Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вия Артмане, "неправильная" звезда


Вия Артмане. Когда "латвийское" еще означало "советское"

Вия Артмане. Когда "латвийское" еще означало "советское"

Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения латвийской актрисы Вии Артмане. Почти 50 лет она проработала в рижском театре имени Яна Райниса, снялась более чем в 40 советских кинолентах.

Самые яркие роли Артмане - в фильмах "Родная кровь" 1963 года, "Никто не хотел умирать", "Емельян Пугачев", "Театр". В советское время Артмане много занималась общественной деятельностью и возглавляла Союз театральных деятелей Латвии. Актриса скончалась в минувшем году. О таланте Вии Артмане говорит рижский кинокритик Абрам Клецкин:

- Она из тех актрис, которые значимы как личности. Они не просто талантливо исполняют свои роли, они несут некое представление о жизни и о времени. Через них проявляется то, что не дается просто талантом, и в этом смысле она очень значительная фигура как для латышского кино и театра, так и с точки зрения представления о самоценности, суверенности личности, что для советского кино было совершенно не характерно. Она происходила из очень простой семьи, билась как могла, отца не видела - и выросла в человека с удивительным, внутренне независимым самосознанием. Поэтому она так популярна. Она сыграла не так много ролей, из них по-настоящему выдающихся, собственно, две. Но стала противовесом почти всем звездам советского кино, которые выглядели "правильными".

Актерам из республик Прибалтики принадлежало в советском кино особое место. В закрытом обществе с ограниченным политическим горизонтом Латвия, Литва и Эстония представали образцом западного общества и европейского сознания. В эфире Свободы - московский киноэксперт Ян Левченко:
Вия Артмане была большой актрисой с царственной статью

- Вия Артмане была большой актрисой с царственной статью. Это, собственно, то, что выделяло ее даже на фоне остальных прибалтийских актеров, которые отличались известным аристократизмом. Клишированное определение вроде секс-символа в данном случае не отражает масштабов ее дарования. Несмотря на свое более чем простое происхождение, Вия Артмане пестовала скорее образ аристократки советского экрана.

Литовские и латвийские актеры - а если мы говорим о прибалтийской актерской школе, то мы имеем в виду их, а не эстонцев, которые находятся несколько в стороне, - всегда снимались в очень специфических ролях. Их порода, если можно так выразиться, даже антропологическая культурная принадлежность заставляла режиссеров использовать их определенным образом. При этом если они играли в советские годы Запад (вернее, обозначали Запад, а не играли), то сейчас, в постсоветские годы, они вдруг осознали, что очень крепко прикипели к Востоку. Это своеобразный двойной провинциализм - без негативного понимания этого термина. Сначала Прибалтика была провинцией по отношению к советской метрополии, там можно было пить кофе и наслаждаться определенными ограниченными свободами. После падения Берлинской стены и после распада Советского Союза Прибалтика оказалась провинцией Западной Европы. Это в известном смысле заставляет актеров, которые завоевали популярность у советского зрителя, продолжать сниматься в постсоветских сериалах.

Вия Артмане остается, на мой взгляд, своеобразной фигурой. У нее чрезвычайно позитивный образ. Вот эта ее позитивность позволяет причислить ее к парадигме звезд по типу Голливуда, какими их выстраивала американская кинематографическая индустрия. Она формирует позитивное отношение к себе, к своим героям и, соответственно, отношение к героям проецируется и на саму актрису. Поэтому к Вие Артмане до самой ее смерти было очень и очень трепетное, очень заинтересованное отношение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG