Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хиллари Клинтон: нужна "умная сила"


Хиллари Клинтон, Вашингтон, 15 июля 2009 г

Хиллари Клинтон, Вашингтон, 15 июля 2009 г

В понедельник Барак Обама отметит полгода своего пребывания в должности президента США. За это время ему уже пришлось столкнуться с целым рядом острых международных вызовов, которые можно назвать воспалением хронических заболеваний. Между тем администрация Обамы все еще ищет свой путь в международных делах, продолжает формулировать свои приоритеты и свой план восстановления американского лидерства. Этой теме было посвящено и выступление Хиллари Клинтон в Совете по международным отношениям.

Предваряя встречу, глава Совета Ричард Хаасс перечислил некоторые из стоящих перед Вашинтоном внешнеполитических проблем:

- За последние два десятилетия стало ясно, что окончание эры опасного геополитического противостояния не трансформировалось в эру вечного мира. В портфеле у президента Обамы забот только прибавилось. Помимо беспрецедентных экономических трудностей, Соединенные Штаты должны иметь дело с такими, в частности, проблемами, как Северная Корея, Афганистан, Пакистан, Иран, Ирак, Ближний Восток, Дарфур, Гондурас – и это только некоторые из проблем. Следует назвать и глобальные вызовы - от изменения климата, бедности и коррупции до здравоохранения, терроризма и распространения оружия массового уничтожения. Вызовы, составляющие отличительных черты эпохи. Задача еще более усложняется тем, что американские ресурсы на пределе. Более того, сложился значительный разрыв между серьезностью современных угроз и возможностями существующих региональных и глобальных институтов.

Такова обстановка, в которой Хиллари Родэм Клинтон ходит каждый день на службу. Хиллари Клинтон – 67-й государственный секретарь Соединенных Штатов, 27-й госсекретарь, бывший членом Сената, 15-й от штата Нью-Йорк, третья женщина на этом посту и первая бывшая первая леди. Эти статистические выкладки будут неполными, если не упомянуть, что не менее как шестеро госсекретарей продолжили карьеру в качестве президента.

Из шести госсекретарей, ставших президентами, Ричард Хаасс назвал по именам четверых. Оставшиеся двое – это Мартин Ван Бюрен, который занимал пост госсекретаря в кабинете 7-го президента Эндрю Джексона, и Джеймс Бьюкенен, возглавлявший американскую внешнюю политику при 11-ом президенте Джеймсе Полке и 12-ом Закарии Тэйлоре. Двое будущих президентов, Джон Квинси Адамс и Джеймс Бьюкенен, были послами при дворе соответственно Александра I и Николая I.

Говорит Хиллари Клинтон:
Чем больше государств сталкивается с общими проблемами, тем выше наш шанс и наша ответственность стать лидером в решении проблем сообща с другими странами. Это суть сегодняшней миссии Америки в мире

- Вскоре после того, как я приступила к работе в Государственном департаменте, бывший госсекретарь позвонил мне, чтобы дать совет: не пытайтесь сделать слишком много. Это звучит как мудрое предостережение, если бы только возможно было этому совету последовать. Но международная повестка дня сегодня безжалостна – две войны, конфликты на Ближнем Востоке, продолжающийся напор агрессивного экстремизма, ядерное распространение, глобальный экономический спад, изменение климата, голод, инфекционные болезни, углубляющийся разрыв между богатыми и бедными. И все эти вызовы затрагивают безопасность и процветание Америки, угрожают стабильности и прогрессу. Но это не причина отчаиваться по поводу будущего. Те же самые силы, которые усугубляют наши проблемы – экономическая взаимозависимость, открытые границы, быстрое распространение информации, средств производства, услуг и людей – они же и часть решения проблем. И чем больше государств сталкивается с общими проблемами, тем выше наш шанс и наша ответственность стать лидером в решении проблем сообща с другими странами. Это суть сегодняшней миссии Америки в мире.

Наиболее важные приоритеты администрации Обамы – ядерная угроза и международный терроризм:

- В наших подходах к решению внешнеполитических задач мы должны иметь дело с проблемами спешными, важными и долгосрочными в одно и то же время. Мы вынуждены ставить перед собой многогранные цели, но иметь в виду прежде всего приоритеты, обозначенные президентом Обамой в его речах в Праге, Каире, Москве и Аккре. Мы хотим предотвратить угрозу применения ядерного оружия и построить мир, свободный от этой угрозы. Мы хотим изолировать и разгромить террористов и противостоять агрессивному экстремизму, в то же время обращаясь к мусульманам всего мира.

