Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Проведена экспертиза петербургского книжного собрания Вольтера


Андрей Шарый: Сотрудница Российской национальной библиотеки в Петербурге Елена Герасимова завершила исследование знаменитого книжного собрания Вольтера, приобретенного императрицей Екатериной II. Результаты этого исследования шокировали многих экспертов - несколько тысяч томов появились в собрании позже, при Николае I. Только теперь появилась возможность увидеть и оценить собрание великого философа таким, каким его получила Екатерина.

Татьяна Вольтская: Библиотека Вольтера, насчитывающая 6814 томов, является национальным достоянием России. Правда, когда Екатерина II решила купить ее, французский посол попытался помешать, объясняя, что это - достояние всей Европы. Но Екатерина парировала его доводы изящной фразой: "Нет никакой необходимости сохранять книги Вольтера в стране, в которой не нашлось место его могиле". Покупая библиотеку у племянницы знаменитого вольнодумца мадам Дени, они не поскупилась, уплатив за них 135 тысяч ливров и еще бриллианты и меха. Сделка была целомудренно оформлена в качестве дара мадам Дени России.
Собрание уникально не только потому, что его характер отражает практически исчезнувший тип человеческого сознания, сознание энциклопедиста, но и потому, что на полях 2 тысяч томов сохранились собственноручные пометы Вольтера. Оказывается, знаменитое "Если бы Бога не было, надо было бы его придумать" тоже и родилось на полях одной из книг во время чтения, как и многие другие крылатые фразы Вольтера. Сколько пышных слов произнесла Екатерина по поводу книг самого Вольтера: "Хочу, чтобы они служили образцом, чтобы их изучали, чтобы выучивали наизусть, чтобы души питались ими. Это образует граждан, гениев, героев и авторов. Это разовьет 100 тысяч талантов". Но при Николае I библиотека Вольтера была закрыта для посетителей до начала нового царствования, да, и будучи открытой, вряд ли образовала граждан и героев.
И вот теперь сотрудница Российской национальной библиотеки Екатерина Герасимова, сравнив переплеты и изучив каталоги Жана-Луи Ваньера, личного секретаря Вольтера, пришла к выводу, что несколько тысяч изданий появились гораздо позже - при Николае I.

Андрей Шарый: Авторский метод Елены Герасимовой подтвердили многие исследователи, однако не всем выводы библиографа представляются убедительными. Экспертизу Елены Герасимовой оценивает главный библиотекарь библиотеки Вольтера Ольга Симбирцева.

Ольга Симбирцева: Госпожа Герасимова в первую очередь говорит о переплетах, что она по переплетам определяет принадлежность книги к той или другой библиотеке. Какими-то архивными документами она не мотивируют свои утверждения. Нам кажется, что это не совсем правильно, потому что переплеты могли быть изменены, переплеты могли переделываться. Книги читаются, переплеты приходят в негодность. Она утверждает, что 2 тысячи точно принадлежат Вольтеру, потому что на этих книгах имеются пометы Вольтера, то есть точно эти книги Вольтер держал в руках. Естественно, остальные книги принадлежали ему. Есть научный каталог, изданный в 1961 году вместе с Академией наук, где в конце приводится около десятка книг, которые ошибочно занесены в библиотеку Вольтера. Конечно, возможно какие-то еще книги не принадлежат именно Вольтеру, такое вполне реально. Потому что книги перевозили, когда Екатерина их купила, и разместили их в Зимнем дворце. Затем из Зимнего дворца они были перемещены сюда, в Императорскую публичную библиотеку в1852 году. Какие-то, может быть, могли быть не потеряны, а просто перемещены, но, естественно, не такое количество книг. Она говорит о переплетах не вольтеровских, то есть не свойственных тому времени для французского переплета. Можно говорить о том, что какие-то книги Вольтеру не принадлежали, но для того, чтобы утверждать уже окончательно, для этого нужно просто провести большую работу или работу не только с переплетами, но и со всеми документами.

Андрей Шарый: О своем исследовании библиотеки Вольтера рассказывает Елена Герасимова.

Екатерина Герасимова: Мои исследования последних 15 лет, мой исследовательский опыт продемонстрировал, что Екатерина, в свое время приобретшая 9 коллекций... Все эти коллекции имеют владельческие переплеты, естественно, за исключением коллекции Вольтера. Но, с другой стороны, наличие этих книг позволило установить, что в самой коллекции Вольтера присутствуют книги из этих коллекций, то есть они ими и были замещены экземпляры, которые были утрачены, очевидно, в царствование Александра I.
А сама методика возникла в те времена, когда я занималась реконструкцией великокняжеских собраний XIX века, то есть тех собраний, которые априори сразу же были распроданы после революции, и документы уничтожались целенаправленно. Поэтому существенную роль здесь играет, конечно, реконструкция и исследования внешнего облика книг, как, по сути дела, архивных источников. Конечно, само содержание книги по-прежнему остается чрезвычайно важным и очень информативным. Но помимо книги, как некоего вместилища некоего содержания, существует еще книга, как артефакт, который носит следы бытования в различных хранилищах, следы принадлежности тому или иному владельцу, следы читательских помет. Все это, на мой взгляд, можно прочитать достаточно легко.

Андрей Шарый: Гостями рубрики "Сегодняшний факт" были моя коллега Татьяна Вольтская и петербургские библиографы Елена Герасимова и Ольга Симбирцева. Проведена экспертиза петербургского книжного собрания Вольтера.
XS
SM
MD
LG