Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мина для военных преступников


Трибунал по военным преступлениям в Чечне - дело нескорое. Но кто-то должен готовить доказательную базу, полагают правозащитники

Трибунал по военным преступлениям в Чечне - дело нескорое. Но кто-то должен готовить доказательную базу, полагают правозащитники

В Московском независимом пресс-центре прошла презентация коллективной монографии под названием "Перспективы привлечения к ответственности российского руководства за военные преступления в Чечне". Выход этой книги - первый шаг в долгом процессе установления многочисленных фактов военных преступлений в ходе вооруженных конфликтов в Чечне.

"Перспективы привлечения к ответственности российского руководства за военные преступления в Чечне" - это объёмный двухтомник, в котором собраны факты, материалы корреспондентов (преимущественно российских изданий), официальные документы, заявления политиков и военных. Рассказывает один из авторов проекта - редактор монографии, председатель Общества российско-чеченской дружбы Станислав Дмитриевский:

- Я хотел поблагодарить Национальный Фонд в поддержку демократии, при поддержке которого была издана эта книга. Это грандиозная помощь, это не просто финансирование издания и работы, а действительно участие во всех наших проблемах. В период подготовки книги наш офис дважды подвергался обыскам и изъятию техники. Нам всячески препятствовали работать. Были сорваны сроки издания. Мы вообще очень беспокоились, что нам не дадут эту работу закончить. Но вот она теперь здесь.

По форме это, как написано в анонсе, коллективная монография. Указано три автора, но были и люди, которые занимались анализом открытых источников информации, которые оказывали нам техническую поддержку. То есть, коллектив состоит, на самом деле, более чем из 10 человек.

Рецензентом монографии стала адвокат Московской городской коллегии адвокатов, комиссар Международной комиссии юристов Каринна Москаленко:

- Это уникальный труд. Разобраны все вопросы исторического контекста. Анализируются все возможные проблематики юридических подходов, вся существующая в России литература. Стасу также пришлось изучить очень много зарубежной литературы, потому что все-таки основная мысль в международном уголовном праве сосредоточена не в России. Разумеется, те конкретные деяния, которые описаны в книге, мы не вправе пока называть преступлениями - это дело судов. Но они как минимум должны предстать перед судом. "Должны предстать" - это все-таки из области благих пожеланий.
Может ли мир - действительный мир, не хрупкий, не разрушаемый мир - основываться на безнаказанности? У кого-то есть сомнения в том, что очень многие преступления в Чечне остались безнаказанными?

А что у нас с реальностью? Два основных дискуссионных вопроса я выделила еще вчера вечером, когда был вал звонков журналистов. Вы реально говорите о трибунале? Вы верите в эту идею? Вы считаете это возможным? Наконец, вопрос - нужно ли будоражить ситуацию, когда установился, как они утверждают, мир? Есть ли он? Может ли мир - действительный мир, не хрупкий, не разрушаемый мир - основываться на безнаказанности? У кого-то есть сомнения в том, что очень многие преступления в Чечне остались безнаказанными? Если есть, обратитесь к решениям Европейского суда по правам человека. Вы увидите там, что некий генерал говорит: "Расстреляйте его". Он не это хотел сказать. Это вообще такая образная фигура речи, эмоциональный всплеск. Но кто-то сказал: "Есть!", чтобы выполнить приказ. И человека после этого не стало.

Станислав Дмитриевский убеждён, что рано или поздно, но собранные многочисленные факты военных преступлений в Чечне будут рассмотрены в судебных инстанциях:

- Наверное, правильнее было бы поработать еще года два-три, или десять-пятнадцать лет. Закрепить доказательства и опросить всех свидетелей, как это должно быть сделано - под видеозапись, с нотариально заверенными показаниями. К сожалению, ситуация была такова, что было необходимо высказаться по возможности быстрее. То, что мы подготовили - это, не побоюсь этого слова, некая в хорошем смысле мина замедленного действия. Или ружье, которое висит на стене, которое обязательно должно выстрелить. Мы не знаем, когда и при каких обстоятельствах - политических или других - появится возможность независимого и беспристрастного рассмотрения этих преступлений. Когда такая возможность появится, мы думаем, что - независимо от того, кто будут эти люди, - они так или иначе будут обращаться к тексту этого исследования. Мы попытались предварительно наметить круг лиц, которым бы уже сейчас - если бы такой суд существовал - могло быть предъявлено обвинение в совершении этих преступлений. Эта ответственность простирается на лиц от уровня непосредственных исполнителей (к сожалению, мы в редких случаях можем установить их имена) до уровня командиров и иных начальников, включая Верховного Главнокомандующего.

Глава правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов полагает, что выход монографии - это только начало большой работы правозащитников по сбору фактов военных преступлений в Чечне, начиная с конца 1994 года.

- Держишь в руках этот труд - и нельзя сказать, что это приятно. Книга сочится кровью. Она полна насилия, беззакония, безнаказанности. Не то слово "приятно". Но ощущение завершенности некоего этапа нашей общей работы - есть. Большое количество фактов, материалов, собранных "Мемориалом", здесь систематизированы и поставлены в общий правовой аспект. Появление этого труда – это и завершение, и начало следующего этапа нашей большой совместной работы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG