Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правила поведения милиционера от Нургалиева


Программу ведет Евгения Назарец.

Евгения Назарец: МВД отреагировала на неоднократные общественные и правозащитные акции против произвола милиции, проходившие в последние полгода в Москве и некоторых других городах России. Теперь милиционеры получили письменные наставления от министра, как себя вести с задержанными - более 20 страниц мелким шрифтом. При внимательном прочтении становится ясно, что ничего принципиально нового стражам порядка не предписано. Но текст заявления предписано разместить в комнате для работы с задержанными для ознакомления. Трудно себе представить, что милиционер будет ждать полчаса, если гражданин пожелает с этим длинным наставлением ознакомиться. Но и наличие таких бумаг под рукой уже хорошо, сказал в интервью нашей радиостанции лидер движения за "Права человека" Лев Пономарев.

Лев Пономарев: Конечно, это все декоративные изменения. С одной стороны, неплохо, что будет висеть сейчас в каждой дежурной части милиции правила, по которым милиция должна вести с себя задержанным. Задержанные будут знать, как себя должны вести. Конечно, это надо приветствовать. Но население России ждет других, коренных реформ от милиции. Милиция находится в глубоком кризисе. Это признают все. Это все было ярко продемонстрировано в случае с майором Евсюковым. У нас есть проработанные предложения. Мы их передали в администрацию президента. Я надеюсь, что эта коренная реформа будет решена. Если Нургалиев это не сделает, я уверен совершенно, что под давлением общества коренная реформа будет происходить, но при этом это будет делать другой министр.
Например, я могу озвучить одно из наших предложений. Управление собственной безопасности, которое расследует преступления и жалобы на работников милиции, сейчас подчиняются министру внутренних дел. Совершенно очевидно, его надо вывести из-под министра и передать Министерству юстиции. Принципиально важно разделить эти две структуры. Мне кажется, что большинство деяний, которые совершают милиционеры, не расследуются внутри самой милиции. Может быть, самое серьезное предложение, что милицию нужно сокращать. В большинстве стран Западной Европы, да и в Америке тоже, количество милицейских на душу населения в 3 или 4 раза меньше, чем у нас в России, а количество преступлений там меньше, чем у нас. Полиция работает в несколько раз боле успешно, чем в России. Дело в том, что если бюджет милиции будет сохранен при этом, то можно повысить зарплату в 3-4 раза для милиционеров. Особенно это важно для тех, кто работает на земле. Если такая будет высокая зарплата, будет конкурс.

Евгения Назарец: Можете ли вы сказать, что милиция сама не знает законов, в соответствии с которыми должна обращаться с задержанными?

Лев Пономарев: Я бы так сказал, что, наверное, надо постоянно напоминать, особенно когда перед ними задержанный, беспомощный, у него торчат 100-рублевки из кармана. Наверное, надо, чтобы прямо под носом у каждого милиционера висело это наставление.

Евгений Назарец: В Москве один из громких конфликтов неформальной молодежи с милицией был весной прошлого года. Его последствия имеют широкий резонанс до сих пор. Некоторые из задержанных пошли под суд за нападение на стражей порядка, хотя сами считают себя пострадавшими от милицейского насилия. Московская милиция заслуживает быть упомянутой отдельно, настаивает адвокат Владимир Волков. По его мнению, список правил за личной подписью министра ничего не меняет.

Владимир Волков: Милиция в городе Москве, к сожалению, ведет себя так, как будто они оккупировали нашу столицу. Избиения даже Героев России, чем заканчиваются? Тем, что главный милиционер по городу Москве генерал-полковник Пронин брал под защиту и тех, кто били Талбоева, Героя России, и полковника ВДВ, который покончил жизнь самоубийством. Я могу из своей практики привести пример. Против заведомо невиновного, которого милиция (три человека) избивали 4,5 часа 30 января, завели уголовное дело. А что касается законодательно, так извините, у нас в Уголовном кодексе все прописано давно. Милиция все это дело прикрывает.

Евгения Назарец: Зачем потребовалось составлять еще один документ? По сути он содержит нормативные положения, которые содержатся в существующем уже законодательстве?

Владимир Волков: Да, в Законе "О милиции", в Уголовно-процессуальном кодексе все это уже есть. Я думаю, что господин Нургалиев, обеспокоенный тем, что ему, в конечном счете, могут указать на дверь... Кстати, по Петроградскому, которого 30 января избили, депутат Гудков докладывал то, что случилось с Петроградским. Он был настолько избит, что он до сих пор продолжает лечиться.

Евгения Назарец: В этом наставлении сотрудникам милиции содержится требование предоставлять возможность задержанным сообщать о своем местонахождении, о своем задержании своим родственникам.

Владимир Волков: Это и раньше было! Это все было, это все есть! Они обязаны в первый же часть предоставить человеку связаться со своими родными, связаться с адвокатом и так далее.

Евгения Назарец: Насколько я вас правильно понимаю, публикация этого документа и создание очередного наставления и предписания ничего не изменят?

Владимир Волков: Нет, ничего не изменят. Посмотрите, у нас комиссия Эллы Панфиловой, Общественная палат, в конечном счете, у нас есть уполномоченный по правам человека - это громоотвод, чтобы пустить пыль в глаза иностранному читателю, чтобы они считали, что по Конституции мы являемся демократическим государством.
XS
SM
MD
LG