Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Похороны Натальи Эстемировой прошли в ее родном селе Кошкельды


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие сотрудник грозненского "Мемориала" Усама Байсаев.

Наталья Эстемирова: Потому что у нас получается так, что мы, правозащитники, защищая права человека, боремся против криминала, а это государство борется с нами. Мало того, что там постоянно возбуждаются уголовные дела против правозащитников, так мы не видим расследования, когда убивают. Так и не расследовано убийство Виктора Алексеевича Попкова в 2001 году в Чечне, не расследовано убийство Анны Политковской (суд, который происходит - это фарс), не предпринято никаких серьезных мер по тем расстрельным спискам, которые были опубликованы в интернете, так и не могут найти, кто это сделал, зачем это сделали. Поэтому я ставлю в своей статье в "Новой газете" вопрос, что теперь государство должно решить, с кем оно. Я считаю, что это действительно объявление войны - убийство Стаса.

Дмитрий Волчек: Это был голос Натальи Эстемировой. Запись сделана на похоронах правозащитника Станислава Маркелова в январе этого года. Сотрудница правозащитного центра "Меморила" Наталья Эстемирова дружила с Анной Политковской и Станиславом Маркеловым, вместе с ними занималась расследованиями беззаконий, творившихся в Чечне, и так же, как они, была убита. Сегодня друзья и коллеги прощались с правозащитницей. Похороны Натальи Эстемировой прошли в ее родном селе Кошкельды Гудермесского района. Слово сотрудники грозненского "Мемориала" Усаму Байсаеву...

Усама Байсаев: Мы сегодня с утра с родственниками Наташи Эстемировой были в морге, ждали, пока пройдет вскрытие, только после этого можно было забрать ее тело. Где-то у нас эта процедура продлилась до 12 часов. Потом мы выехали в Грозный. С трудом уговорили родственников... все-таки по мусульманскому обряду человека надо хоронить до заката солнца. Но, учитывая, что она еще и в морге пролежала, как бы все нарушения нашего обычного порядка захоронения получались. Поэтому мы с трудом их уговорили, чтобы они все-таки заехали в Грозный, потому что звонили оттуда ребята и говорили, что уже у нашего офиса собрались люди, знакомые Наташи Эстемировой, люди, которым она помогала, естественно, сотрудники общественных, правозащитных организаций, которые с ней на протяжении этих последних десяти лет работали. Мы, правда, не знали, что люди там начали собираться с самого утра. Нам казалось, что к нашему приезду только, а оказывается, там своеобразный митинг даже был с самого утра до нашего прихода.
Мы приехали туда, люди подошли, те, кто ждали, родственники разрешили им осмотреть тело. Были плачущие, в том числе и мужчины. Вроде бы горская черта - не плакать, но, по-моему, не сдержать слезы было невозможно, потому что Наташа на протяжении этих лет помогла огромному количеству людей в Чечне. Ее знали и по ее выступлениям, и по ее публикациям, ее знали, как бескомпромиссного и очень доброго человека, потому что она всегда пыталась кому-то помочь, связано ли это с квартирой, связано ли это с похищением человека, с возбуждением какого-нибудь уголовного дела, она всегда готова была помочь. Поэтому людей, которые захотели отдать долг памяти, в этот день было по нынешним временам, когда втроем собраться в Грозном - это уже опасно, очень много, несколько сот человек. Они выразили желание пройти пешком по проспекту Победу, сейчас его называют проспектом Путина, несколько кварталов в знак уважения к ней. Машина, в которой везли ее тело... впереди и сзади шли десятки мужчин и женщин. Самое интересное, что Наташа, несмотря на то, что наш грозненский офис находится фактически за углом от проспекта Победы, самый удобный путь для того, чтобы попасть к центру города, она никогда не ходила ни пешком, ни даже на офисной машине... она в этом проявляла принципиальность. В первый раз ее пронесли по этому проспекту. Мне кажется, что это символично.
После этого мы все, сотрудники "Мемориала", специально прилетевшие из Москвы наши товарищи, коллеги, сотрудники других общественных организаций, те, кто просто хотел отдать долг памяти, были люди из Ингушетии, из Северной Осетии, наверное, приедут не сегодня, так завтра из Дагестана тоже, мы поехали в село Кошкельды, это почти на границе с Дагестаном. Сейчас еду обратно оттуда, уже вечер. Ее должны были вот сейчас... ждали сестру, она должны была прилететь из Екатеринбурга, она уже на подходе была. Вот примерно так прошел наш день.

Дмитрий Волчек: Наталья Эстемирова посещала следственный изолятор и боролась с практикой пыток на допросах, похищений, расстрелов при задержании в Чечне. В распространенном сегодня заявлении "Мемориала" говорится: "Почти 10 лет Наташа была ведущим сотрудником "Мемориала" на Северном Кавказе. Она не только собирала информацию о нарушениях прав человека, она была Правозащитницей с большой буквы, Народной Заступницей. Жители Чечни становились жертвами бомбардировок, зачисток, похищений, пыток, всем им Наташа пыталась помочь. Она требовала от власти невозможного - прекратить беззаконие. Наташе не раз угрожали чиновники всех рангов, но она не видела себя вне работы на родине, в Чечне. Мы знаем, что последнее из подготовленных Наташей сообщений о новых похищениях, о бессудных казнях, о публичном расстреле посреди одного из чеченских сел, вызвало негодование в верхах Чечни. Мы пошли на риск, который оказался неоправданным. Мы очень виноваты. Те, кто убил Наташу Эстемирову, хотели прекратить поток правдивой информации из Чечни. Может быть, им это удалось".
В 2004 году Наталья Эстемирова была удостоена премии "Право на существование", учрежденной парламентом Швеции за выдающиеся взгляды и работы от имени человечества. В 2005 году Европейский парламент наградил ее медалью Роберта Шумана. 5 октября 2007 года в Лондоне Наталье Эстемировой была вручена первая ежегодная премия имени Анны Политковской.
XS
SM
MD
LG