Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стадия представлений документальных доказательств стороной обвинения в "деле ЮКОСа" затягивается


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: В Москве, в Хамовническом районном суде продолжается второй судебный процесс над Михаилом Ходорковским и Платоновым Лебедевым, и там постоянно присутствует судебный репортер Радио Свобода Марьяна Торочешникова, вот ее свежий репортаж.

Марьяна Торочешникова: Оглашение документов, которые должны свидетельствовать о виновности Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в мошенническом завладении акциями, хищении 350 миллионов тонн нефти и легализации преступно нажитых средств в последние дни проходит довольно бодро. Гособвинители добрались до 116 тома, где содержатся бумаги, изъятые в офисе компании "Прайсвотерхаус Куперс Аудит". Это деловая переписка между Михаилом Ходорковским и аудиторской компанией, консолидированные финансовые отчеты ЮКОСа и прочие деловые бумаги. Чаще всего адвокаты и сами подсудимые обращают внимание суда на то, что прокурор Лахтин оглашает документы не полностью или искажает их смысл (особенно это касается переводов). По этому поводу Платон Лебедев делает бесконечные замечания для занесения в протокол, обращая внимание суда на то, что переводчик неправильно толкует устоявшиеся экономические термины и искажает смысл деловой документации.
Говорит адвокат Елена Липцер.

Елена Липцер: Переводчики умудряются переносить неправильно цифры, либо увеличивая их в сотни раз, либо просто совершенно не те цифры. Откуда они их берут - вообще непонятно. Поэтому, соответственно, тогда меняется вообще сама суть этого документа. Конечно, мы имеем право на вызов и переводчиков, и понятых, поскольку понятые должны подтвердить, что это действительно они присутствовали при этих следственных действиях. Там претензия состоит в том, что подписи очень разнятся, одни и те же понятые с совершенно разными подписями. А переводчики... в общем-то, суд даже заинтересован в том, чтобы вызвать переводчика и попросить его разъяснить те несостыковки, о которых говорит Платон Леонидович.

Марьяна Торочешникова: Замечания Михаила Ходорковского носят несколько иной характер. Чаще всего его комментарии сводятся к тому, что в оглашенных документах говорится об активах ЮКОСа, указываются запасы сырой нефти и нефтепродуктов, находившихся в распоряжении компании, говорится о приобретении новых нефтедобывающих предприятий и наличии ресурсов, необходимых для разработки месторождений. "Так откуда же эти активы, эта нефть? Ведь мы с Платоном Леонидовичем, по версии обвинения, похитили все!"- вопрошает Михаил Ходорковский.

Вадим Клювгант: Это они говорят, что они представляют документы, во-первых, и во-вторых, что эти документы свидетельствуют о виновности. На самом деле, это в большинстве своем не документы, а какие-то неизвестно откуда взявшиеся ксерокопии чего-то неизвестного происхождения. И даже если считать, что это документы, то никакую виновность они не подтверждают. Они подтверждают, что была большая компания ЮКОС, она вела бизнес, этот бизнес отражался в отчетности, отчетность проходила аудит в одной из лучших мировых аудиторских компаний.

Марьяна Торочешникова: Сказал адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант.
Стадия представлений "документальных доказательств" стороной обвинения несколько растянулась, но пока никто не решается предположить, когда же в суд начнут вызывать первых свидетелей.
XS
SM
MD
LG