Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Открыт доступ к мемуарам советского шпиона Энтони Бланта


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Дмитрий Волчек: С сегодняшнего дня после 25 летнего запрета Британская национальная библиотека в Лондоне открыла доступ к рукописи мемуаров советского шпиона Энтони Бланта - одного из членов знаменитой "кембриджской пятерки" советских агентов в Великобритании.

Наталья Голицына: К рукописи мемуаров Энтони Бланта, хранящейся в Британской национальной библиотеке четверть века, уже выстроилась длинная очередь. В библиотеку мемуары Бланта передал в июле 1984 года (через год после смерти их автора) анонимный даритель, пожелавший остаться неизвестным. Однако он выставил одно условие: доступ к мемуарам должен быть запрещен в течение 25 лет. Мемуары Бланта представляют собой рукопись примерно в 30 тысяч слов, частично машинописную, а частично написанную рукой автора. Историки и журналисты, успевшие просмотреть мемуары, разочарованы. И хотя Блант называет свою работу на советскую разведку "самой большой ошибкой моей жизни", слова "признательные показания", - пишет лондонская "Таймс", - вряд ли можно отнести к документу, в котором почти ничего не сказано о его работе на Советский Союз. Из мемуаров явствует, что Блант всегда был лоялен не стране, которую предал, а своим друзьям-предателям".
Энтони Блант был крупной фигурой британского истеблишмента: куратор королевской художественной коллекции, профессор Лондонского университета, директор Художественного института Курто, кавалер многих орденов, возведенный королевой в рыцарское достоинство. Да и родословная Бланта впечатляет: он был дальним родственником по материнской линии царствующей королевы Елизаветы II.
Бланта завербовал в 1937 году советский агент в Британии Арнольд Дейч. Через два года Блант начал работать в британской контрразведке МИ5 и передавать НКВД секретные документы. Однако из мемуаров Бланта становится ясно, что к работе на Советский Союз его склонил другой советский шпион - Гай Бёрджесс, который, по сути, дела остается главным героем мемуаров. Бёрджесс, как и Блант, был гомосексуалистом. Они познакомились в Кембриджском университете в 1930-е годы, где Бёрджесс был студентом, а Блант преподавателем. И хотя Блант пишет в мемуарах, что между ними не было гомосексуальной связи, он отмечает, что именно Бёрджесс отговорил его от вступления в коммунистическую парию и убедил в том, что гораздо большую пользу мировому коммунизму он принесет, работая на советскую разведку.
После войны Блант ушел из МИ5 и сосредоточился на академической работе. Разоблачение произошло в 1964 году - Бланта выдал американец Майкл Стрейт, которого он помог завербовать НКВД. На допросах в МИ5 Энтони Блант в обмен на гарантии судебного иммунитета признал себя виновным и дал откровенные показания. Шпионаж Бланта оставался тайной в Великобритании до 1979 года, когда пришедшая к власти Маргарет Тэтчер рассказала в парламенте о предательстве куратора королевской художественной коллекции. Блант пишет в мемуарах, что подумывал тогда о самоубийстве, однако, как он признается, его остановила необходимость завершить работу над несколькими книгами о художественной истории. И это то, чему главным образом и посвящены мемуары: их автор не считает себя предателем, посвятившим жизнь шпионажу, а прежде всего историком искусств, совершившим одну ошибку.

Дмитрий Волчек: О мемуарах Энтони Бланта я говорил с Борисом Володарским, живущим в Лондоне историком разведки, автором книги о перебежчике Александре Орлове.
Энтони Блант в своих мемуарах говорит в основном об эмоциональном своем состоянии и не называет имена советских агентов, никаких деталей собственно шпионской активности. Наверное, это разочарование для историка разведки.

Борис Володарский: Нет, мемуары любого шпиона - на них не очень все рассчитывают, потому что совершенно всем известно, что там не будет правды сообщено. Ее не было ни в мемуарах Филби, ее нет, естественно, и в нынешних мемуарах Бланта. С Блантом сама история, пожалуй, наименее известная из всех. Все говорят (и Блант, кстати, это утверждал, когда он признался в 1964 году), что он был завербован Гаем Берджессом, что неправда на самом деле. Также неправда то, что он был четвертым членом пятерки. На самом деле Гай Берджесс был завербован в 1935 году Арнольдом Дейчем, а Блант был завербован в 1937 году тоже Арнольдом Дейчем, советским знаменитым вербовщиком в Лондоне, правда, с подачи и первый подход на Бланта был сделан, конечно, Берджессом. Но вербовка происходила профессионалом. Пожалуй, любопытный, интересный факт по Бланту: между вербовкой Берджесса и вербовкой Бланта 103 агента было завербовано советской разведкой, в том числе сотрудники МИ5. Ведь случай Берджесса в 1964 году почему был засекречен и до 1979 году, пока леди Тэтчер не сообщила об этом публично, почему был не известен? Потому что это был большой шок для британской службы безопасности МИ5. До этого они считали, что не было советских агентов в их рядах, а на самом деле были. И в том же 1935 году, допустим, за два года до Берджесса был завербован Алистер Вордсон, были другие вербовки в течение этого времени. Так что этот случай достаточно показательный и интересный. Но на мемуары, конечно, рассчитывать не приходилось, и никто не рассчитывал, что там будет какая-то сенсационная информация или даже правда.

Дмитрий Волчек: Но сейчас, когда открыт доступ к мемуарам Бланта, некоторые британские журналисты написали, что раскрыт последний большой секрет шпионажа времен холодной войны. Очевидно, что это преувеличение - секретов еще предостаточно.

Борис Володарский: Да, секретов еще более чем предостаточно. Во-первых, странно, что в статье не упомянуто о том, что Берджесс был очень сознательным и активным шпионом. В частности, в январе 1941 года он передал Анатолию Горскому, в то время работающему под прикрытием советского посольства в Лондоне под псевдонимом Громов, очень важные документы из британской службы безопасности МИ5, которые полностью рассказывали о дебрифинге (?), который произошел в 1940 году между сотрудниками британской службы безопасности и Вальтером Кривицким, где он рассказал страшно много интересного, в числе прочего упоминая о том, что в Лондоне на то время уже было 250 советских агентов. Почти та же информация была подтверждена впоследствии, после 1945 года, Константином Волковым, который пытался перейти на британскую сторону, и Филби его выдал. Так что что касается количества агентов, количества разоблачений и сенсаций, то это далеко-далеко не последняя.

Дмитрий Волчек: Вы сказали - 250 агентов. Сколько имен историки знают сейчас?

Борис Володарский: Историки знают сейчас около 70. Я добавлю в книге Орлова еще приблизительно 78.

Дмитрий Волчек: То есть осталось еще почти сотня неизвестных.

Борис Володарский: Сотня или больше, во всяком случае, даже.
XS
SM
MD
LG