Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Дмитрий Медведев дал не ответ


Неожиданный визит российского президента в Южную Осетию вызвал ожесточенные споры среди экспертов

Неожиданный визит российского президента в Южную Осетию вызвал ожесточенные споры среди экспертов

Первый визит Дмитрия Медведева в Южную Осетию с тех пор, как Россия признала независимость республики, вызвал ожесточенные споры среди экспертов. Почему это произошло именно сейчас?

В понедельник президент России побывал в Цхинвали. Визит президента готовился в атмосфере строжайшей секретности. Утром он прибыл самолетом на военный аэродром Моздока и оттуда вылетел вертолетом в Цхинвали. Даже президент Южной Осетии Эдуард Кокойты узнал о визите Медведева меньше чем за час до его прибытия. Неудивительно, что реакция Тбилиси на поездку Медведева была весьма бурной.

Президент Саакашвили прокомментировал приезд российского лидера в Цхинвали будучи в Анкаре – в ходе церемонии подписания межправительственных соглашений о строительстве системы газопроводов "Набукко":

– В тот момент, когда президент маленькой Грузии вместе с другими мировыми лидерами подписывает историческое соглашение о проекте "Набукко", президент великой страны приезжает в Цхинвали и встречается с неумытым бандитом, убийцей Кокойты. Считаю, что это самое позорное пятно в истории российской дипломатии, которую я, кстати, изучал. Не знаю, сказали ли Медведеву по дороге к Цхинвали, что едет он по сожженным грузинским селам и трупам невинных жертв прошлогодней авантюры Путина.

По словам Саакашвили, "возможно, визит Медведева в Цхинвали – реакция на "Набукко" или на визит Обамы в Москву, поскольку Путин, у которого руки чесались довести дело с Грузией до конца, понял, что у него на это просто нет ресурсов".

Председатель парламента Давид Бакрадзе заявил на заседании бюро законодательного органа, что "приезд Медведева в Цхинвали еще раз продемонстрировал: Россия не может быть партнером цивилизованного мира". По мнению одного из ближайших соратников президента Саакашвили Гоки Габашвили, "мы еще раз убедились, что Россия – заклятый враг нашей страны и ее цель – уничтожить грузинскую государственность". А государственный министр по реинтеграции Тимур Якобашвили в интервью Радио Свобода весьма своеобразно прокомментировал это событие:

– Поздравляю вас с визитом Медведева в Цхинвали. Это, наверное, ответ на визит Обамы в Москву и на подписание проекта "Набукко" в Турции. Видать, Медведеву некуда больше ехать, кроме как в Цхинвали. Это, конечно, печально и прискорбно.

Жители Цхинвали приветствуют Дмитрия Медведева
Вместе с тем в Грузии высказываются и иные мнения. Например, вице-спикер парламента от оппозиции Леван Вепхвадзе раскритиковал власти за то, что "бравурными заявлениями после визита Обамы в Москву о том, что "Америка нас не бросила", наши власти размахивали красной тряпкой перед быком, и результат налицо – в виде визита Медведева к сепаратистам".

Военный эксперт, обозреватель Грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе рассуждает о том, почему визит Медведева состоялся именно в этот момент:
Я думаю, что господин Медведев своим неожиданным визитом подчеркнул именно этот аспект - что США будут учитывать интересы России в Цхинвали

– Версии и предположения могут быть разные. Но мне кажется, что господин Медведев хотел этим что-то сказать международному сообществу, которое сейчас дискутирует на тему, что было на самом деле сказано насчет Грузии на встрече Обамы с Медведевым. Тбилиси утверждает, что Обама сказал, что "мы будем защищать Грузию, и в дальнейшем мы будем против аннексии Грузии", а представители Кремля заявляют о том, что США дали слово, что учтут интересы России в Грузии и на Украине в своей внешней политике. Я думаю, что господин Медведев своим неожиданным визитом подчеркнул именно этот аспект - что США будут учитывать интересы России в Цхинвали.

– То есть, это скорее связано с визитом Обамы, а не с "Набукко"?

– Может быть, связано и с "Набукко". Вы знаете, что Россия всегда стреляет так, чтобы убить сразу двух зайцев, и в этом отношении, я думаю, это был вызов странам, которые в обход России пытаются построить этот газопровод. А с другой стороны, показать – кто хозяин на Южном Кавказе и в Цхинвали. Наверное, такой замысел был у этой поездки.

Пресс-секретарь президента России Наталья Тимакова по поводу версии об "ответе на "Набукко" заявила: "Мы не призываем рассматривать этот визит как ответ на что-либо. Когда планировалась эта поездка, мы даже не знали, что в этот день состоится подписание соглашения. Главной целью визита было показать, что решения, принятые Россией в отношении Абхазии и Южной Осетии, неизменны".

Коба Ликликадзе полагает:

– С моей точки зрения, самая лучшая подготовка и мобилизация – это военные учения. А военные учения "Кавказ-2009" были
Единственное, чем занимаются грузинские военные, это роют окопы и готовятся к длительной обороне, вот и все
запланированы с учетом тех ошибок и уроков, которые вынесли российские военачальники во время августовской войны. На оккупированной территории Грузии российские войска очень хорошо оснащены, между прочим, всеми видами наступательного оружия. Они находятся в 35 километрах от столицы Грузии. Так что все это настораживает очень. Что касается Грузии, то я могу вам смело сказать, что наступательного потенциала у грузинских военных почти не осталось, и он был очень мал даже во время августовской войны. Единственное, чем занимаются грузинские военные, это роют окопы и готовятся к длительной обороне, вот и все.


-
Между Гали и Зугдиди
В городе Гали прошла пятисторонняя встреча по предотвращению инцидентов в зоне грузино-абхазского конфликта. На встрече обсуждались организационные вопросы, связанные с работой Смешанной группы. Это первые подобные консультации после признания Россией независимости Абхазии. Прежде грузинская и абхазская стороны периодически встречались при посредничестве российских миротворцев и решали вопросы ситуации в приграничных регионах, но абхазская сторона вышла из данного формата в знак протеста против ввода грузинских формирований в Кодорское ущелье в 2006 году. В ходе встречи, кроме предотвращения инцидентов на границе, обсуждались возможные гарантии безопасности грузинского населения Гальского района и возвращение беженцев. Однако договориться удалось лишь о создании "горячей линии" по обмену информацией о ситуации в приграничной зоне. За кулисами этой встречи в Гали обсуждались какие-то более важные вопросы? На ваш взгляд, имеет ли встреча какое-то значение? Может быть, хотя бы символическое - все-таки первая после войны - или это все мало что значащая формальность?


– Начнем с того, что это имеет, конечно, как минимум символическое значение, потому что долгое время стороны не собирались. Изменение информации о безопасности и отсутствие через некоторое время наблюдателей ООН ставит вопрос о необходимости таких встреч. Потому что население Гали остается без присмотра. Что касается закулисных каких-то тем, какой-то интриги, она существует, потому что на территории Гали сейчас проживают от 40 до 50 тысяч грузин, и вы знаете, что накануне выборов президента Абхазии эти голоса нужны кандидатам. Я хорошо помню, что господин Багапш в свое время пользовался поддержкой именно большей части грузинского населения. Может, будущие выборы подталкивают абхазскую сторону на такие встречи. Все-таки я не соглашусь, что такие встречи не имеют смысла. Эти встречи всегда имеют смысл: они заполняют вакуум. Страшнее всего вакуум, после возникновения которого и происходят столкновения, конфликты и даже войны. Так что встречи нужны, даже если они сразу не приносят никакого результата.

– Очень любопытно, почему часть грузинского населения голосует за Багапша, чем он привлекает их?

– Вы знаете, у Багапша жена – грузинка, и это немаловажно. И с другой стороны, господин Багапш не был таким радикалом. Он хозяйственник, долгое время руководил обкомом Очамчирского района, у него были тесные отношения с грузинским населением, и все хорошо отзывались об этом руководителе. И еще надо отметить факт, что под управлением господина Багапша более или менее спокойно жило грузинское население в Гальском районе. Во всяком случае, не было событий образца 1998, 1993 и 1996 годов, когда на них нападали, когда был абсолютный беспредел. Это, наверное, были маленькие крупицы, из-за чего господина Багапша поддерживали в свое время. Может быть, сейчас кто-то переосмыслит свои действия, но это был факт.

Совместный патруль миссии наблюдателей ООН и полиции в Гали (2005 год)
– Вы сказали, что возникает вакуум и это очень опасно. 15 июля военные наблюдатели ООН и технический персонал миссии по наблюдению в Абхазии покидают бывшую грузинскую автономию, независимость которой признана Россией и частично Никарагуа. Была ли в последнее время эта миссия действительно стабилизирующим фактором в регионе? И ее ликвидация является ли настораживающим, тревожащим фактором, может быть, каким-то предощущением конфликта?


– Я слышал очень много нареканий как с грузинской, так и с абхазской стороны. Вообще-то эта миссия, конечно, делала дело неблагодарное, можно сказать, все их критиковали, но они были наблюдателями. Все об этом забывали, но они должны были наблюдать за ходом выполнения соглашений о прекращении огня. И они всегда выносили на такие четырехсторонние встречи все ошибки сторон. Они иногда еще и помогали людям, страдавшим в этих конфликтных зонах, эвакуировали их на собственных самолетах, на собственных автомашинах, они добирались до Кодорского ущелья, наблюдали, фиксировали все. И было очень много документов предоставлено. И это, естественно, удерживало ситуацию в каких-то рамках. Естественно, наблюдатели не могли брать на себя полицейские функции, это не входит в их мандат. И все-таки, думаю, их уход, конечно, создаст большой, невосполнимый вакуум в отношениях Грузии и Абхазии.


Свою версию причин неожиданного визита Дмитрия Медведева в Южную Осетию предложил Илья Мильштейн.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG