московского правительства, и кстати, добились того, что многие расходы, которые москвичам не нужны, были из бюджета исключены. Мы критикуем, естественно, вопросы градостроительной политики, и очень серьезно критикуем. И весь градостроительный комплекс ненавидит фракцию «Яблоко» за то, что она отстаивает интересы москвичей в борьбе со строительным комплексом. Благодаря чему мы, например, конкретно остановили 100 точечных застроек. То есть мы, в принципе, их прекратили, добились принятия постановления 714, в том числе и потому, что проголосовали за Лужкова. Но конкретно мы еще 100 строек остановили. И конечно, это вызывает яростную реакцию на само существование нашей фракции в Мосгордуме со стороны огромной армии московских чиновников. Дело даже доходит до того, что префекты приходят на мои встречи с избирателями и вступают со мной в драку.

Михаил Соколов: А Митволь с вами еще не дерется, префект Северного округа?

Сергей Митрохин: Я надеюсь, что Митволь будет серьезным исключением из этого ряда.

Михаил Соколов: А он же хотел в вашу партию войти.

Сергей Митрохин: Это свидетельство того, что проводится обновление кадровое в аппарате и в структуре московской власти. И мы, кстати, эти шаги приветствуем. И уж как минимум, я надеюсь, не будут вырубаться природные зоны или захватываться в Северном округе, как это происходит, например, в Северо-Западном округе, где мы боремся с незаконными застройками в ряде природных зон. А также в парке Москворецком, например, где мы останавливаем такие застройки. Кстати, мы спасли от вырубки, например, сиреневый сад в Москве, мы спасли от вырубки парк Садовники на Юге Москвы.

Михаил Соколов: Я понимаю, что вы много чего спасли. Вы говорите, что ваша партия оппозиционная, конструктивно оппозиционная. Господин Титов, который претендует на первое место в вашем списке за неучастие «Правого дела», говорит, что он с мэром хочет договариваться, вопреки другим двум сопредседателям – господину Гозману и господину Бовту, которые говорят, что на выборы надо идти с резко критической программой, говорить правду о деятельности Юрия Лужкова в Москве.

Сергей Митрохин: Они говорят о том, что они идут с резко критической какой-то программой. А наша работа в Мосгордуме заключается в том, что мы критикуем чиновников, критикуем власть, критикуем городскую политику. Они говорят, а мы это уже делаем. Понимаете?

Михаил Соколов: Я понимаю. А Титов, он такой же, он еще ничего не сделал, но он говорит, что он будет договариваться, что он не будет критиковать, что он не будет бегать на митинги в защиту гаражей.

Сергей Митрохин: Я понимаю, что вам Титов не нравится...

Михаил Соколов: Мне абсолютно все равно! Мне просто интересно понять вашу политику.

Сергей Митрохин: Никто никого и ни в какой список не позвал еще, не принял. Зачем забегать вперед?

Михаил Соколов: А господин Титов рассказывает, как он встречался с Григорием Явлинским.

Сергей Митрохин: Так спросите у него, пусть он вам расскажет.

Михаил Соколов: Он рассказал уже всем.

Сергей Митрохин: Это решение еще не принято. И зачем мы будем его обсуждать?

Михаил Соколов: А оно будет принято или нет?

Сергей Митрохин: Рассматриваются разные варианты. Возможно, и не будет принято.

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, как вы относитесь к такому объяснению, которое тоже есть в прессе, поведения вашей партии: «У вашей партии просто нет денег. Господин Титов богатый человек. Он обещает профинансировать вашу кампанию».

Сергей Митрохин: Ну, это не так. Конечно, в условиях, когда партии, кстати, оппозиционные, у них действительно денег мало, потому что бизнес боится давать деньги оппозиционной партии. Кроме того, у нас сегодня еще и кризис. И в кризисе находится, в том числе, любой бизнес, и тот, который, наверное, спонсирует каких-то представителей «Правого дела», тоже находится в кризисе.

Мы за последнее время проводили активную работу с малым и средним бизнесом. Мы единственная партия в Москве, которая защищала, в том числе, от зачисток, от притеснений со стороны чиновников, от рейдерских захватов защищали малый и средний бизнес, ставили вопросы о том, чтобы реально выполнялся федеральный закон об имущественной поддержке малого бизнеса в Москве. И это, конечно, расширило нашу спонсорскую базу. У нас увеличился приток средств, которые нам направляют предприятия малого и среднего бизнеса, которых «Яблоко» активно защищает. Кстати, «Правое дело» не защищает ни малый, ни средний бизнес.

Михаил Соколов: Сергей Митрофанов как раз интересовался, кто финансирует вашу партию.

Сергей Митрохин: Вот сейчас основной источник – это субъекты малого и среднего бизнеса. Мы, например, даже некоторые рыночные коллективы малого бизнеса спасли в Москве. Например, тот, который расположен на станции метро «Тушинская».

Михаил Соколов: Сергей Сергеевич, а вот мой источник в верхах, скажем так, сообщил, что ваш коллега Сергей Иваненко ходил в Кремль к господину Суркову и просил денег на выборы в Мосгордуму, но получил отказ.

Сергей Митрохин: Это из серии басен Крылова. Вот какой-то источник... Я устал даже реагировать.

Михаил Соколов: А к Суркову не ходят на переговоры представители партии «Яблоко»?

Сергей Митрохин: Я уже не реагирую, когда в прессе все время какие-то источники анонимные сообщают о том...

Михаил Соколов: Такая система, к сожалению.

Сергей Митрохин: А вот у меня есть правило при работе с обращениями избирателей: я анонимки не рассматриваю. Вот назовите конкретно, кто сказал, тогда можно обсуждать.

Михаил Соколов: Вы, как Путин: явки, пароли. Да? Не выдадим.

Сергей Митрохин: Анонимки бессмысленно рассматривать, потому что тем самым помогать кампании «черного» пиара против себя. Зачем? Все это не имеет под собой никакой почвы.

Михаил Соколов: Хорошо. Говорят, что Юрий Лужков очень не хотел вас видеть в Мосгордуме, по крайней мере, во главе партийного списка. Это правда или нет? За вашу активность.

Сергей Митрохин: Я допускаю, что мэр Москвы меня лично не очень любит. Ну что ж, тем не менее, я думаю, что мы все равно будем бороться за то, чтобы фракция была представлена в Мосгордуме, несмотря на то, нравится это кому-то или нет.

Михаил Соколов: То есть Борис Титов – это компромисс еще и с Юрием Лужковым?

Сергей Митрохин: Я же говорю, давайте не будем забегать вперед. Что вы сконцентрировались на Титове?

Михаил Соколов: Времени мало осталось – неделя всего.

Сергей Митрохин: Так за это время мы все решим. И в первую очередь решим в интересах наших избирателей-москвичей.

Михаил Соколов: То есть переговоры в самом разгаре, я так понимаю.

Сергей Митрохин: Причем мы ведем переговоры с самыми разными организациями.

Михаил Соколов: А вот «Солидарность», поскольку это не партия, она хочет выставить 10 кандидатов по одномандатным округам. Вы будете с ними как-то согласовывать свои действия?

Сергей Митрохин: Да, мы переговариваем. И даже представители «Солидарности» наверняка будут в нашем списке партийном.

Михаил Соколов: А кого-то вы знаете?

Сергей Митрохин: Например, Дмитрий Иванович Катаев, он очень активный человек, его знают многие москвичи, он занимается реальными делами, он помогает гражданам. Он возглавлял при фракции «Яблоко» общественный совет. Именно такие люди нам нужны в списке, которые реально работают, реально приносят пользу москвичам. И здесь для нас не играет роли, к какой организации политической принадлежит этот человек, даже если взгляды этой организации не совсем совпадают с нашими.