Соединенные Штаты намерены создавать новую структуру международных организаций, отвечающую вызовам XXI века:

- Как заявил президент Обама на прошлой неделе в Гане, эта администрация будет настаивать на ответственности и прозрачности системы управления и поддерживать тех, кто работает над созданием демократических институтов, где бы они ни жили. Наш подход к внешней политике должен отражать мир таким, каков он есть, а не таким, каким он был когда-то. Не имеет смысла возрождать доктрину концерта великих держав, свойственную XIX веку, или концепцию баланса сил, характерную для XX века. Мы не можем вернуться к стратегии сдерживания времен "холодной войны" или к политике односторонних действий.

Сегодня мы обязаны признать два неизбежных факта, определяющих облик мира. Первое: ни одно государство не в состоянии противостоять глобальным вызовам в одиночку. Проблемы слишком сложны. Слишком много игроков спорят за влияние - от корпораций с их растущей мощью до криминальных картелей, от неправительственных организаций до "Аль-Каиды", от контролируемой государством прессы до отдельных пользователей социальных компьютерных сетей.

Второе. Большинство стран обеспокоено одними и теми же глобальными угрозами, но сталкиваются с препятствиями, обусловленными их индивидуальной историей, географией, идеологией и инерцией. Эти препятствия мешают им перейти к общности интересов, к общим действиям.

Эти два обстоятельства требуют иной глобальной архитектуры, которая побуждала бы государства к сотрудничеству, к принятию на себя ответственности и одновременно не позволяла бы им отсиживаться в стороне или насаждать разногласия и раздоры.
Умная сила - центральное понятие нашего образа мыслей и нашего способа принятия решений. Это означает умное применение всех имеющихся в нашем распоряжении средств, включая нашу способность взаимодействовать

Администрация Обамы не видит необходимости угрожать применением силы, однако и не исключает военную мощь из своего арсенала:

- Наша готовность к переговорам не означает нашей слабости, которой можно воспользоваться. Мы будем без колебаний защищать своих друзей, наши интересы и, прежде всего, наш народ решительно и, если потребуется, всей мощью сильнейших в мире вооруженных сил. Мы не ищем предлога применить силу и не угрожаем ее применением. В этом мы заверяем всех американцев. Создание архитектуры глобального сотрудничества требует от нас проводить верную политику правильными средствами. Я часто говорю об умной силе, потому что это центральное понятие нашего образа мыслей и нашего способа принятия решений. Это означает умное применение всех имеющихся в нашем распоряжении средств, включая нашу способность взаимодействовать. Это означает нашу экономическую и военную мощь, наш дух предпринимательства и новаторства, доверие к нашему новому президенту и его команде. Это означает также умение пользоваться старым добрым здравым смыслом в политике. Это сочетание принципиальности и прагматизма.

На встрече в Совете по международным отношениям много говорили о ближневосточном урегулировании, об Иране. Наконец, дошла очередь и до вопроса о новой стратегии в Афганистане и о вкладе союзников в эту новую стратегию:

Вопрос: Г-жа секретарь, у меня вопрос о дивидендах, которые администрация получает от возвращения к союзническим отношениям. Многие из наших союзников по НАТО определенно одобряют сдвиг в нашей стратегии и подтверждение наших обязательств в целом, предпринятые администрацией. Но, откровенно говоря, ответ был вялый, в смысле участия как в военных, так и в гражданских операциях. Президент Обама охарактеризовал это как первый взнос и сказал, что еще большее впереди, но пока мы видим, как некоторые союзники прячутся за жалобами о том, что они, дескать, еще не наблюдают в полном масштабе гражданский аспект новой стратегии. Так вот, я хотел спросить: ожидаете ли вы второго и третьего взноса от союзников? И не могли бы вы также вкратце обрисовать нынешнее положение вещей. Вы упомянули о направлении дополнительного американского гражданского персонала в Афганистан. А как насчет некоторых наших союзников и партнеров в мире?

Хиллари Клинтон: Я согласна с тем, что это был первый взнос, и на меня он произвел большее впечатление, чем на других, потому что я знаю, как было трудно убедить союзников, которые или считали, что они исключены из процесса принятия решений, или чувствовали, что их вклад недооценивается. Так что у нас было много работы, и эта работа была частью пересмотра общей стратегии. У нас были интенсивные дискуссии с теми союзниками, кто хотел сыграть роль в формировании стратегии, объявленной президентом. Это была сложная задача, поскольку все сталкиваются с глобальным экономическим кризисом. Это было трудно по тем же самым причинам, по каким нам было трудно в нашей собственной стране, когда нам говорили: "Минуточку! Вы находитесь там вот уже скоро восемь лет и теперь посылаете дополнительные войска, запрашиваете новые ассигнования и направляете дополнительный гражданский персонал". И мы должны были отвечать на эти вопросы в нашей собственной стране.

О России речь заходила лишь в контексте региональных проблем, таких, как Иран и Северная Корея.

Этот материал - часть аналитического радиожурнала Ирины Лагуниной "Время и мир". Прослушать его можно здесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG