Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Солнце и ветры Сахары как конкуренты российскому газу


Ирина Лагунина: В этот понедельник в Мюнхене почти полтора десятка крупных европейских энергетических и электротехнических компаний официально представили проект, предусматривающий поставки в будущем в Европу электроэнергии, выработанной на новых солнечных электростанциях в пустыне Сахара. По прогнозам, проект, в случае реализации, способен обеспечить 15-20% общеевропейского спроса на электроэнергию. Подробнее о проекте – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Проект этот - и масштабный, и вполне очевидный одновременно. Речь идет об использовании лучистой энергии солнца не напрямую – через солнечные батареи, а о так называемых тепловых солнечных электростанциях. С помощью системы специальных зеркал солнечная энергия фокусируется и используется для нагрева воды или другой рабочей жидкости, которая в результате превращается в пар. А дальше – все как на обычной тепловой электростанции: пар вращает турбины, а они – генераторы, вырабатывающие электроэнергию. Наряду с солнечными, планируется строить в пустыне и ветровые электростанции.
Проект предусматривает также строительство высоковольтных линий передачи выработанной энергии – по дну Средиземного моря в страны Южной Европы, а оттуда – в другие страны Евросоюза. Среди участников проекта – обе крупнейших энергокомпании Германии, E.ON и RWE, страховая компания Munich Re, Deutsche Bank, электротехнические компании - Siemens и шведско-швейцарская ABВ, крупнейший в мире производитель оборудования для линий электропередачи. Общая стоимость проекта оценивается пока в 400 миллиардов евро или 550 миллиардов долларов, по текущему курсу.
Сами по себе технологии солнечных тепловых электростанций – не новы. Такие станции, например, еще с 80-ых годов прошлого века работают в американском штате Калифорния и уже лет десять – на юге Испании. Прокладка по дну моря линий электропередачи – тоже далеко не новинка.
Почему тогда нынешний проект – названный Desertec, хотя и рассчитан на десятилетия, был представлен только теперь? Из Берлина – сотрудник частного немецкого Агентства возобновляемых источников энергии Филипп Форер:

Филипп Форер: Да, подобный проект был представлен еще лет семь назад, а сама технология применяется уже давно. За ажиотажем вокруг нынешнего проекта, несомненно, просматриваются два фактора: интересы крупных компаний, участвующих в нем, и осознание того, что традиционные энергоресурсы - исчерпаемы. Значительную роль сыграл и прошлогодний рекордный взлет мировых цен на нефть. Теперь даже Международное энергетическое агентство не исключает, что уже в следующем десятилетии один баррель нефти может стоить под 200 долларов...
Промышленные компании, участвующие в проекте, естественно, хотели бы на нем в дальнейшем неплохо зарабатывать. А, например, страховые компании несут сегодня немалые убытки в результате загрязнения окружающей среды и общего потепления климата. Им приходится возмещать ущерб, нанесенный клиентам наводнениями, ураганами или засухой... Поэтому мотивов участвовать в таком проекте – много...
Наконец, значительную роль в его продвижении сыграет и предстоящая в декабре этого года в Копенгагене Всемирная конференция по охране окружающей среды, на которой, как предполагается, будет разработан новый международный документ, заменяющий Киотский протокол...

Сергей Сенинский: По опыту уже действующих аналогичных проектов в мире - в Калифорнии или на юге Испании – сколь экономически эффективными в принципе оказываются «солнечные тепловые» электростанции?
Другими словами, если их расположить в нужном месте (солнечном в течение всего года), насколько конкурентоспособными по себестоимости вырабатываемой электроэнергии они оказываются по сравнению с обычными тепловыми электростанциями, использующими не солнечный подогрев воды для получения пара, а газе, уголь или мазуте? Или и здесь не обойтись без дотаций государства – как в случаях с ветровой или солнечной энергетикой?

Филипп Форер: Мы исходим из того, что на первых этапах подобные проекты без правительственных дотаций просто невозможны... Однако через какое-то время солнечные тепловые электростанции, несомненно, составят конкуренцию обычным тепловым.
Ископаемые энергоресурсы постоянно дорожают, а солнце Сахары не будет выставлять нам счета. Когда-то солнечная энергия может стать даже более дешевой и надежной, чем вырабатываемая на атомных станциях.
Кроме того, за те несколько десятилетий, пока в Сахаре будут строиться новые солнечные тепловые электростанции, энергокомпании потратят огромные деньги на поддержание и неизбежный ремонт действующих обычных тепловых станций.
По нашим расчетам, благодаря проекту Desertec, можно будет отказаться от строительства почти 300 новых атомных станций, чтобы удовлетворить возрастающие потребности Европы в электроэнергии. Не говоря уже о том, что строительство этих АЭС потребовало бы гораздо больших денег, чем 400 миллиардов евро на проект Desertec.
Наконец, сегодня один киловатт электроэнергии, вырабатываемый на солнечных тепловых станциях, обходится в среднем примерно в 15 центов. Но уже лет через десять он будет стоить вдвое меньше. И если сама солнечная энергия и через 10 лет останется относительно дешевой, то традиционные энергоносители будут лишь дорожать...

Сергей Сенинский: Пока 15 центов за один киловатт – это почти втрое больше средней себестоимости его производства в Европе на обычной тепловой электростанции. А себестоимость производства киловатт-часа на электростанциях, использующих энергию ветра, за последние 20 лет, по данным компании Siemens, снизилась в три раза. В рамках нынешнего проекта его участники пока подписали лишь декларацию о намерениях, чтобы только начать процесс. Из Мюнхена – сотрудник исследовательского института IFO Ханс-Дитер Карл:

Ханс-Дитер Карл: Риски, безусловно, налицо. Я полагаю, что и общая стоимость проекта оценивается пока излишне оптимистично. Ведь опыта реализации столь грандиозных проектов пока не было. И трудно представить, что ранее, скажем, 2030 года такие электростанции могут стать конкурентоспособными...
Кроме того, нельзя не учитывать, что и нынешние, обычные тепловые электростанции отнюдь не исчерпали свой потенциал - применяемые на них технологии можно постоянно совершенствовать. И, конечно, не следует забывать о политической нестабильности в тех странах, через которые будут проложены линии электропередачи от станций, построенных в Сахаре. Так что, как видите, у проекта немало самых разных рисков...

Сергей Сенинский: По оценкам самих участников проекта Desertec, электроэнергия, выработанная в Африке в его рамках, уже через 20-30 лет сможет покрыть 15-20% общеевропейского спроса на электроэнергию...
Сколь реальны в принципе подобные оценки будущей доли "термо-солнечной" энергетики в общей структуре энергетики Европы? Из Испании – профессор Высшей инженерно-технической школы Университета Севильи Валериано Руис, которого считают одним из основоположников испанской солнечной тепловой энергетики:

Валериано Руис: Я - оптимист и многие годы защищал солнечную термальную энергетику. Порой мне казалось, что я пытаюсь сеять хлеб в пустыне... Но теперь я отчетливо вижу первые зеленые всходы...
Однако не стоит полагать, что мы сможем отказаться от угля, нефти или газа в пользу возобновляемых источников энергии. Гораздо выгоднее будет комбинировать самые разные энергоносители, чтобы не зависеть от одного или двух источников энергии...

Сергей Сенинский: Тем не менее, в Испании уже работают несколько солнечных тепловых электростанций разных типов. Сколь эффективными они оказываются?

Валериано Руис: Солнечная термальная энергетика пока обходится дороже даже обычной солнечной энергетики, где используются солнечные батареи. Ученым лишь предстоит убедить в ее перспективности политиков и предпринимателей, ведь в итоге именно солнечная термальная энергетика в дальнейшем, с развитием технологии, станет наиболее рентабельной. У нас, под Севильей, уже работают две таких станции, которые поставляют электроэнергию потребителям, и строятся еще три.
Однако пока бум переживают лишь те гелиостанции, которые используют солнечные батареи. Почему? Ответ прост: сюда выгодно вкладывать частный капитал, так как отрасль получает государственные дотации.
А солнечная термальная энергетика – лишь в начале своего развития. Здесь требуется доработка как самих технологий использования солнечной энергии, так и совершенствование используемых на новых электростанциях турбин...

Сергей Сенинский: В России на фоне нынешнего кризиса образовался даже избыток мощностей, производящих электроэнергию. В таких условиях пропадает всякая мотивация энергокомпаний развивать какую-либо альтернативную энергетику? Или не совсем так? Из Москвы – аналитик по электроэнергетике инвестиционного банка "ВТБ-Капитал" Дмитрий Скрябин:

Дмитрий Скрябин: Везде в мире альтернативная энергетика в любом случае может развиваться пока только при субсидиях. Потому что экономически она пока сама себя не окупает в большинстве случаев. Что касается гидростанций, солнечных батарей, атомной энергии, все это некоммерческие проекты и, как правило, они субсидируются либо за счет тарифов, либо за счет других вещей. В России, учитывая сильное падение электропотребления, действительно образовался избыток мощностей обычных бытовых, я думаю, которых хватит на следующие пару лет. И поэтому сейчас необходимость развития альтернативной энергетики немножко отпала. Более того, альтернативная энергетика или, скажем, целесообразность ее развития диктуется, как правило, ценой на нефть и газ. Если мы увидим нефть двести долларов, то, безусловно, к этим проектам вернутся, и они станут более интересными с коммерческой точки зрения.

Сергей Сенинский: Вы упомянули и гидростанции, на которых производится самая дешевая электроэнергия... Они также не могут возводиться без субсидий государства? И, кстати, компания "Русгидро", объединившая все гидростанции бывшего РАО "ЕЭС России", остается под полным государственным контролем...

Дмитрий Скрябин: Да, безусловно, строительство гидростанций требует субсидий, именно поэтому сейчас «Русгидро» - это фактически монопольная компания, которая управляет гидростанциями в России и владеет, она получает дотации из бюджета в тарифе на строительство станций.

Сергей Сенинский: "Своих" пустынь в России нет. Но рядом - Туркмения и Узбекистан, где солнечной энергии пусть и меньше, чем в Сахаре, но все же немало.
На ваш взгляд, сколь в принципе возможны в этом регионе проекты, подобные нынешнему европейскому Desertec – в Сахаре? Могут ли они стать востребованными, учитывая, что их реализация предполагает формирование, по сути, целого нового сегмента энергетического машиностроения – с созданием новых рабочих мест и разработкой новейших технологий?

Дмитрий Скрябин: Даже не вдаваясь в погодные условия – меньше солнца и так далее, то, соответственно, эффективность проектов гораздо ниже, чем они могли быть в Сахаре. Я думаю, что пока на территории России и в странах СНГ это будет не очень востребовано просто по причине того, что в отличие от Европы в России, во-первых, сохраняется огромный гидропотенциал не использованный, то есть возможность строительства гидростанций как в России, так и в СНГ, то есть можно использовать ресурсы рек. И второй момент – это доступность угля, газа, ископаемого топлива, который пока еще на территории России гораздо дешевле, чем в той же самой Германии. Понятно, когда вы покупаете газ по четыреста евро за тысячу кубов, вы задумываетесь о поставках солнечной энергии из Сахары. Когда у вас газ продается за 50 евро за тысячу кубов, соответственно, просто его сжигаете. Если ситуация изменится и если мы действительно через 5-10 лет увидим паритет стоимости ископаемого топлива в России по сравнению с Европой. То, наверное, в той перспективе такие проекты будут возможны для рассмотрения. Сейчас же пока, наверное, это может быть как некий технический эксперимент.

Сергей Сенинский: Участники проекта Desertec, представленного в начале этой недели в Мюнхене и предполагающего поставки в будущем в Европу электроэнергии, выработанной на тепловых солнечных электростанциях на севере Африке, прогнозируют: новый проект позволит создать почти 2 миллиона новых рабочих мест, а производство соответствующего оборудования может стать одним из ведущих экспортных товаров. Германия уже сегодня является едва ли не крупнейшим в мире производителем как солнечных батарей, так и оборудования для ветровых электростанций...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG