Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опасный круиз. Или почему экологам не нравится отдых на море


Ирина Лагунина: Экологи бьют тревогу - год от года круизные корабли, курсирующие по Балтийскому морю, сбрасывают в его воды огромное количество отходов, а также около 100 миллионов литров неочищенных фекальных вод и более полутора миллиардов литров воды из душа и после уборки помещений. Эксперты называют Балтику самым грязным морем планеты. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Круизные пароходы, курсирующие по Балтике, сбрасывают отходы в воду из-за того, что в большинстве морских портов региона нет условий для их утилизации. По данным WWF, только три крупных балтийских порта имеют необходимое техническое оснащение для хранения и переработки отходов с круизных судов: Хельсинки, Стокгольм и Висбю. У остальных 12-ти этих систем нет. Представители Балтийской программы WWF разослали письма руководству пароходств с призывом решить эту проблему. В организации считают, что круизные суда приносят портам приличную прибыль, и потому им вполне по силам и по средствам утилизировать отходы, которые появляются в результате морских путешествий. Принципы экологического туризма разработаны в WWF давно. О них говорит представитель Морской программы фонда Константин Згуровский.

Константин Згуровский: Наверное, вы знаете, что есть такое выражение «след человека на земле». И главное – это то, что мы должны снижать этот след всеми возможными способами. Собственно говоря, как на уровне компании, так и на уровне туриста персонального это можно делать. То есть можно на уровне компании взять на себя определенные обязательства и работать с командой. Потому что, понятно, если правила есть и они не соблюдается, боцман возьмет и сбросит за борт промасленную тряпку или старший механик сольет втихоря топливо ночью, когда никто не видит, весь экипаж должен быть в этом смысле экологически грамотный. И компания, которая его нанимает или судовладелец, должны работу проводить. Это не делается просто приказом, это кропотливая работа постоянная над имиджем, поведением компании, экологическая политика так называемая. Собственно говоря, эти все вещи должны существовать.
То же самое касается туристов. Вы, наверное, знаете про остров, который дрейфовал в Тихом океане многокилометровый, согнанный пластик в одну кучу.

Любовь Чижова: Если говорить о загрязнении морей во время круизов и не только в время круизов, чем это вредно для экологии море кроме того, что это просто неприятно?

Константин Згуровский: Это опять же зависит от того, какой тип загрязнения. Пластик тоже разлагается постепенно, а там все, что угодно может быть, и фенол, и другие загрязняющие вещества. Нефть, понятно, что тяжелая. Если, например, я с Дальнего Востока, мне это более знакомо, самые уголки заходишь морского заповедника, казалось бы, что там, а на берегу лежат куски свалявшегося мазута. То есть то, что выброшено в море, оно постепенно окатывалось и образует такие сгустки, которые долго не исчезают. Вы, наверное, знаете, недавно был юбилей печальный разлива нефти, танкер когда потерпел катастрофу в американских водах. Так вот уже прошло много лет и до сих пор последствия остаются. Точно так же и с круизных судов может произойти утечка топлива или слив чего-то.

Любовь Чижова: Это был руководитель Морской программы WWF в России Константин Згуровский. По данным экологов, ежегодно в воды Балтики с круизных пароходов попадает более 100 миллионов неочищенных фекальных вод и более полутора миллиардов литров воды из душа и после уборки помещений. Почему год от года самое грязное море в мире становится еще грязнее – объясняет руководитель экологической организации «Беллона» из Санкт-Петербурга Николай Рыбаков.

Николай Рыбаков: Если говорить о воде, которая сбрасывается от канализации, которая находится на суднах, от уборки помещений, то это уже идет более миллиарда литров в год. Поэтому это гигантские объемы. И результатом всего этого становится значительное изменение воды в Балтийском море и проникновение туда тех химических веществ, которые там быть не должны. А в результате мы имеем то, что имеем. С учетом особенностей географических Балтийского моря, что оно достаточно замкнутое, то, соответственно, обновление воды происходит достаточно длительно в Балтийском море. И это одно из проблемных с экологической точки зрения морей в мире.

Любовь Чижова: Какие корабли круизные грешат этими выбросами? Это только российские корабли?

Николай Рыбаков: Нет, это не только ситуация в России. Я могу сказать, что мы, к сожалению, не первые, кто начали бить тревогу. Уже в Стокгольме общественные организации экологические обращают внимание властей на те выбросы, которые производят шведские корабли, которые приходят в Стокгольм. Это, безусловно, делают не только российские лайнеры, но от этого легче не становится.

Любовь Чижова: Если рассуждать на эту тему, как должна решаться эта проблема?

Николай Рыбаков: Я могу сказать, что мы поддерживаем, как «Беллона» всегда говорит не только о проблемах, но и предлагает какие-то конкретные решения. Я в данном случае могу поддержать инициативу повышения портовых сборов и с безусловным включением в эти сборы расходов на ассенизацию. Для того, чтобы у владельцев судов не было экономических причин сбрасывать отходы в море. Они будут заранее знать, что за время круиза они складируют все отходы на своих суднах, в том числе и воду от душа и от уборки помещений и при заходе в порт они все равно заплатят за ее утилизацию. Поэтому смысла финансового не будет никакого сбрасывать эту воду. Это должно послужить хорошим стимулом для изменения ситуации для сбросов отходов с лайнера.

Любовь Чижова: А в портах кто будет отвечать за утилизацию мусора?

Николай Рыбаков: За утилизацию мусора дальше будет отвечать администрация порта. И опять же, на мой взгляд, должна быть исключительно экономическая заинтересованность в этом. Потому что просто взывать к сознательности бизнесменов, конечно, можно, но этого недостаточно, здесь должны быть экономические рычаги. В том числе контроль общественных организаций за тем, как происходит утилизация отходов от лайнеров.

Любовь Чижова: Как вы можете охарактеризовать нынешнее состояние Балтийского моря?

Николай Рыбаков: Нынешнее состояние Балтийского моря, я думаю, что может охарактеризовать любой человек, который поедет в район Солнечного или Комарово, и ничего хорошего он про это не скажет. Потому что загрязняется не только вода непосредственно Балтийского моря, но загрязняется и прибрежная территория от выбросов, которые производят лайнеры. И все это, конечно, крайне печально. И главное, что мы должны понимать, даже если сейчас будут приняты важные меры по сокращению выбросов с лайнеров, то ситуация изменится только через несколько десятков лет. Принимать это нужно как можно скорее. Я считаю, что нужно решение российских властей, возможно принятие федерального закона специально на эту тему, потому что это крайне важное дело для России.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель экологической организации «Беллона» из Санкт-Петербурга Николай Рыбаков. Круизные пароходы – это не единственный источник загрязнения Балтики. В воду регулярно попадает нефть с проходящих судов, а каждое лето люди, купающиеся в море, страдают от ядовитых сине-зеленых водорослей. На ком лежит ответственность за эти напасти, и смогут ли экологи сделать Балтику чище – рассуждает руководитель общественной организации «Друзья Балтики» Ольга Сенова.

Ольга Сенова: Действительно, большие потоки нефти из нашей замечательной ресурсодобывающей России в западную Европу, причем пока, к сожалению, стандарты на корабли, правила перевозки нефти у нас слабее, чем на Западе. И еще не везде ходят корабли с двойными стенками, еще встречаются однокорпусные корабли. И каждый год мы имеем разливы в устье Невы. Плохо работающий мы имеем контроль в портах на Балтике, в частности, в Приморске. Вот эти трассы нефтеперевозок сопряжены с определенными рисками, а система ликвидации нефтяных разливов у нас очень слабая. М встречались год назад во время медиа-тура со службой, ответственной за ликвидацию разливов, они говорили, что у них есть только один корабль соответствующим образом оснащенный. У финских портов гораздо больше техники, естественно. И мало того, мы обсуждали этот вопрос с нашими коллегами из Эстонии, Финляндии, приезжал эксперт из Америки, делился опытом создания фонда ликвидации нефтяных разливов. Каждая страна должна иметь такой фонд, складывающийся из государственных дотаций и из платежей перевозчиков или экспортеров.

Любовь Чижова: На какой стадии эта идея сейчас?

Ольга Сенова: В Финляндии, по-моему, осуществлена, в Эстонии над ней работают, у нас ничего не происходит.

Любовь Чижова: Ольга, чем опасны разливы нефти для моря и для людей?

Ольга Сенова: Например, если вы возьмете тарелочку с водой и капнете на нее каплю растительного масла, вы увидите, что капля растечется на очень большую плоскость. Так вот нефть как масло покрывает огромные плоскости водного пространства и препятствует дыханию водных организмов и эти организмы погибают. Если эта пленка покрывает побережье у рыб соответственно тоже прекращается дыхание кожное, они тоже погибают. Мы с вами видели замечательные фильмы BBC и других, как отмывают каждую птичку отдельно. Но всех не отмыть. И поэтому при каждом разливе нефти погибают и погибает очень большое количество организмов.

Любовь Чижова: Несколько лет назад мы на Радио Свобода рассказывали о еще одной серьезной проблеме для Балтики – о голубых водорослях.

Ольга Сенова: По-русски мы их называем сине-зеленые водоросли. И это следствие проблемы перенасыщения вод Балтийского моря азотом и фосфором. Азот и фосфор, наверное, вы знаете, это прекрасные удобрения, когда мы их добавляем в землю, от этого растут наши огородные растения. Азот и фосфор попадают в воду, там тоже начинают расти водные растения. Сине-зеленые водоросли располагаются на поверхности и очень легко улавливают кислород из воздуха. И вот поэтому они начинают размножаться больше, чем нормальные, привычные естественные водоросли нашего моря.

Любовь Чижова: Где сейчас на Балтийском море больше всего этих водорослей?

Ольга Сенова: Естественно в мелких прибрежных водах, где повышенный процесс зарастания. А причина в чем? Что такое азот? Азот – это наши канализационные стоки, это наши туалеты. Конечно, это еще и удобрения. Например, Польша выбрасывает много удобрений с полей, не выбрасывают, а стекают с полей. Россия гораздо больше азота выбрасывает в море с канализационных или не канализационных стоков. У нас Петербург развивает свои очистные сооружения неплохо, благодаря водоканалу. Это Петербург как таковой. А ведь у нас есть область, у нас есть пригороды Петербурга.

Любовь Чижова: Ольга, а чем эти водоросли опасны?

Ольга Сенова: Их много разных видов. Многие из них токсичны. Для человека, который хочет искупаться, для зверей морских, для всех полноправных обитателей моря, которые раньше жили без сине-зеленых водорослей, теперь вынуждены искать место, которое не загрязнено. А сине-зеленые водоросли появляются в жаркое лето в июле, обычно в конце июля, начале августа везде, и на пляжах Карельского перешейка, и на пляжах Финского залива.

Любовь Чижова: Ольга Сенова из организации «Друзья Балтики» напоминает, что сделать море чище может каждый житель региона. Достаточно начать с малого – пользоваться моющими средствами с минимальным содержанием фосфора, и использовать на дачах удобрения без азота. Возможно, тогда сине-зеленых водорослей в море станет меньше, и купаться в нем будет менее опасно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG