Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История духовной православной семинарии в Турции


Ирина Лагунина: В начале июля патриарх Московский и Всея Руси Кирилл посетил Константинопольский патриархат. В Стамбуле прошла его встреча с Константинопольским патриархом Варфоломеем. Патриархи обещали преодолеть различия между церквями, которые возникли в последнее десятилетие из-за того, что в недавнем прошлом представители ряда постсоветских церквей попытались порвать с московским Патриархатом и присягнуть на верность Константинопольскому патриархату. А в Анкаре патриарх Кирилл провел переговоры с премьер министром Турции Реджепом Эрдоганом, чтобы открыть русскую церковь в Анталии, где сегодня проживает много российских граждан. В Турции этот визит восприняли довольно доброжелательно и широко освящали в прессе. Вновь заговорили о скором открытии духовной православной семинарии, которая была закрыта около сорока лет назад. Рассказывает Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Остров Халки в нескольких километрах от Стамбула до сих пор называют «греческим причалом». По выходным на маленьких маршрутных водных трамваях сюда стекается городской люд, чтобы насладится прибрежными видами Мраморного моря, обследовать остатки греческих монастырей и храмов, отведать жирный леврек, который готовят в прибрежных ресторанах по старинным рецептам румов (так называют в Турции жителей древней Византии). На острове нет транспорта, разве что велосипеды, так что любоваться старинными греческими развалинами отправляются пешком. На самой вершине острова находится здание греческой православной семинарии, настоящая монашеская республика, которую некогда называли центром всего православного мира. Пустующие монастырские классы. Просторные коридоры. Библиотечные залы. Кажется, семинаристы отправились на затяжные каникулы.
В самом конце девятнадцатого века здания семинарии
сильно пострадало во время землетрясения. Вот как об этом было написано в одной из газет:

Наряду со множеством древних исторических монастырей обратилось в руины и здание семинарии. Комиссия из членов Св. Синода с патриархом во главе два дня пробыла для осмотра бедствия на острове Халки и решила немедленно извлечь из-под развалин семинарскую библиотеку, которая насчитывала около десяти тысяч томов. Наряду с греческим и латинскими языками, в семинарии преподавали славянский. Синод определил немедленно распустить по домам всех учеников, прекратить занятия на целый год и изыскать средства для восстановления семинарии в течение этого времени. На самом деле же восстановительные работы заняли несколько лет.

Елена Солнцева: Роковым для семинарии стал военный переворот. В тысяча девятьсот семьдесят первом реальная власть перешла в руки «аскеров», армейских генералов. Демократическое правоцентристское правительство ушло в отставку. На улицах некогда сонных средиземноморских турецких городов появилась военная техника и контрольно - пропускные пункты. Вооруженные силы сформировали новое, «покорное» воли генералов правительство. Уезжали политические диссиденты, срочно избранный парламент обуздал некоторые гражданские свободы, которые были введены конституцией 1961 года. Например, военным разрешили вмешиваться в политику. Ограничили свободу печати, публичных выступлений и гарантии равенства для немусульман. Чтобы «дисциплинировать общество», военные стали монополизировать все формы образования. Часть иностранных учебных заведений были разогнаны, остальные переданы в ведение Министерства образования или преобразованы в национальные учебные заведения. Так называемый «Закон об университетах» коснулся самой старой американской школы за пределами Соединенных Штатов, Роберт колледжа, открытого в Стамбуле в середине девятнадцатого века. Преподаватель истории религии в стамбульской школе Ахмет Корай.

Ахмет Корай: Одну из лучших в Турции американских школ считают «элитой интеллектуальной мысли». Среди выпускников школы - турецкий писатель, лауреат нобелевской премии Орхан Памук, бывший президент Эджевит и известные политические деятели. Когда военные захватили власть, они поставили под контроль процесс образования. Считалось, что государство должно управлять образованием. На базе колледжа был создан государственный Босфорский университет. Семинария также стала жертвой общей волны национализации.

Елена Солнцева: К тому же это было время воинствующего материализма.
Сторонники светских завоеваний республики ополчились против любых форм теократии. Запретили преподавать Коран, закрыли почти все медресе, религиозные школы. Одни опасались, что Турция может вновь обратиться в мусульманство. Другие уверяли, что выдача разрешения на предоставление семинарии религиозного образования противоречит принципу «лаицизма», светского устройства Турции и ее Конституции. Карикатуристы рисовали монахов в гробу, которых отправляли на кладбище как старую ненужную ветошь. Последний гвоздь в это гроб вбила опять же светская Народная Республиканская Партия, детище создателя турецкой республики Кемаля Ататюрка, представители которой были ярыми сторонниками светских реформ. Чтобы добиться закрытия семинарии, партия обратилась в высшую инстанцию, Конституционный Суд. Идеологи партии считали, что разрешение на открытие семинарии может стать сигналом для роста мусульманских религиозных школ, которые в те годы находились под запретом. Журналист газеты «Хюрриет» Мустафа Акьел.

Мустафа Акьел: Сторонники причудливой концепции турецкого атеизма выступали против любой формы религиозного образования. Мы стали слишком современными, наше отвращение к теократии ослепило нас. Чтобы понять, почему эта главная школа богословия Вселенского Патриаршества была закрыта, надо почитать письма Святого Августина, который был не только церковным отцом, но и политическим мыслителем. В одном из его опусов есть термин "libido dominandi", что на латыни означает "жажду власти". Зараженные этим недугом
правители горят бесконечным желанием доминировать и управлять. Если бы они могли, то управляли бы не только цезарем, но и богом. Это желание стало главным препятствием развития свободы и демократии в нашей стране.

Елена Солнцева: На протяжении многих лет в Турции не раз пытались решить этот «набивший оскомину вопрос», который каждый раз вставал на заседании Евросоза, когда речь шла о соблюдении в стране прав религиозных меньшинств. Пару лет назад, когда переговоры о вступлении Турции в ЕС были в самом разгаре, министр образования Турции заявил, что запросто сможет открыть семинарию в течение суток. Однако слова министра не подкрепились реальностью. Турки выдвинули целый ряд встречных условий. Например, потребовали открыть исламский университет на территории Греции, где проживает мусульманское население, а школу передать Стамбульскому университету, что вызывало справедливое раздражение у Константинопольского патриарха Варфоломея, который посчитал такое решение крайне опасным, потому что Министерство образования начнет вмешиваться в учебный процесс. Продолжает журналист газеты «Хюрриет» Мустафа Акьел

Мустафа Акьел: Патриарх пытается ускорить процесс открытия семинарии. Он неоднократно встречался с представителями американских властей. Он привлек внимание к этому вопросу Госдепартамент США, который обещал содействовать открытию семинарии. Этот вопрос поднимал в ходе своего недавнего визита американский президент Барак Обама. Американцы пытаются закрыть мердесе в Пакистане и призывают наши власти открывать семинарию. Это смешно. Мы все понимаем, что Константинопольский патриарх нуждается в надежной опоре и опасается, что потеряет свою власть.

Елена Солнцева: Вселенский патриарх Варфоломей, пожалуй, одна из самых одиозных фигур современной Турции. Выходец из обедневшей греческой семьи, он с отличием закончил семинарию на острове Халки, будучи гражданином Турции, отслужил офицером запаса в турецкой армии, продолжил обучение в Европе, где получил звание доктора богословии. Патриарх, однако, оказался довольно упорным и деятельным человеком. Он захотел возродить былое величие Константинопольской кафедры как первой среди других православных церквей и начал проводить активное объединение православных под крылом Константинопольского патриархата, что вызывало вполне понятное раздражение у турецких властей. В Анкаре упорно не желали признавать его Вселенского статуса, которого Константинопольская Патриархия лишилась еще в пятнадцатом веке с падением Византийской империи. В международном Лозанском соглашении 1923 года о признании независимости турецкой республики говорилось, что патриарх является всего лишь лидером небольшой христианской греческой общины, которая насчитывает не более четырех тысяч человек. Схожая позиция была у русской православной церкви, которая всячески порицала его желание захватить власть. Тем временем в Турции росла волна выступлений против патриарха. Из-за близости к католической церкви и личной дружбы с Папой Римским его называли «папским шпионом». На исламских интернет сайтах регулярно шел активный сбор подписей для того, чтобы выслать патриарха из страны. Его даже обвиняли в коррупции. Говорили, например, что парк его автомобилей насчитывает несколько десятков машин лучших европейских марок. То и дело возникали судебные процессы по изъятию собственности у Патриархии. Власти уверяют, что в такой небольшой стране как Турция немусульманских мест для полонения верующим вполне достаточно. В недавнем номере центральной газеты «Хюрриет», например, проводится список начальных школ, фондов, больниц и храмов для поклонения. Их около трехсот, более ста принадлежат Константинопольскому патриархату. Редактор молодежного интернет сайта Айше Айсал.

Айше Айсал: Мы освещали несколько судебных процессов против патриархии. Многие считают, что следует пересмотреть документы на владение собственностью, ряд из них устарели. Не так давно на этом основании был изъят сиротский приют. Исламистам до сих пор мерещатся новые крестовые походы.

Елена Солнцева: Прошли времена, когда исламские клерикалы использовали методы так называемой «открытой борьбы»: устраивали митинги, забрасывали здание Константинопольской патриархии самодельными бомбами, устраивали у резиденции патриарха в стамбульском районе Фенер массовые акции сожжения фигуры Патриарха. Религиозные умы давно поменяли смешные чалмы на белые воротнички и европейские костюмы. Не так давно под крышей так называемой «Ватиканской группы» была организована настоящая кампания против возобновления работы семинарии на территории мусульманской Турции. В частности, там активно поддерживают авторов, которых в Турции шутя называют «зелеными акулами пера». На книжных развалах в стамбульском районе Бейоглу можно увидеть их продукцию, сочиненную довольно примитивным языком в жанре фентези и рассчитанную, скорее, на обывателя. Они живописуют страшное будущее, грозящее Турции в случае открытия на ее территории новых христианских храмов, монастырей, православных школ. Как ни странно, но в качестве основы авторы используют всемирно популярные бестселлеры, вроде «Властелина колец» или «Гарри Потера». В одном из таких произведений с характерным названием «Падение Стамбула» несколько отважных турецких подростков ведут борьбу с империей зла, напоминающей закрытое государство вроде Ватикана, которое находится в нескольких десятках километрах от Стамбула и распространяет разного рода крамольные идеи, рассылает по всей Турции разного рода миссионеров, шпионов по сути, ведущих пропаганду в целях подрыва религиозных устоев. Нетрудно понять, что речь идет о семинарии на острове Халки. Ахмет Корай, преподаватель исламской религии одной из стамбульских школ и вправду считает, что мощное христианское религиозное заведение в самом сердце страны может привести к расколу современной Турции.

Ахмет Корай: С момента закрытия семинарии прошло около сорока лет. Так почему же наши власти не могут открыть ее? Это что - блажь, каприз, глупость? Нет. С открытием этого православного учреждения на территории Турции может образоваться настоящий Ватикан. Это приведет к напряжению обстановки в обществе и настоящей войне. Если это позволят беспечные властители, то общество будет расколото.
Европа, конечно же, воспользуется такой замечательной возможностью усилить позиции христианства. Это приведет к возрождению Константинополя и изгнанию турецкого народа с этих «насиженных» мест.

Елена Солнцева: История открытия православной духовной семинарии напоминает плохое, постоянно повторяющееся кино. Так считает значительная часть европеизированного турецкого общества. «Почему мы отталкиваем от себя таких важных союзников, как патриарх Варфоломей? Может, это не так уж и плохо, что священников для всего православного мира будут готовить в Турции? - пишет историк Мехмет Али Биранд. «Все это довольно трудно для понимания обычных граждан. Ведь большинство наших граждан давно стали заложниками официальной государственной идеологии», - продолжает он. Его поддерживает ряд независимых молодежных организаций и интернет-сайтов, созданных на средства европейских организаций. «Судите сами, - пишут молодые турецкие журналисты, - некогда семинария обучала религиозных лидеров и священнослужителей для всего православного мира, насчитывающего более трехсот миллионов верующих. Мы же кричим, ругаемся, призываем на помощь иностранные государства, которые оказывают на нас давление, критикуют, обвиняют в ущемлении религиозных свобод верующих, а все потому, что сами неспособны решить этот вопрос».
XS
SM
MD
LG