Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги завершающегося весеннего призыва в России


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.

Михаил Саленков: Сегодня в России завершается весенний призыв. Как известно, это был рекордный по численности призыв в Вооруженные силы страны. Число новобранцев увеличится по сравнению с весной прошлого года более чем вдвое - до 305 тыс. человек. Призыв на один год это, как говорят военные, значительно снизило количество уклонистов. Итоги призыва моя коллега Евгения Назарец попросила подвести ответственного секретаря Союза комитетов солдатских матерей Валентину Мельникову.

Валентина Мельникова: Чем больше граждан призывается на военную службу, тем больше в абсолютном исчислении нарушений. По нашим данным, во-первых, очень много больных отправили в войска. По всем регионам есть уже ребята, которые не только в госпитале отлежали, но уже и увольняются по здоровью. Очень много нарушений, связанных с отсрочками, потому что Минздравсоцзащиты не разработало форму, которая подтверждает, что инвалиды, родственники, нуждаются. В войска попали ребята, у которых дома остались тяжелые инвалиды. Конечно, у солдат это вызывает много беспокойства.
Еще мы наблюдали облавы, как это было в 2000-2001 году. Причем, облавы в этот раз по всем большим городам-миллионникам - не только по Москве и Питеру, но и в Челябинске, и в сибирских городах. Когда на улице милиция останавливает ребят призывного возраста, везет их в военкомат, а там быстренько без документов проводят комиссию и отправляют в войска. Причем, это явное нарушение закона о милиции.

Евгения Назарец: Валентина Дмитриевна, еще отмечают, как нечто новое, что в этом году стали призывать людей, бывших судимыми. Насколько я знаю, это и раньше было возможно.

Валентина Мельникова: Я была очень удивлена поднятой Генштабом шумихой, что вот мы призываем с погашенной судимостью. С 1993 года в российском законодательстве, во-первых, лица, у которых судимость погашена, подлежат призыву при прочих равных условиях. Другое дело, там есть всякие криминальные истории, когда кто-то хочет от уголовного дела уйти якобы в армию, или еще что-то, или в военкомат призывают человека, на которого возбуждено уголовное дело. Это бывает. Но всегда в России погашенная судимость являлась основанием для того, чтобы человек дальше шел на призыв. Никаких новостей нет. Никаких изъятий тут не было абсолютно. Другое дело, что, понятно, когда молодой человек отбывает срок в российской тюрьме, то по здоровью он, конечно, уже потом (после тюрьмы или колонии) практически всегда не годен. А так это никогда не было чем-то особенным.
Другое дело, что мы сейчас знаем, что по какой-то причине ребята, у которых когда-то были судимости, которые у них давно погашены, почему-то их отправляют в Северо-Кавказский округ. Так нам говорят сами родители. Там нам телефонируют сами бойцы.
Мне очень обидно, что попали в войска ребята с высшим образованием, многие из которых готовились идти в аспирантуру. Никто из тех, у кого высшее образование, кто к нам обращался, никто по своей специальности не используется.

Евгения Назарец: Из региональных военкоматов они проводят, как это водится, итоговые пресс-конференции. До нас, радиостанции, доходят известия о том, что военкомы отчитываются, что в связи с тем, что срок службы сокращен до одного года, желающих отслужить стало гораздо больше. Ребята буквально сами рвутся в армию, потому что это полезно для карьеры и так далее. Как бы вы оценили подобные рассуждения представителей военкоматов?

Валентина Мельникова: Военкоматы давным-давно запустили дэзу - лучше отслужить сейчас год, а на следующий призыв у нас будет три года. Эта история началась в 2008 году, и она продолжается. К сожалению, на эту дурацкую уловку попадают очень часто именно родители, причем, в войска отправляют своих детей, не годных по здоровью. У нас тут посетительница была на днях. У мальчишки явно было тяжелое заболевание неврологическое. Она его уговорила. Теперь, естественно, у него был там срыв в воинской части. Он лежит в больнице.

Евгения Назарец: Из Петербурга от нашего корреспондента пришло сообщение, что местный Комитет солдатских матерей начинает кампанию за пропаганду альтернативной гражданской службы. Даже, дескать, там имеет место история, когда юрист Комитета солдатских матерей выбрал альтернативную гражданскую службу. Как вы полагаете, какие-либо кампании по пропаганде альтернативной гражданской службы могут изменить ситуацию в этой сфере?

Валентина Мельникова: На мой взгляд, в России закон об альтернативной гражданской службе никуда не годится. Сейчас во время кризиса, когда рабочих мест нет, когда зарплата маленькая, когда ребят направляют в другие субъекты Федерации, я не вижу перспектив. Противопоставить вот этому всего призывному безобразию, призывному рабству, Россия должна только добровольную профессиональную военную службу. Другого выхода нет. Проведя кампанию за альтернативную гражданскую службу, мои коллеги фактически поддерживают сам призыв комплектования по насильственному призыву как таковому. А Союз комитетов солдатских матерей является принципиальным противником системы призыва, потому что она себя изжила, потому что она делит военнослужащих на несколько сортов - офицеры (белая кость), солдаты по контракту, у которых есть какие-то права, и абсолютно бесправные, хуже, чем зэки, солдаты по призыву. Эта система не должна существовать в России.
XS
SM
MD
LG