Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

1969-й год. Земляне на Луне


21 июля 1969 г. Пилот лунного модуля - Эдвин E. Олдрин-младший

21 июля 1969 г. Пилот лунного модуля - Эдвин E. Олдрин-младший

Исполнилось 40 лет со дня высадки на Луне астронавтов "Аполло-11". В нашей рубрике "Переслушивая Свободу" мы предлагаем вам комментарий Виктора Франка, прозвучавший на наших волнах 27 июля 1969 года.

Виктор Франк: "Земляне на Луне". Под таким заголовком "Правда" сообщила в прошлый вторник о блестящем прилунении американских космонавтов. Я думаю, что не одного меня порадовала установка органа ЦК КПСС к достижению американцев. И особенно хорошо то, что редакция "Правды" назвала американских космонавтов "землянами", то есть, представила их не как граждан государства, с которым у Советского Союза, выражаясь мягко, свои особые счеты, а как сограждан по планете Земля. Вряд ли меня можно будет упрекнуть в излишней язвительности, если я выражу предположение, что высадись первыми на Луне не американские, а советские космонавты, то "Правда" вряд ли назвала бы их "землянами". Но это так, между прочим.

Как бы то ни было, достижения космонавтов и того гигантского коллектива ученых, инженеров и техников, который сделал возможным блестящую операцию трех смельчаков, останется навсегда одним из величайших триумфов человеческого или, скажем, землянского разума. Все это верно. Но мне хочется все же влить небольшую ложку дегтя в ту медовую бочку технического экстаза, которая разлилась теперь по всему земному шару. Сделаю я это не в форме утверждений, а в форме вопросов, и буду счастлив, если кого-нибудь из моих слушателей эти вопросы наведут на раздумья такого же рода, которые нашли на меня в эти дни.

Так вот, так ли в действительности революционно достижение Хьюстоновского вычислительного и командного центра? Представляет ли оно собой принципиально новый шаг в деле освоения природы? Или же, при условии наличия электронно-вычислительных машин, успешное прилунение есть просто логическое продолжение предыдущих экскурсий в комическое пространство - и советских, и американских? Поняли ли ученые, в результате полета, что-то принципиально новое в области строения мира? Знают ли они, например, что такое электричество? Не как действует электричество, а что это такое за сила?

Есть такой старый анекдот. Физик на экзамене вытягивает билет с вопросом "Что такое электричество?". Он мямлит что-то невразумительное, а потом с отчаянием говорит: "Извините меня, профессор, сегодня утром я еще знал, что такое электричество, а сейчас у меня это из головы выскочило". И тогда профессор стучит своим карандашом по столу и, обращаясь ко всему залу, к профессорам и к студентам, говорит: "Господа, произошла катастрофа. Был один человек на свете, который еще только сегодня утром знал, что такое электричество, и вот теперь он это забыл".
Не склонны ли мы все теперь думать, что полет на Луну и прилунение открыло нам тайны этого океана? Не склонны ли мы вообще жертвовать философией в угоду физике?

Я говорю это к тому, что мы все немного опьянели от, казалось бы, неограниченных возможностей наших компьютеров. Не забываем ли мы мудрейшее изречение отца современной физики и астрономии Ньютона: "Чем больше я изучаю природу, тем больше я напоминаю себе мальчика, который копается и собирает ракушки на берегу безбрежного и бездонного океана, и который думает, что, собрав несколько ракушек, он уразумел все тайны этого океана"? Не самое ли главное и для ученного, и для рядового человека сохранить чувство тайны безбрежности и бездонности этого океана? Все равно, как его ни называть - Богом ли, природой ли, непостижимым ли. Не склонны ли мы все теперь думать, что полет на Луну и прилунение открыло нам тайны этого океана? Не склонны ли мы вообще жертвовать философией в угоду физике? Разве мы хоть на одну йоту приблизились, например, к пониманию тайны смерти? И не есть ли факт смерти, ожидающий каждого из нас, одна из главных или даже самая главная тайна ньютоновского океана?

Компьютеры все исчисляют, делают возможным фантастические достижения в области связи. Но могут ли они, например, установить какую-то живую связь с ушедшим от нас близким человеком? Могут ли они объяснить нам ту тайну, которая свершается в момент смерти - разрыв души с телом? Приближают ли они нас хоть на один миллиметр к объяснению факта человеческого существования? Вот загадка. Хитрый Эдип, разреши!

Я - за компьютеры, за науку, за полеты на луну. Я только боюсь одного: как бы не затмили в еще более полной степени эти
Я боюсь одного: того, как бы технологический угар, охвативший теперь весь мир благодаря высадке землян на Луне, не заглушил в еще большей степени, чем до сих пор, человеческих голос
технические достижения основных реальностей человеческой жизни в этом мире. Это процесс не новый. За прогресс науки мы расплачиваемся утратой какой-то жизненной мудрости. Машинный шум заглушает тот тихий голос в глубинах нашего сердца, который говорит нам, например, о том, что можно и чего нельзя делать - по совести, по-божески. Голос совести, голос молчаливого знания. Машины, электронно-вычислительные и другие, - сооружения весьма хитрые, способные на работы, которые человеческий мозг осилить с такой быстротой не может. Но совести у машин нет. Машина не знает, что такое добро и что такое зло. Правда, машина сооружена человеком, а у человека совесть есть или, по меньше мере, ей полагается быть. Но во все большей степени машины из орудий, из творений человека превращаются в его хозяев, и хозяева навязывают своим подчиненным свои собственные критерии, свои собственные изъяны. Человек, сначала увлеченный техникой, а потом ею увлекаемый, рискует забыть свои человеческие критерии и применять критерии машинные. Разве не страшно, например, что во всем свете ученые, химики и биологи, разрабатывают и держат наготове страшные биологические и химические виды оружия. И пусть нам не говорят, что это, мол, делает другая, вражеская сторона, а что, мол, наша сторона только готовится к самозащите. Это делают, пользуясь выражением "Правды", "земляне", люди, но люди уже настолько поглощенные техникой, что явно утратили свой отличительный признак – совесть. А атомные и водородные бомбы? Они еще один разительный пример заполонения человека машинами, заполонения, изменившего весь политический и моральный климат на земле.

Полет трех смельчаков на Луну и работа огромного коллектива машин и людей в Хьюстоне, сделавшая возможным это единственное в своем роде достижение, пока что не предвещает ничего похожего на страшный потенциал бактериологического оружия или водородных бомб. Но у машин своя логика. Рассчитав на свой лад новые возможности, они могут навязать зависящим от них людям свои решения, свои предложения, свои планы, в которых будут все достоинства, кроме одного – человеколюбия, жалости.

Я боюсь одного: того, как бы технологический угар, охвативший теперь весь мир благодаря высадке землян на Луне, не заглушил в еще большей степени, чем до сих пор, человеческих голос.

В мудрейшей книге всех времен, в Библии, перечислены 10 заповедей, которые до сих пор остаются или должны оставаться обязательными моральными правилами для людей. Не по какой-то слепой приверженности к полузабытой теперь религии, а потому, что они как бы суммируют правила духовной гигиены. И вот одно из этих правил гласит: "Не сотвори себе кумира, кроме Господа Бога твоего". То есть, не поклоняйся неживым идолам, ибо у идолов совести нет. Рано или поздно поклонение ложным богам приведет к человеческим жертвам. Совесть же вкладывает в человека единый живой Бог, и если мы от него отворачиваемся и начинаем боготворить идолов, скажем, те же электронно-вычислительные машины, то добром это не кончится. Машины должны быть нашими полезными вьючными животными, но не нашими хозяевами. Будем же об этом помнить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG