Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ООН хочет в Чечню


Спецдокладчик комитета против пыток ООН Манфред Новак не может попасть в Чечню.

Спецдокладчик комитета против пыток ООН Манфред Новак не может попасть в Чечню.

Группа экспертов ООН по правам человека в обращении к российским властям предложила помощь в расследовании убийства Натальи Эстемировой. Об этом в эфире Радио Свобода рассказал специальный докладчик Комитета против пыток ООН Манфред Новак.

Группа из семи экспертов ООН по правам человека выразила готовность оказать помощь России в расследовании убийства правозащитника Натальи Эстемировой. В распространенном пресс-релизе эксперты напоминают, что российские власти пообещали предпринять все необходимые меры для поимки убийц Эстемировой.

Тем не менее, цена этих заверений будет невысокой, если власти не предпримут больше усилий, чем в прошлом, считают эксперты ООН. "Мы предлагаем нашу помощь российским властям в связи с тем, что в прошлые годы не удавалось провести эффективные и беспристрастные расследования нападений и убийств ряда правозащитников", - говорится в пресс-релизе. Кроме того, эксперты выражают готовность помочь в расследовании обстоятельств гибели и других российских правозащитников и журналистов.

Пресс-релиз распространен от имени Манфреда Новака, Филипа Элстона, Леандро Деспуи, Якина Эртюрка и других спецдокладчиков ООН по правам человека.

Как рассказал корреспонденту Радио Свобода специальный докладчик Комитета против пыток ООН Манфред Новак, в первую очередь эксперты хотят попасть туда, где работала Эстемирова – в Чечню. Манфред Новак ответил на вопросы РС.

- Группа экспертов ООН предложила свою помощь в расследовании убийства правозащитницы. Является ли такой шаг стандартной практикой или это исключительный случай?

- Это не совсем обычная практика, но и абсолютным исключением ее назвать нельзя. Разумеется, ответственность за расследование этого убийства в первую очередь лежит на российском правительстве. С другой стороны, практика показала, что такие убийства, как это, не были по-настоящему раскрыты. Виновные в убийстве правозащитников и журналистов не были привлечены к ответственности. Поэтому, я думаю, подействует только международное вмешательство. Нужно, чтобы было сделано большее. Конечно, в первую очередь, речь сегодня идет об убийстве Натальи Эстемировой. Но международное сообщество должно также вносить свой вклад, требовать расследований убийств Анны Политковской и других правозащитников. Вот это мы и пытались сделать.

- Писали ли эксперты ООН подобные обращения по поводу убийства Анны Политковской или Станислава Маркелова?

- Я был приглашен российским правительством в качестве эксперта Комитета по пыткам ООН для расследования пыток, в том числе в Чечне, куда я должен был поехать лично. У меня уже была назначена встреча с Анной Политковской. Она была убита как раз в тот день, когда должен был состояться мой визит в Россию. Всего за несколько дней до этого российское правительство внезапно отозвало свое приглашение. Тогда у меня был шок.

Я сразу же написал обращение к российскому правительству с требованием сделать все возможное, чтобы это преступление было раскрыто. К
Анна Политковская была убита как раз в тот день, когда должен был состояться мой визит в Россию. Всего за несколько дней до этого российское правительство внезапно отозвало свое приглашение.
сожалению, этого не произошло. Теперь же те эксперты ООН, которые занимаются изучением ситуации с правами человека, прежде всего, в Чечне, но также и в целом в России, направили совместное обращение к российскому правительству. Потому что ситуация, по моему мнению, действительно чрезвычайно серьезная.

- Обращение подписали семь человек. Почему именно они?


- Мы входим в различные комитеты и рабочие группы ООН, но все мы интересуемся ситуацией в Чечне, а также преследованием правозащитников. То, чем занималась Наташа, как и Анна, - беспощадное предание гласности грубейших нарушений прав человека в Чечне. То есть речь идет о пытках – поэтому подписал я. Там имеют место внесудебные казни, поэтому подписал Филипп Олстен. Есть и похищения людей, поэтому обращение подписали те, кто входит в рабочую группу ООН по расследованию похищений.

- Какую конкретную помощь вы могли бы оказать следствию?

- Мое первое предложение такое: поскольку Россия меня уже приглашала, то пусть она наконец выполнит свое обещание, действительно пригласит экспертов ООН и позволит им независимо установить факты, изучить ситуацию в Чечне и других регионах Северного Кавказа. Сегодня очень много жалоб находится в Европейском суде, они должны быть расследованы. Но нет систематизированного представления о ситуации в регионе.

Мы хотим выехать на место - посмотреть на поле деятельности правозащитников и журналистов, которые занимались расследованием нарушений прав человека в Чечне и были убиты. И тем самым мы могли бы содействовать российскому следствию в проведении эффективного расследования убийств.

Мы не полицейские, но мы специалисты в установлении фактов нарушений. Мы хотели бы составить объективный, исчерпывающий отчет о ситуации на Северном Кавказе. Кроме того, мы могли бы предоставить и наши умения – как расследовать похищения и бессудные казни, чтобы наконец победить безнаказанность. В принципе, если Россия в этом заинтересована, можно подумать и о том, чтобы прислать опытных специалистов криминальной полиции.

- Вы были знакомы с Натальей Эстемировой ?

- К сожалению, нет. Я успел встретиться только с Анной Политковской, когда она была в Вене. И, разумеется, мы много сотрудничаем с российскими правозащитниками. В том числе, с людьми из "Мемориала", который я считаю самой главной правозащитной организацией России, работавшей в Чечне. Теперь, после того что случилось, я бы никому из российских правозащитников не посоветовал там работать. Это очень опасно.

- Получили ли вы ответ на свое нынешнее обращение?

- Нет, пока у нас нет официального ответа российского правительства. Но ведь обращение было написано недавно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG