Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Третьяковской галерее открылась выставка, посвященная памяти Михаила Махалова


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Лейла Гиниатулина: В Третьяковской галерее открылась выставка, посвященная памяти реставратора Михаила Махалова, проработавшего в этом художественном музее более сорока лет. Постоянный контакт с полотнами старых мастеров отразился на собственных произведениях Махалова. Эти самостоятельные картины мастера и экспонируются сейчас в выставочном зале.

Лиля Пальвелева: Открытие выставки напоминало семейный праздник - так много пришло (и совсем не по долгу службы!) сотрудников Третьяковки. Михаила Махалова не стало в 1978 году, однако в галерее об одном из ее ведущих реставраторов до сих пор живы теплые воспоминания. Ими делится Людмила Маркина, заведующая отделом живописи XVIII - первой половины XIX веков.

Людмила Маркина: Я пришла в отдел на должность хранителя живописи в 1977 году. Казалось бы, год всего мы были знакомы. Мы встречались каждый день. Я была потрясена, передо мной был пример удивительной преданности галерее. Сейчас нет такой практики, к сожалению, чтобы каждый день реставратор ходил по галерее. Мы вызываем, когда что-то нужно, хранитель должен каждый день. В принципе, реставратор не обязан, он работает в мастерской, а дело хранителя - бегать и, когда нужно, вызывать реставратора. Но Михаил Николаевич, вот когда ни приду - он уже в залах. И чаще всего в наших залах, живописи старых мастеров. Это были его любимые художники. Он не очень относился хорошо, скажем, к авангарду, к каким-то новым течениям, он был в хорошем смысле старомодным человеком. Вот эта преданность его делу - это первое, что меня потрясло. Человек сам приходил, он мне давал наставления. Не я должна была, хранитель, принесли реставратору... Ну, естественно, я молодой, начинающий хранитель была, и он мне помогал. И он говорил: "Видишь, стекло надо почистить, принеси, пожалуйста, в мастерскую. А вот тут кракелюр", я опасаюсь, его надо нам посмотреть внимательно. Раскантовать и под лупой посмотреть - вдруг надо профилактику сделать". То есть, в принципе, у нас, слава богу, в хорошем состоянии наши произведения, потому что наши мастера работали по классической схеме живописи, они соблюдали технологию, и в этом смысле с ними было, в общем, все в порядке, но все равно это был любящий глаз.

Лиля Пальвелева: Выставку живописных произведений Михаила Махалова подготовил его сын Евгений Махалов.

Евгений Махалов: Реставратор не может не быть художников. А отец, наверное, был в наибольшей степени художником, чем его коллеги. Хотя бы потому что написанных работ - 350 - это немало за него жизнь. Отреставрировал он 500 работ. Плюс к этому Бородинская и Севастопольская панорама под руководством Павла Дмитриевича Корина. Так что здесь, конечно, нужен еще и талант художника. Ну, реставраторы предельно аккуратны: нельзя смыть лишнюю краску, нельзя положить лишнюю краску, которой не было. Особенно это важно, когда отсутствуют фрагменты картины. Ведь вот Севастопольская панорама - ее фрагменты были вынесены на плечах матросов из огня во время Великой Отечественной войны, и сохранились куски. И уже после войны они отреставрировали эти куски, и новая панорама была написана на их основе, но без них она не могла быть написана.

Лиля Пальвелева: Как эти все навыки и этот большой опыт помогали в работе вашего отца как живописца?

Евгений Махалов: Портрет, который открывает экспозицию, 1940 года, - это подражание Рембрандту, я в этом уверен. Он очень любил Рембрандта, Веласкеса, Делакруа - вот его основа. Русских художников я могу не перечислять, это все художники, все авторы галереи. Техника изучалась именно на примере вот этих вот живописцев. Причем техника была разная - широкое письмо Репина или, скажем, выписанное Тропинина. Не зная этих техник, он не смог бы и реставрировать, и не смог бы так писать. Конечно, было подражание, безусловно, ему это помогало.

Лиля Пальвелева: Михаил Махалов оставил неравноценное наследие. Но вот что вызывает несомненный интерес, так это его картины с интерьерами Третьяковской галереи. Слово - Людмиле Маркиной.

Людмила Маркина: Теперь целый ряд этих залов не существует. Например, зал художника Александра Иванова, который был построен специально для этой картины "Явление Христа народу" в начале 30-х годов, и там же были работы Брюллова, - так вот этот зал после реконструкции в 1986 году был разобран, на его месте сейчас инженерный корпус, а построены новые роскошные залы. Но вот тот старый зал запечатлен только на полотне Михаила Николаевича. А потом он запечатлел особенности экспозиции, которые сейчас тоже меняются.

Лиля Пальвелева:
Так что цикл картин с интерьерами - это не только произведения искусства, но и важное историческое свидетельство.
XS
SM
MD
LG