Михаил Соколов: Григорий пишет: «В связи с ликвидацией партии СПС отказались ли вы от лозунга «СПС, покайся»? Например, прежде чем поддержать Немцова на выборах мэра Сочи, вы требовали, чтобы он покаялся за предыдущее в Союзе правых сил».

Сергей Митрохин: Требования покаяться мы не выдвигали. Но мы предлагали лидерам СПС, по крайней мере, признать те ошибки, которые сделали лидеры этой партии, находясь у власти, и которые привели к краху демократии в России. Так мы считаем. И мы это требование не снимаем, и оно выдвигается ко всем нашим партнерам по переговорам.

Михаил Соколов: То есть «Солидарности» и РНДС вы опять будете выдвигать (я имею в виду сторонников Касьянова, которые пойдут на выборы) требования, чтобы они что-то такое в своем прошлом осудили?

Сергей Митрохин: Кстати, когда этот диалог проходил в свое время, Михаил Касьянов не отказывался от того, чтобы пойти навстречу в этом вопросе. И сейчас, кстати, мы ведем переговоры и с РНДС, касающиеся одномандатных округов. Я же сказал, со всеми демократическими силами.

Михаил Соколов: А с коммунистами вы ведете переговоры?

Сергей Митрохин: Мы готовы к переговорам с коммунистами по одномандатным, в частности, округам, чтобы оппозиционные партии не мешали друг другу. Да, это было бы вполне разумно.

Михаил Соколов: Скажите, а «Справедливая Россия» для вас серьезный конкурент? Все-таки там лидером, видимо, будет Галина Хованская, бывший член «Яблока».

Сергей Митрохин: Мы рассчитываем на то, что нас поддержат те граждане, с которыми мы реально работали, к которым мы приходили во дворы, в дома, которых мы спасали от строительного рейдерства, с которыми мы стенка на стенку, можно сказать, сталкивались с бандитами, которые работают на частных охранных предприятиях. «Справедливая Россия», по-моему, этими вещами не занималась. Поэтому мы не рассматриваем их как конкурентов.

Михаил Соколов: А ЛДПР – конкурент? Владимир Жириновский во главе списка.

Сергей Митрохин: У нас нет пересечений. Вот если со «Справедливой Россией» можно говорить о каком-то пересечении электората, то с ЛДПР у нас никаких пересечений нет. Они нашими конкурентами не являются.

Михаил Соколов: Мария Ивановна, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Сергеевич, я вас очень внимательно всегда слушаю и с большим, глубоким уважением отношусь. И 4 марта я привезла в Думу обращение к вам с просьбой вмешаться, потому что грубо нарушаются конституционные права моей матери 1918 года, инвалида, участника ВОВ, и несовершеннолетнего ребенка, который живет в тяжелейших условиях. Комнату 12,5 метра с проходным коридором суды назвали «отдельной, изолированной квартирой» и не хотят ничего слушать, ничего не хотят понимать. Но на просьбу, на обращение... уже столько месяцев я сижу и жду, но ничего нет.

Михаил Соколов: Что Марии Ивановне ответим?

Сергей Митрохин: Во-первых, мы детально рассматриваем каждое обращение и по каждому обращению делаем все, что от нас зависит. К сожалению, не всегда и не все от нас зависит. Если есть задержка в ответе, то это только потому, что я не хочу писать отписки, как это делают очень многие депутаты, чиновники и так далее. Формально они что-то отвечают, а по сути – ничего.

Вопросы, связанные с жилищными делами, они исключительно болезненные, и они очень тяжело проходят у нас. Очень часто на эти вопросы мы просто никак не можем повлиять. Вот остановить точечную застройку, разобраться с мошенничествами при создании ТСЖ, например, или разобраться, почему вдруг завысили тарифы невероятно для такого-то дома или такого-то гражданина – это гораздо легче. И навести порядок в таких вопросах гораздо легче, чем в жилищных. Потому что острый дефицит жилья в Москве, доступного жилья практически нет, цены чудовищные на жилье. И в этих условиях, естественно, и город не справляется с удовлетворением спроса на жилье. И суды вынуждены работать так, чтобы не препятствовать что ли исполнительной власти в этих стесненных обстоятельствах. А мы знаем, что суды, к сожалению, далеко не самые независимые в нашей стране.

Поэтому, да, задержки бывают в ответе на такие обращения, к сожалению. Но мы обязательно ваше обращение рассмотрим. Кстати, ко мне поступает наибольшее количество обращений граждан из всех депутатов Мосгордумы. И иногда бывает даже трудновато справиться с этим валом. Помощники работают днями и ночами.

Михаил Соколов: Омар из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Каково ваше отношение к грузино-российскому конфликту? И не хотелось бы вам съездить в Абхазию или Южную Осетию и посмотреть, как там соблюдают мир российские так называемые миротворцы?

Михаил Соколов: За Дмитрием Медведевым. Какова позиция партии?

Сергей Митрохин: Мы свою позицию выражали в то время, когда происходил этот конфликт. Мы тогда сказали, что, действительно, конфликт спровоцировала грузинская сторона. И это, кстати, сейчас признали все международные организации и ведущие страны мира, которые тогда этого не признавали, а сейчас они это признали. Но мы тогда уже говорили о том, что не надо было идти дальше границы Южной Осетии, это мы признавали. Мы считали неправильным признание Южной Осетии и Абхазии, потому что это противоречит позиции России по другим жизненно важным вопросам, в том числе и по вопросу Косово, кстати, и так далее. И мы это все в свое время говорили, вы можете на нашем сайте найти все эти заявления. И мы считаем неправильным нагнетание конфронтации в отношениях с Грузией, вот эти кампании бесконечные то по вину, то по «Боржоми», вдруг признавать их некачественными. Или, например, ограничивать доступ граждан России в Грузию. Все эти меры, в конечном счете, вредят населению России, населению страны. И это совершенно неправильно.

Хотя политику господина Саакашвили «Яблоко», безусловно, осуждает. И в этом смысле мы ближе к демократической оппозиции в Грузии, которая сейчас требует его отставки. Вот к требованию отставки Саакашвили «Яблоко» присоединяется.

Михаил Соколов: И еще один вопрос Сергею Митрохину. Как раз нам напомнили про заявление другого сопредседателя партии «Правое дело» Георгия Бовта. Он предлагает, чтобы общий список на выборах стал шагом к объединению двух партий. То есть вот такое вам условие предлагают. Как вы к этому относитесь?

Сергей Митрохин: Вот объединение партий как раз и невозможно...

Михаил Соколов: А почему можно идти одним списком, а нельзя партии объединить? Сделайте фракцию, правую фракцию, левую фракцию.

Сергей Митрохин: Объединение партий – это вопрос уже глобальный, это вопрос программ. Все-таки региональные выборы отличаются от стратегии общефедеральной и, тем более, на долгие времена. В этом смысле «Правое дело» должно определиться: это оппозиционная партия или она поддерживает основной политический курс власти в нашей стране. С этой точки зрения объединение невозможно, потому что «Яблоко» четко в своих программных документах заявляет о своей оппозиционности. По этой причине, кстати, было невозможно и объединение с СПС раньше. Потому что при всех своих иногда резко оппозиционных всплесках СПС никогда не заявлял и ни в своей программе, и ни в документах, принятых на съездах, о том, что он является оппозиционной партией.

Михаил Соколов: Было бы время, я бы с вами поспорил.

Что вы думаете о ситуации с Черкизовским рынком, который сейчас закрыт? Люди без работы, мигранты по Москве гуляют безработные, какая-то контрабанда арестована. И все это поворачивают не только на владельца рынка, но и на мэра Москвы Юрия Лужкова, который гулял у него на открытии гостиницы в Турции дорогой.

Сергей Митрохин: Мы занимаемся Черкизовским рынком уже пять лет. Конечно, очень удивительно, что только несколько месяцев назад там обнаружили контрабанду, контрафакт. Я об этом знал еще пять лет назад. И я знал, что милиция знает, что это зона криминала, которая фактически живет вне закона какого бы то ни было, даже не всегда соблюдающегося закона, как сегодня в нашей стране. И что там происходят всевозможные преступления, в том числе и уголовные, на которые никто не обращает внимания. А когда у сотрудников милиции, например, неформально спрашивали о том, почему же они не вмешиваются, они говорили: «А нам заявлений никто не писал, поэтому мы не вмешиваемся».

Конечно, в таком виде рынок существовал вопреки обещаниям его закрыть, которые периодически делались, потому что он приносил, и до сих пор, наверное, продолжает приносить огромные доходы огромному количеству людей, огромной армии чиновников. И уже не только московских, а безусловно, и федеральных чиновников. И милиции, которая фактически его «крышевала». И налоговым органам, которые сквозь пальцы смотрели на то, что там идет нелегальная обдираловка. Там с одного торговца за место берут в месяц 150 тысяч рублей. И это происходит в массовом порядке, и налоговые органы как бы этого совершенно не замечают. То есть слишком большое количество людей заинтересованы в продолжении существования Черкизовского рынка в его нынешнем виде. Поэтому я не верю в то, что его закроют в какой-то обозримый период. То есть пройдет эта кампания...

Михаил Соколов: Разойдется на 10 рынков.

Сергей Митрохин: ...рассосется, торговцы разбегутся по другим рынкам, а потом постепенно все восстановится, они вернутся.

А мы в свое время предложили следующий вариант решения проблемы. Ограничить территорию рынка, потому что когда он такой огромный, действительно, сложно контролировать в условиях нашей непрозрачной системы этих инстанций, которые должны следить за порядком. На высвобождающихся площадях строить жилье, причем доступное для москвичей жилье, по городским программам, за счет бюджета, некоммерческое жилье. Потому что в Восточном округе и в других округах Москвы огромный дефицит земли для строительства социального жилья. И все время нам говорят: «Если не точечная застройка, то где же строить?». Вот застроили бульвар Рокоссовского, например, «Зеленая горка» радиоактивная, Рокоссовского, 42. Для обманутых дольщиков надо обязательно строить в охранной зоне Лосиного острова. Мы говорим: «Нет, у вас же Черкизовский рынок, вы же давно обещаете его закрыть. Ну, не надо полностью закрывать, пусть малоимущие граждане пользуются. Вы ограничьте это пространство, а на той территории, которая останется, наведите порядок элементарный, а другую территорию отдайте под массовую жилищную застройку для москвичей». И это сделать можно, потому что там очень сомнительное основание для принадлежности рынка Институту физкультуры. В свое время росчерком пера прежнего префекта это было сделано. То есть здесь, в принципе, можно все решить в интересах москвичей. И главное, действительно, устранить эту криминальную зону.

Михаил Соколов: Александр задает вопрос: «Что с Явлинским?». Действительно, не видим мы Григория Алексеевича Явлинского.

Сергей Митрохин: Григорий Явлинский работает в партии «Яблоко», он является членом политического комитета, он очень активно помогает партии и мне лично. В частности, те материалы, которые мы разрабатывали для встречи с Медведевым и для встречи с Обамой, самое активное участие принял Григорий Явлинский. Он является разработчиком многих документов, которые принимает политический комитет, и это документы очень высокого научного и интеллектуального уровня, и касаются они крупнейших проблем. Вот политкомитет, например, принял очень важное решение по десталинизации не так давно. Все другие политические партии уже забыли о том, что сегодня идет ползучая сталинизация нашего общества, телевидения, государственной политики, образовательной политики и так далее. Только Григорию Явлинскому пришла идея, что этот вопрос надо ставить самым жестким способом. И мы это сделали благодаря ему.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG