Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первая мировая: черная дыра росcийской истории


Ежегодно в годовщину окончания Первой мировой войны английская королева Елизавета II возлагает венок к памятнику павшим.

Ежегодно в годовщину окончания Первой мировой войны английская королева Елизавета II возлагает венок к памятнику павшим.

В возрасте 111 лет умер последний участник Первой мировой войны в рядах британской армии – Гарри Пэтч. Он не дожил нескольких дней до 95-й годовщины начала войны, в которой одним из союзников Британии была Россия. В Англии помнят героев Первой мировой. А в России?

Несколько лет назад мне случилось побывать в Лондоне 11 ноября – в день окончания Первой мировой войны. Я стал свидетелем красочного шествия в центре города, вечернего фейерверка на Темзе. Но больше всего запомнились изображения красных маков, прикрепленные к одежде очень многих прохожих.

Красные маки каждую весну расцветают на полях северной Франции и Бельгии, где пролилась кровь сотен тысяч солдат, в том числе и пережившего всех своих однополчан рядового Гарри Пэтча.
Она стала своего рода "черной дырой" русской культурной истории; даже в большинстве книг, повествующих о ней, эта война – всего лишь эпизод на пути к кульминации

Почему-то я уверен, что пройдет еще сто лет, вслед за ветеранами Первой мировой уйдут из жизни их внуки и правнуки – а на улицах Лондона, без понуканий со стороны государства, 11 ноября все так же можно будет увидеть людей с красными маками. И у памятников павшим, которые есть, наверное, во всех городах Британии, Франции, Германии, стран, входивших в состав Австро-Венгрии, будут появляться цветы.

В Первой мировой погибли более 800 тысяч британских солдат. И почти 2 миллиона российских. Но в России нет не только дня их памяти – нет даже мемориала.

Первая мировая война, названная современниками Великой, в России была объявлена "империалистической" и провозглашена всего лишь прелюдией к главным событиям – октябрю 1917 года и "триумфальному шествию Советской власти".

Она стала своего рода "черной дырой" русской культурной истории; даже в большинстве книг, повествующих о ней (вспоминается, например, "Доктор Живаго" Пастернака), эта война – всего лишь эпизод на пути к кульминации. Российской культуре не хватило времени, чтобы осмыслить Первую мировую, события неудержимо рвались вперед, а война - с энтузиазмом ее первых дней, с успехами и поражениями, кровью, потом и слезами, с сотнями тысяч сломанных судеб – вытеснялась из памяти новыми трагедиями.

Сейчас, зная историю ХХ века, очень нелегко представить, что были годы, когда сражались плечом к плечу и получали одни и те же награды в составе одной армии будущие белые генералы и красные командиры. Но тысячи безымянных солдат, павших на Восточном фронте Великой войны осенью 1914-го, не знали о том, что ждет их страну всего три года спустя. Они погибли в боях за родину, которая их забыла.

Было бы безумием призывать к введению "сверху" официального культа памяти Первой мировой и съемке лубочных блокбастеров с непременными ятями и ерами в названиях.

Но вспомнить на этой неделе русских солдат, погибших в Восточной Пруссии и под Перемышлем, на Западной Двине и в Закавказье – можно и должно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG