Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немузыкальный момент


Михаил Плетнев будет теперь дирижировать государственным оркестром

Михаил Плетнев будет теперь дирижировать государственным оркестром

Один из первых частных оркестров в стране - Российский национальный оркестр (РНО), которым руководит Михаил Плетнев, - получит государственный статус. Что стоит за этим событием?

Свою точку зрения на перемены в судьбе оркестра в эфире Радио Свобода изложил директор РНО Олег Полтевский:

- У нас существует искаженное представление: если оркестр не входит в структуру государственной исполнительной власти, не подчинен Министерству культуры, то, соответственно, и задачи, которые он выполняет, не являются государственными. Это неправильно.

Многочисленные награды, проекты оркестра, записи, гастроли и то, что оркестр по итогам 2008 года, по версии BBC, вошел в двадцатку лучших симфонических оркестров мира, свидетельствует об обратном. Наш оркестр, безусловно, укрепил реноме государства и российской культуры. Так что задачи, которые ставятся и выполняются, они государственные.

С юридической точки зрения, действительно, это не государственная структура. РНО был создан в 1990 году. Тогда государство было слабое, нуждалось в каком-то времени, чтобы укрепиться, и, соответственно, было нелогичным идти и просить у него поддержки.

Мы нашли такие проекты, которые были интересны спонсорам - и российским, и зарубежным, и компаниям, и физическим лицам. Долгое время оркестр жил за счет пожертвований. Та организационно-правовая форма, в которой существовал и до сих пор еще существует оркестр, - это фонд, некоммерческая организация.

За последние годы ситуация изменилась - расходы растут, инфляция растет, все тяжелее добывать спонсорские средства, да и вообще мы вывели оркестр на такой уровень, что даже обидно, что он не государственный. А самое печальное, что это лишило нас возможности претендовать на государственную поддержку в части получения грантов или участия в тендерах. Сейчас Плетнев обратился к руководству страны с предложением, чтобы оркестр стал государственным, и недавно подписан приказ министра о присвоении названия "Российский национальный оркестр" государственному учреждению культуры, - сообщил Олег Полтевский.

Но государственный статус предполагает государственное финансирование. А денег у Министерства культуры, судя по всему, нет. И вот поползли слухи о том, что РНО собираются объединить с Симфоническим оркестром России, которым до самой смерти управляла Вероника Дударова. Говорят также, что назначена аттестация "дударовцев". Наконец, заговорили и сами музыканты. Вот их мнения.

Юрий Поляков, трубач, концертмейстер, председатель профсоюза Симфонического оркестра России:

- В мае, когда мы закончили сезон, к нам пришли чиновники из Министерства культуры. Они сообщили, что есть решение о том, что два симфонических оркестра - наш и РНО - соединяются в один оркестр. Как это соединение должно было произойти, никто не понял. Нам предложили пройти аттестацию, потом еще какие-то варианты, от которых мы отказались, потом нам сказали, что "под нас" в РНО открыты 50 мест. Позднее мы узнали, что это не так, и думаем, что от нас освободятся и наберут других музыкантов.

Тарас Шелудько, валторнист и концертмейстер СОР:

- Говорят, что это планировалось давно, но почему-то идее был дан ход только после смерти Вероники Борисовны Дударовой. Назначили нам нового временно исполняющего обязанности директора, который радостно сообщил нам, что будет проходить реструктуризация, а потом объединение оркестра и что члены коллектива должны пройти аттестацию. Но мы ее прошли только полтора года назад. И никаких сомнений в нашем профессиональном уровне ни у кого не возникало. На первый взгляд, это вполне нормально, что объединяются два коллектива, но люди не понимают, каким образом будет проходить объединение. Все волнуются, подозревая, что многие просто не пройдут эту аттестацию. Мы предварительно консультировались с юристами, которые нам сказали, что, по закону, такого объединения быть не может, может быть только освобождение рабочих мест благодаря этой аттестации. Какой вывод напрашивается? На наши места хотят привести артистов Российского национального оркестра. Мы с уважением относимся и к этому выдающемуся оркестру, и к его дирижеру Михаилу Плетневу. Но мы против того, чтобы самостоятельная единица, Симфонический оркестр России, просто была уничтожена.

Элла Должикова, флейтист и концертмейстер СОР:

- Через этот коллектив прошли многие выдающиеся музыканты. Оркестр Дударовой славился тем, что это была кузница профессионалов - музыкантов-оркестрантов. Попадая после высших учебных заведений к нам, молодые специалисты проходили симфоническую школу у Вероники Борисовны и в дальнейшем это давало им возможность работать в самых лучших оркестрах. Но эта история закончилась с уходом Вероники Борисовны. И надо сказать, что проблема, мягко говоря, в неправильной политике предыдущей администрации коллектива. В последние годы оркестр просто разлагался, поэтому, в принципе, то, что произошло, вполне логично. Дело в том, что Дударова уже была в возрасте и, к сожалению, не могла ничего сделать. Все управление осуществлял директор… Я считаю, что по отношению к музыкантам, к оркестру, к Дударовой - это преступление.

Юрий Поляков:

- Хочу добавить, что наш оркестр и РНО - это разные уровни, разная публика. Мы, в основном, работали на молодежь, на концерт к нам приходило, может, немного людей - восемьсот-полторы тысячи ребятишек, и было видно, что это ребятишки не из богатых семей... Концерты тяжелые. Музыковед читает 40 минут про музыку, потом мы играем час-полтора, и они слушают. И разве можно отнимать у детей возможность познакомиться с музыкой? Мы написали письмо и президенту, и премьер министру - и ни ответа ни привета. Единственный человек, на которого мы возлагаем надежды, - Юрий Михайлович Лужков…

Юрий Поляков взывает к мэру Москвы Лужкову, но Симфонический оркестр России – не муниципального, а федерального подчинения. В оркестре примерно 70 человек, зарплату им, в связи с реструктуризацией, задерживают, инструменты и офисную технику - как говорят музыканты - забрали, их абонемент разобрали другие коллективы... То есть, музыканты остались без работы, без репетиционной базы и без денег.

(Фрагмент программы "Поверх барьеров - Российский час" с Мариной Тимашевой. Полная стенограмма здесь).

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG