Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Петербургский диалог" в Мюнхене


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспондент Радио Свобода в Мюнхене Александр Маннхайм и профессор Европейского центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла Александр Гарин.

Дмитрий Волчек: В Мюнхене проходит трехдневный, девятый по счету "Петербургский диалог". В этом форуме принимают участие около 100 представителей немецкой и российской элиты. Сегодня президент России Дмитрий Медведев обсуждал вопросы российско-германского сотрудничества с канцлером Ангелой Меркель. За ходом "Петербургского диалога" следит корреспондент Радио Свобода в Мюнхене Александр Маннхайм. Сейчас он на линии прямого эфира.
Александр, как прошел сегодняшний день?

Александр Маннхайм: По словам самой Ангелы Меркель, переговоры были очень интенсивными. Как можно было ожидать, во главе угла были поиски выхода из глобального экономического кризиса. Были обсуждены меры стимулирования российско-немецких торговых отношений, ибо объем товарооборота между обеими странами сократился в первом квартале нынешнего года по сравнению с прошлым годом более чем на 30%. Учитывая эти проблемы, правительство Германии выделило для стимулирования торговых отношений 500 миллионов евро. Речь идет о кредитах немецким и российским предпринимателям. Были подписаны и соглашения о расширении сотрудничества между российскими и немецкими железными дорогами. Подобное соглашение было заключено в отношении расширения крупных аэропортов России и Германии. Было подписано соглашение также о создании совместного энергетического агентства. Большое внимание было уделено проблемам немецкого автоконцерна "Опель". Обсуждались также проблемы безопасности, сотрудничества МВД обеих стран в борьбе с преступностью и многое другое.

Дмитрий Волчек: Вспоминали ли сегодня трагедию в Чечне - убийство Натальи Эстемировой?

Александр Маннхайм: Да, естественно. Немецкие журналисты не преминули затронуть и эту тему. И вот как на этот вопрос отреагировал Дмитрий Медведев...

Дмитрий Медведев: Убийство нашей правозащитницы Эстемировой - конечно, это очень печальное событие, которое должно получить однозначную оценку. Может быть, даже в отличие от других инцидентов, которые, к сожалению, случаются, случаются и в Российской Федерации, для меня совершенно очевидно одно: это убийство связано с ее профессиональной деятельностью. А ее профессиональная деятельность нужна для любого нормального государства. Она делала очень полезные вещи, она говорила правду, она открыто, иногда, может быть, жестко оценивала некоторые процессы, которые происходят в стране, и в этом ценность правозащитников, даже если они неудобны, неприятны власти. Это первое.
Второе, конечно, такого рода преступления не должны оставаться безнаказанными. Это преступление будет расследовано самым тщательным образом. Я вчера сразу же дал поручение нашему председателю Следственного комитета господину Бастрыкину, чтобы он взял это под личный контроль. Сегодня господин Бастрыкин уже находится на месте преступления и занимается этим лично. Вопрос также контролируется Генеральной прокуратурой нашей страны. И я уверен, что убийцы будут найдены.
Что же касается версий, то я думаю, что те, кто совершил это злодеяние, это преступление, рассчитывали именно на то, чтобы были озвучены сразу же самые примитивные и самые неприемлемые для власти версии. Именно поэтому, на мой взгляд, такие преступления совершаются под какие-то события. Это, если хотите, такая провокация. Я уверен, что это преступление будет раскрыто, а лица, его совершившие, будут наказаны в соответствии с российским уголовным законом.

Александр Маннхайм: Так что, по-моему, в целом встреча и пресс-конференция проходили в очень конструктивной и благожелательной атмосфере. Я думаю, вы согласитесь.

Дмитрий Волчек: Соглашусь и замечу, что слова Дмитрия Медведева не похожи на то, что говорил в свое время Владимир Путин в той же Германии об убийстве Анны Политковской. Тогда его слова многих шокировали.
О ходе мюнхенских диалогов я говорил сегодня с профессором Европейского центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла (это в городе Гармиш-Партенкирхен под Мюнхеном) Александром Борисовичем Гариным.
"Петербургский диалог" проходит в девятый раз. Есть ли основания говорить, что нынешняя встреча как-то принципиально отличается от прежних? Были ли какие-то любопытные моменты, на которые вы бы рекомендовали обратить внимание?

Александр Гарин: Любопытным моментом, конечно, является финансовый кризис сегодняшний. Поэтому ясно, что в этом стратегическом партнерстве, как называет немецко-российские отношения Германия, речь идет о том, как выручить себя из этой кризисной ситуации. Поэтому этим определяется реализм, то есть серьезная сторона петербургского форума. Там есть другая сторона, которая для знатоков Салтыкова-Щедрина, конечно, могла бы быть большим поводом к юмору, то есть взаимодействие гражданских обществ, помощь неправительственным организациям и так далее. Но это в сторону.
Вот речь идет о стратегическом партнерстве. Конечно, реальная ситуация состоит в том, что с немецкой стороны подсчитывают, что приблизительно на 10-20% торговля упала в результате финансового кризиса. Что это означает? Это означает, что для Германии, которая мастер по экспорту, собственно, держит на плаву все европейское сообщество, огромный русский рынок, на котором Германия успешно продавала свою продукцию, вот этот рынок замер. И речь шла о том, как согласовать действия российской и особенно немецкой стороны, чтобы дать какую-то кредитную линию и дать бизнесу (не только крупному, но и мелкому) надежду на то, чтобы они не прервали отношения между собой, что, конечно же, было бы плохо для обеих сторон, но особенно для Германии. То есть Германия продает от локомотивов "Сименса" до продукции средних, малых предприятий немецких, и это, конечно, для немецкого рынка крайне важно. Я не говорю о традиционных вещах. Вы спросили меня: что особенного? Вот это особенность. Подписаны разные договора на этот счет, кредитные линии. Все они служат таким вливанием для того, чтобы сохранить на плаву жизнеспособность в том числе и Германии.

Дмитрий Волчек: В частности, была подписана договоренность о создании энергетического агентства. Наверное, знаменательное событие, может быть, его следует рассматривать на фоне недавнего подписания соглашения о строительстве газопровода "Набукко", например.

Александр Гарин: Без сомнения. Да, конечно, Германия - это такой адвокат, мастер по многим стратегическим позициям, мастер по примирению, она примирилась с Францией, с Польшей, рассчитывает на то, чтобы примириться с Россией, и мастер, который действует вот такой дипломатической тихой сапой. С одной стороны, Германия, конечно, разделяет озабоченность Западной Европы, насколько Россия является надежным поставщиком энергии, подписывает "Набукко" - собственно, это стратегия европейская, элементарная диверсификация различных линий снабжения. С другой стороны, вот этот дипломатический момент - не особенно напирать, рассчитывать на конструктивные отношения, рассчитывать на то, что там, где трещит по швам, вот в отношении "Набукко", можно как-то стабилизировать таким совместным форумом.

Дмитрий Волчек: Между тем, политики из европейских стран обратились сегодня к президенту Соединенных Штатов Обаме с открытым письмом, в котором просили НАТО уделить больше внимания безопасности в регионе и противостоять нарастающему запугиванию со стороны России в энергетической сфере, между прочим. Эти призывы адресованы, конечно, не только Соединенным Штатам, но и Европейскому союзу. Слышат ли их немецкие политики?

Александр Гарин: Немецкие политики слышат, но вот немножко надо войти в положение немцев. Все-таки немцы - это идеальный ученик демократический после Второй мировой войны и одновременно двигатель экономики Европейского союза. Поэтому немцы выбрали вот эту конструктивную, медленную, спокойную линию на взаимодействие в том числе с Россией. Они не могут занять позицию, так сказать, морального превосходства, подобную другим странам, потому что своя история очень тяжелая. Поэтому с этой стороны у немцев тихий голос. В этом смысле они понимают озабоченность "большой" Европы, но работают по-своему. Это с одной стороны. С другой стороны, без сомнения, если мы вспомним старую историю, еще и дореволюционную, то, конечно, опять-таки, особая роль Германии для Восточной Европы состоит в том, что Германия дает и цивилизационную модель, как делать государство, и одновременно экономическую модель, от нее эти вещи охотно перенимают. Россия, если бы "Петербургский форум" был серьезным мероприятием, кроме экономики, конечно, должна была бы очень многое перенять в сфере строительства институтов. На бумаге все это есть, для этого он основан, но в реальности это, конечно, карикатура.
XS
SM
MD
LG