Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В дело пошло национальное благосостояние


Директор по макроэкономическим исследованиям ГУ ВШЭ Сергей Алексашенко

Директор по макроэкономическим исследованиям ГУ ВШЭ Сергей Алексашенко

В министерстве экономического развития полагают, что потенциала российской экономики достаточно для скорого возобновления роста.


"Можно с некоторой осторожностью говорить о снижении темпов спада в экономике", — заявила в среду министр экономического развития России Эльвира Набиуллина на встрече с представителями Организации экономического сотрудничества и развития, посвященной презентации доклада ОЭСР по экономике РФ. По предварительной оценке министерства, российский валовой внутренний продукт в первом полугодии снизился относительно аналогичного периода прошлого года на 10,1 процента — то есть меньше, чем прогнозировало само ведомство еще на прошлой неделе (10,2-10,4 процента). По мнению госпожи Набиуллиной, потенциал российской экономики позволяет переломить сложившую негативную тенденцию. Так, расчеты МЭР показывают, что в июне очищенное от сезонного фактора промышленное производство выросло по сравнению с маем на 0,8 процента, при том, что в последнем месяце весны "очищенная" промышленность так же демонстрировала рост.


По итогам года в министерстве ожидают увидеть спад ВВП в пределах 8,0-8,5 процента. Как сообщил на прошлой неделе другой представитель финансово-экономического блока правительства вице-премьер Алексей Кудрин, российская экономика покажет положительную динамику по некоторым показателям уже в этом году, так что по итогам следующего прирост ВВП составит около 1 процента.


Директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко в интервью РС оценил описываемую статистику пессимистично:


— Как вы считаете, падение действительно замедляется, и рост не за горами?


— Никаких доказательств того, что спад прекращается, нет. Фаза резкого, быстрого падения, безусловно, закончилась, причем еще в январе-феврале. С тех пор российская экономика медленно так, потихонечку, катится вниз по наклонной плоскости. Собственно, об этом и говорит 10,1 процента падения за первое полугодие — это больше, чем за первый квартал, когда было 9,8 процента. То, что Минэкономики прогнозирует по итогам года 8,-8,5 процента спада, означает, что оно ожидает во втором полугодии роста со скоростью примерно 2-3 процента за год.


— Это объясняется началом пусть медленного, но все же подъема промышленности?


— Мне кажется, что таких данных пока нет. Если убрать сезонность, то роста промпроизводства нет, а в мае так был даже спад.


— В связи с обсуждением бюджета на будущий год все чаще упоминается тот факт, что Россия впервые за 11 лет может выйти на рынок внешних заимствований. Говорится, правда, неофициально, что правительство стоит перед дилеммой: то ли активнее расходовать средства Фонда национального благосостояния, то ли больше одалживать. В чем принципиальная разница с точки зрения краткосрочных последствий?

Нужно четко понимать, что Россию ждет дефицит бюджета на протяжении нескольких лет. Минфину придется изыскивать пути привлечения средств с финансового рынка

— Разница в том, что при финансировании дефицита из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния валютные резервы Центробанка не меняются. При этом количество находящихся в обращении рублей увеличивается, то есть давление на валютный рынок возрастает. Если же Минфин занимает деньги за рубежом, то увеличиваются и валютные резервы, и количество рублей, то есть состояние валютного рынка остается более сбалансированным.


— А если одалживать внутри страны?


— Внутри страны практически отсутствуют источники долгосрочных инвестиций. Поэтому заимствования в России возможны только на очень короткие сроки, на год-два, и по гораздо более высоким процентным ставкам, чем на внешних рынках.


— В последний раз Россия прибегала к полноценным внешним заимствованиям в 1998 году. Может быть, и сейчас удастся обойтись?


— Нужно четко понимать, что Россию ждет дефицит бюджета на протяжении нескольких лет. Минфину придется изыскивать пути привлечения средств с финансового рынка. То, что денег Резервного фонда не хватит на финансирование дефицита даже в 2010 году, ясно давно. Многие эксперты предлагали Минфину выйти на рынок в этом году — с тем, чтобы занимать в лучшей ситуации, когда велики остатки Резервного фонда. Минфин по непонятным причинам от этого отказался и теперь планирует выход на финансовый рынок в 2010-м.


— Получается, чем позже мы выйдем на внешний рынок, тем дороже обойдутся эти заимствования, но в то же время пока что Минфин готов "распечатать" Фонд национального благосостояния, но не занимать?


—На самом деле, ФНБ "распечатали" еще осенью прошлого года, когда Минфин разместил средства фонда на депозит во Внешэкономбанке. За счет этого ВЭБ выдавал субординированные кредиты банкам и покупал акции на российском фондовом рынке. Частично эти деньги, видимо, будут возвращены в этом году — если ВЭБ продаст бумаги. Но часть средств вернется только через 10 лет (когда наступит срок возврата субординированных кредитов). Понятно, что формально они числятся как депозит во Внешэкономбанке, но использовать их нельзя. Но пока, как я понимаю, правительство собирается использовать все резервы до конца, то есть не прибегать к внешним заимствованиям до тех пор, пока в ФНБ есть хоть копейка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG