Ссылки для упрощенного доступа

logo-print



Александр Генис: Книга говорит о том, кто ее читает, часто не меньше, чем о том, кто ее написал. Кстати, именно поэтому далеко не все хотят демонстрировать свои вкусы публично. Первые издания “Гарри Поттера” выходили - в том числе - и в пустых обложках, чтобы не позорить взрослых, читавших детскую книжку. Обратный случай – Теодор Рузвельт. Всю жизнь он возил с собой – и в свое ковбойское ранчо, и на войну, и в Белый Дом, и на охоту – тяжелый сундук с замком, никому не позволяя заглянуть внутрь. Только после смерти Рузвельта выяснилось, что в сундуке лежали его любимые книги, включая Гомера в оригинале. Рузвельт не хотел, чтобы избиратели принимали его за интеллектуала. Сейчас ни одному президенту не позволят сохранить тайны своего чтения. Для наших слушателей их, эти секреты президентских библиотек, раскроет вашингтонский корреспондент “Американского часа” Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: В США относительно недавно установилась традиция публиковать списки книг, которые прочел, читает или собирается прочесть президент. Как правило, пресс-служба Белого Дома делает это перед отпуском главы государства, в августе. Так что скоро мы, вероятно, узнаем, что читает Барак Обама. Многое о его литературных вкусах уже известно. Но сначала вспомним, что читали его предшественники в Овальном кабинете.
Среди американских президентов было немало любителей чтения.

Диктор: Джордж Вашингтон имел в своем доме Маунт-Вернон большую по тем временам библиотеку – почти 900 томов, среди которых были романы, биографии, исторические сочинения, произведения древнегреческих и латинских авторов.

Владимир Абаринов: Но сам Вашингтон читал главным образом книги по сельскому хозяйству, коневодству и военному делу.

Его преемник Джон Адамс в оригинале читал древних латинских авторов и составил инструкцию, как лучше усваивать содержание:

Диктор: “Надо читать в течение часа, потом час размышлять над прочитанным, потом заняться какими-нибудь физическими упражнениями – например, пойти поколоть дрова, а затем вернуться к книге”.

Владимир Абаринов: Адамс оставил множество пометок на полях прочитанных им книг. Эти пометки изданы отдельной книгой. Третий президент Томас Джефферсон был библиофилом и собрал большую библиотеку по всем отраслям знаний. Это собрание стало основой Библиотеки Конгресса.

Диктор: Вопреки распространенному мнению, Джефферсон не подарил, а продал книги Конгрессу – вырученные деньги пошли на оплату долгов, которыми Джефферсон оказался обременен на склоне лет. Сделка стала предметом бурных дебатов в Капитолии: некоторые законодатели находили, что 23 900 долларов за 6000 томов – это чересчур щедро (по нынешнему курсу это почти в 10 раз больше), к тому же в собрании много книг бесполезных, написанных на языках, которыми члены Конгресса не владеют, и даже “подрывной литературы” - сочинений французских философов-просветителей, чьи мысли стали причиной революции.

Владимир Абаринов: Усердным читателем был 13-й президент Миллард Филлмор. Он родился в бедной семье и рано начал трудиться – его отдали в подмастерья портному. Когда поблизости от мастерской открылась библиотека, в Филлморе проснулась страсть к чтению. Он занимался самообразованием, поступил клерком в контору стряпчего и, в конце концов, смог сдать экзамен на адвоката. Именно Филлмор завел библиотеку в Белом Доме.
Авраам Линкольн был знатоком Библии и Шекспира, которого часто декламировал вслух, Вудро Вильсон получал удовольствие от чтения английской классики XIX века – таких авторов, как Вальтер Скотт и Джейн Остин, и классической английской поэзии; Джон Кеннеди обожал детективы, особенно шпионские, Ричард Никсон любил русскую классику и даже называл себя “толстовцем”.
Много читал Рональд Рейган. Однажды его спросили, какие книги он любил в детстве. Он ответил: рассказы о Шерлоке Холмсе, романы Марка Твена о Томе Сойере и Геккельбери Финне, а также вестерны. Но когда в 1988 году Рейган приехал в Москву, он в своих выступлениях цитировал Анну Ахматову, декламировал стихи Пастернака и Евтушенко.


Рональд Рейган:
Мне сказали, что в вашей стране есть популярная песня – возможно, вы ее знаете – в припеве которой повторяется вопрос: “Хотят ли русские войны?” И ответ таков: “Спросите вы у тишины над ширью пашен и полей и у берез и тополей, спросите вы у тех солдат, что под березами лежат, спросите вы у матерей, спросите у жены моей, и вы тогда понять должны, хотят ли русские войны”. Ну а ваши былые союзники? Те, кто обнимал вас на Эльбе? Те, кто погребен в Тихом океане и пал на европейских полях сражений, далеких от родного дома? Что если мы спросим наших матерей, сестер и сыновей – хотят ли американцы войны? Спросите нас, и ответ будет тот же самый, исходящий из каждого сердца.



Владимир Абаринов: А вот еще одна цитата – на сей раз из русской классики.



Рональд Рейган: Я вспоминаю знаменитое место в самом конце гоголевских “Мертвых душ”. Сравнивая свою страну с быстрой тройкой, Гоголь спрашивает, куда она несется. “Не дает ответа, - пишет он – Чудным звоном заливается колокольчик”. Мы не знаем, чем завершится это путешествие, но верим, что надежда на реформы сбудется.


Владимир Абаринов: Конечно, цитаты подбирают помощники, но оратор выбирает из предложенных те, что нравятся ему.

Забавная история произошла однажды с Джорджем Бушем-старшим. Ему задали тот же вопрос, что и Рейгану: какие книги он любил читать в детстве? Буш назвал “Над пропастью во ржи” Сэлинджера. Но когда Буш был подростком, этот роман еще не был написан.

Билл Клинтон глотает книги в невероятном количестве – его собеседникам порой кажется, что он прочел просто все, что написано человечеством; говорят, его невозможно застать врасплох упоминанием какого бы то ни было автора – о каждом он что-нибудь, да знает.

Буш-младший тоже много читает. Чтением 43-го президента заведовала его жена Лора, библиотекарь по профессии. Его любимые жанры – биографии и исторические исследования. Он, например, прочел книгу Эдварда Радзинского об Александре II. Однажды, выступая в брюссельской штаб-квартире НАТО, Буш процитировал Альбера Камю.


Джордж Буш: Мы знаем, что впереди много препятствий, и дорога будет долгой. Как сказал Альбер Камю, “свобода – забег на длинную дистанцию”. Мы вступили в эту гонку надолго, и у нас есть повод для оптимизма.


Владимир Абаринов: Это цитата из повести Камю “Падение”. В русском переводе Наталии Немчиновой более пространный отрывок выглядит так:

Диктор: “Я не знал, что свободу не уподобишь награде или знаку отличия, в честь которых пьют шампанское. Это и не лакомый подарок, вроде коробки дорогих конфет. О нет! Совсем наоборот – это повинность, изнурительный бег, сколько хватит сил, и притом в одиночку... Ты один в мрачном зале, один на скамье подсудимых перед судьями, и один должен отвечать перед самим собой или перед судом людским”.


Владимир Абаринов: На вопрос журналистов, действительно ли президент читал Камю, его пресс-секретарь Тони Сноу ответил, что не только читал, но и обсуждал с ним философию экзистенциализма.

Многие президенты не только любили читать, но и сами отлично владели пером. Вплоть до второй половины XX века президентам не полагалось спичрайтеров, и они, как правило, сами писали свои речи, статьи и вели обширную переписку. Тедди Рузвельт был автором серьезных исторических трудов – он опубликовал в общей сложности около 40 книг и бесчисленное множество статей и даже был избран президентом Ассоциации американских историков. Джимми Картер в отставке стал писателем-натуралистом, романистом и даже поэтом. Его первый роман “Гнездо шершня”, посвященный событиям времен Войны за независимость, вышел в 2004 году, когда дебютанту исполнилось уже 79 лет.

Так какие же книги считает своими любимыми Барак Обама?


Барак Обама: Библия – вот книга, которая в наибольшей степени сформировала меня. Помимо этого, одна из моих любимых книг – “Песнь Соломона” Тони Моррисон. Это просто красивая, очень красивая книга. Во время избирательной кампании я имел случай познакомиться с Тони Моррисон. Она именно такая - элегантная, мудрая, исполненная мысли, какой воображаешь ее. Знаете, это всегда замечательно, когда представляешь человека – и он оказывается именно таким, каким ты его представлял. Трагедии Шекспира, будь то “Гамлет” или “Король Лир”. В каждой из них так много смысла. Можно перечитывать их раз в год и всякий раз находить что-то, чего ты прежде не заметил. Они проникают в самую суть человеческой дилеммы.


Владимир Абаринов: Тони Моррисон – одна из самых титулованных ныне здравствующих писателей США, лауреат Нобелевской премии 1993 года. Романистка не осталась в долгу и, в свою очередь, поддержала кандидатуру Барака Обамы.


Тони Моррисон: Когда он позвонил, я сказала ему, что я не могу делать публичных заявлений в поддержку кандидата. А потом подумала и пришла к выводу: это человек, у которого есть вИдение. Речь идет не просто о заурядных переменах. А кроме того, он великолепный организатор. И знаете, что еще у него есть? Мне 77 лет, я видела много правителей и здесь, и за границей, и многим не хватало именно этого – у него есть мудрость. Этому нельзя научиться, мудрость не приходит с возрастом. Это дар. Мудрыми бывают дети. И это большая редкость. Сначала я думала проголосовать за Хиллари. Для меня неважно, что она женщина. Мне необходимо нечто большее. Одна лишь раса или один лишь пол – этого недостаточно. Мне было нужно что-то еще, и этим “что-то” была его мудрость.


Владимир Абаринов: Литературные критики, прочитав книги самого Обамы и его интервью, составили список книг, оказавших влияние на президента. В этом списке значатся автобиография Махатмы Ганди, избранные сочинения Авраама Линкольна, эссе выдающегося американского мыслителя Ральфа Уолдо Эмерсона “О доверии к себе”, “Моби Дик” Германа Мелвилла, роман Дорис Лессинг “Золотая тетрадь”.

Перед поездкой в Москву обозреватель “Вашингтон пост” Дэвид Игнатиус посоветовал президенту прочесть “Братьев Карамазовых”, особенно легенду о Великом инквизиторе – тогда, дескать, он сможет понять Россию и русских. Неизвестно, последовал ли Барак Обама этому совету, но в своей речи в Российской школе экономики, говоря о русской культуре, он процитировал Пушкина.


Барак Обама: Российская экономическая школа впитала в себя традиции этой великой культуры, но ваша специализация в области экономики не менее важна для будущего человечества. Как сказал Пушкин, “вдохновение нужно в геометрии, как и в поэзии”.



Владимир Абаринов: Это фраза из записных книжек Пушкина. Полностью эта запись звучит так: “Вдохновение есть расположение души к живейшему принятию впечатлений и соображению понятий, следственно, и объяснению оных. Вдохновение нужно в геометрии, как и в поэзии”.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG