Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские политики об убийстве Натальи Эстемировой


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.

Андрей Шароградский: Убийство чеченской журналистки и правозащитницы Натальи Эстемировой вызвало возмущение не только в России. Преступление требуют расследовать официальные представители Белого дома и сотрудники американской правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч". Об убийстве говорят правозащитники, общественные деятели и политики. С некоторыми из них побеседовал корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: У микрофона Радио Свобода - руководитель партии "Яблоко" Сергей Митрохин...

Сергей Митрохин: Конечно, это очередной тяжелый удар по гражданскому обществу в России, по правозащитному сообществу. И это еще один признак того, что у нас в стране государство не работает, и именно правозащитники берут на себя функцию государства и расследуют преступления, заявляют реальные факты, что происходит, например, в той же самой Чечне. А так называемое государство, на самом деле, просто бандит - и за это мстит. И вот результат. Мстит либо напрямую, когда лица во власти причастны к совершению преступлений, как это было с Ларисой Юдиной в Калмыкии, либо мстит косвенно тем, что отказывается защищать от таких людей, которые говорят правду, которые пытаются доискаться до истины, которые хотят раскрыть преступления, совершаемые в том числе и в интересах людей, стоящих у власти. Все это, конечно, очень печально. К сожалению, никаких изменений в этой ситуации мы не видим.

Карэн Агамиров: Тем не менее, люди у власти, и президент, и Бастрыкин, глава СКП, говорят: должно быть расследовано, будет расследовано. Кадыров сказал, что обязательно добьется, что эти нелюди будут пойманы.

Сергей Митрохин: Мы слышали эти обещания много раз, когда был убит Фарид Бабаев в Дагестане, лидер дагестанского "Яблока". Все в один голос сразу сказали, что виновные будут найдены, привлечены к ответственности. В результате дело уголовное фактически развалили. Это делали лица, причастные к преступлению, их родственники и тесно связанные с ними чиновники во власти. Поэтому я, конечно, никаким этим обещаниями не верю. Просто это очередной признак того, что наше государство идет к окончательной деградации, по-другому это расценить нельзя. Ну и конечно, я восхищаюсь мужеством людей, которые в этой ситуации продолжают бороться, отстаивать правду. Такие люди, как Наталья Эстемирова, я думаю, заслуживают просто увековечения в памяти во всех формах.

Карэн Агамиров: Будете продолжать бороться и вы лично, Сергей Митрохин, да?

Сергей Митрохин: Я, безусловно, буду продолжать. И надеюсь, что все-таки общество наконец осознает, что надо выйти из состояния спячки и летаргического сна, потому что из этого сна можно уже и не проснуться потом.

Карэн Агамиров: Предупреждает Сергей Митрохин.
Лидер общероссийского общественного движения "Россия", председатель Государственной Думы России в 1996-2003 годах Геннадий Селезнев - о гибели Натальи Эстемировой...

Геннадий Селезнев: Это было не случайное убийство. Это человек с активной жизненной позицией. Я вообще удивился, как она могла там в условиях того, что бесконечные бандитские разборки идут, нормально функционировать. Кому-то он мешала. И поэтому случилось это вот зверское преступление.

Карэн Агамиров: Уже выдвигаются определенные обвинения, правозащитниками в том числе. Председатель совета правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов обвинил Рамзана Кадырова в этом.

Геннадий Селезнев: Да, потому что ведь убийство, как я понимаю, произошло на территории Чеченской республики, да?

Карэн Агамиров: Похитили ее в Грозном, а убитой нашли в Ингушетии.

Геннадий Селезнев: Для того, чтобы обвинять президента Чеченской республики, нужны серьезные основания. Тут можно о ком угодно думать. Можно думать и о боевиках, которым она, может быть, мешала. Может быть, вообще там, поскольку место женщины, они считают, все-таки быть на кухне, а тут человек проявляет и активность, и ведет большую общественную работу, и популярной становилась... Поэтому сложно сказать, что за мотив был для того, чтобы с ней расправиться.

Карэн Агамиров: Геннадий Николаевич, нет ли такого чувства, что хотят просто запугать народ, запугать правозащитников?

Геннадий Селезнев: Это нельзя исключать. Правозащитное движение никогда особо властями не поддерживалось. Последнее время, правда, как говорится, вроде бы и при президенте есть совет, который возглавляет Элла Памфилова, но вместе с тем правозащитники эти не всегда удобны власти, власти местной и власти республиканской. Потому что они говорят правду, они не играют в политику, они борются за реальные права граждан России на все свободы, от свободы вероисповедания до свободы слова. Поэтому, когда отстраивается управляемая демократия, то, конечно, правозащитники в эту концепцию никогда не впишутся.

Карэн Агамиров: Размышляет Геннадий Селезнев.
Депутат Государственной думы России Галина Хованская тоже всю жизнь защищает людей. Она - в шоке.

Галина Хованская: Вы знаете, у меня действительно был сегодня шок, когда я услышала по радио это известие о гибели замечательного человека. Меня просто поражает то, что опять жертвой становится женщина у нас. Такое впечатление, что женщины вышли на первый край борьбы за права человека и за права людей, в частности, в Чечне и других республиках, "горячих точках". Очень трудно говорить по этому поводу, потому что, кроме слез, сочувствия к близким, которые потеряли такого человека, кроме сочувствия к друзьям и коллегам, просто нечего сказать. Состояние шока просто.

Карэн Агамиров: У вас нет после всего, что происходит, вот еще говорят, будет происходить, эксперты подчеркивают, что это не последнее убийство, так сказать, состояния подавленности? Или все-таки надо бороться, надо переживать все это и вперед все равно идти?

Галина Хованская: Ну, состояние подавленности, оно должно пройти у нас у всех. Потому что я понимаю, что у нас нельзя человека иногда заменить, но нам приходится вот эту опустевшую нишу, правозащитную, очень серьезно опустевшую, нужно ее заполнять. И конечно, нельзя раскисать, нужно продолжать сопротивляться этому злу и нужно защищать людей. Я лично всю жизнь этим занимаюсь, и, в общем, были у меня тоже эпизоды в жизни, к счастью, я осталась жива, но были моменты, когда я переживала, в общем-то... Но в основном я боюсь не за себя, я боюсь только за своих близких, за друзей, за коллег. Я уже привыкла к такому состоянию. Видимо, те, кто погиб, начиная с Анны Политковской, которую я знала, кстати, очень хорошо, и сегодняшняя потеря - видимо, это люди такой категории, которые уже не думают о себе, они думают о других и единственное, за кого опасаются, это опасаются за ближний круг, за близких, за родственников.

Карэн Агамиров: Власти обещают приложить все усилия для раскрытия преступления. Что бы вы этим властям посоветовали?

Галина Хованская: Я бы этим властям посоветовала исполнять свои обещания, начиная с гибели Анны Политковской, по которой тоже было обещаний, но пока, к сожалению, результаты очень незначительны в продвижении расследования.

Карэн Агамиров: Подвела черту Галина Хованская.
Российские политики - об убийстве правозащитницы Натальи Эстемировой.
XS
SM
MD
LG