Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский футбольный тренер, заслуженный мастер спорта Станислав Черчесов


Станислав Черчесов

Станислав Черчесов

Олег Кусов: У нас в гостях – Станислав Черчесов, российский футбольный тренер, заслуженный мастер спорта.

Вопросы ему задают - заместитель генерального директора медиа-холдинга «Азеррос» Рауф Вердиев и обозреватель Информационного агентства «ОСинформ» Артем Мартынюк.

По традиции я зачитаю краткую биографию нашего гостя. Станислав Черчесов родился 2 сентября 1963 года в городе Алагире, Северная Осетия. Футболом начал заниматься в детской школе местного клуба «Спартак». Первым профессиональным клубом вратаря в 1982 году стал «Спартак» (Владикавказ). В 1984 году Черчесов перешел в московский «Спартак», за который отыграл в общей сложности около десяти лет. В 1987 году он стал чемпионом СССР, но сезон 1988 года провел в московском «Локомотиве». В 1989 году футболист вернулся в «Спартак» и вновь выиграл первенство Советского Союза, будучи уже основным вратарем клуба. В 1992 году Черчесов выиграл Кубок СССР/СНГ, а также первый Чемпионат России. До отъезда за границу голкипер трижды получал приз журнала «Огонек» как лучший вратарь страны. В Еврокубках Черчесов доходил со «Спартаком» до полуфинала Кубка чемпионов и полуфинала Кубка Кубков. В июле 1993 года Черчесов перешел в дрезденское «Динамо», в котором играл два года. В 1996 году вратарь подписал контракт с австрийским «Тиролем», за который играл шесть лет. За это время Станислав Черчесов трижды становился чемпионом Австрии. В августе 2002 года Черчесов вернулся в «Спартак» и в конце года завершил карьеру футболиста. Всего за московский клуб он провел 200 матчей. В национальной сборной Станислав Черчесов дебютировал в 1989 году. Всего за сборные СССР, СНГ и России он провел 53 игры. Карьеру наставника Черчесов начал в январе 2004 года, когда стал главным тренером любительского австрийского клуба «Куфштайн». В ноябре этого года он возглавил свою бывшую команду «Тироль», к тому времени сменившую название на «Ваккер-Тироль». На этой должности Черчесов проработал до мая 2006 года, когда вернулся в «Спартак». В московском клубе бывший вратарь занял пост спортивного директора, на котором оставался до июня 2007 года. 19 июня Черчесов был назначен на должность главного тренера московского «Спартака». Этот сезон команда Черчесова завершила на втором месте. В 2008 году были сложные матчи с ЦСКА и киевским «Динамо», которые закончились конфликтами главного тренера с тремя ключевыми футболистами. 15 августа последовала отставка Станислава Черчесова. Станислав Черчесов женат, у него есть дочь Медина и сын Станислав.

Станислав Саламович, это краткая ваша биография. Если у вас есть что добавить или опровергнуть, мы вас слушаем.

Станислав Черчесов: Честно говоря, хотелось бы, чтобы она была чуть меньше. Как говорится, автобиографию не скроешь, но хотелось бы, чтобы титулы, которые были в прошлом, остались в прошлом, надо их забыть и жить сегодняшними реалиями, и смотреть в будущее.

Олег Кусов: Мы назвали все ваши титулы или все-таки что-то упустили?

Станислав Черчесов: Ну, если упустили, я, честно говоря, особо не расстроюсь. Играл еще в сборной мира и в сборной Европы, что касается международного опыта, ну и на Чемпионатах мира, Европы и так далее. Но, еще раз повторяю, стараюсь меньше оглядываться назад, помнить, что было, тот фундамент, который все-таки дает право смотреть с оптимизмом в будущее, и развиваться в другом теперь направлении.

Олег Кусов: Как ваше прошлое вратарское амплуа сказывается на сегодняшнем отношении к жизни? Что вы считаете важнее для себя, как человек: защищать то, что есть – положение в обществе, профессиональный статус, интересы семьи, не пропускать, не допустить ошибки, или все-таки атаковать, завоевывать, брать новые вершины? Что вы любите больше?

Станислав Черчесов: Дело в том, что если брать тренерскую карьеру, там четко написано, что моя команда больше забивала и достаточно много пропускала. Значит, все-таки есть желание идти вперед и искать счастье впереди, нежели оборонять то, что у тебя уже есть.

Олег Кусов: А вообще в жизни, не только на футбольной арене.

Станислав Черчесов: Футбольная арена – это та же жизнь, все проецируется. Характер на поле, характер в жизни – считай, одно и то же.

Олег Кусов: Небезызвестный вам тренер во Владикавказской детской школе Гамлет Аситов когда-то лично мне говорил, поскольку я тоже у него тренировался примерно в то же время, в какое и вы, что вратарь больше всех видит, он должен больше всех анализировать игру и организовывать атаки. Это и в жизни у вас осталось?

Станислав Черчесов
Станислав Черчесов: Мне повезло, у нас с Гамлетом Сергеевичем, который вовремя встретился мне на пути, который те мудрые вещи, что вы сейчас говорите, было много разговоров не только о футболе, но и по жизни. И все-таки самое главное – вовремя встать на правильные рельсы. Мне, к счастью, повезло. Но, к сожалению, недолго с ним пришлось работать. Надеюсь, в этом плане стал бы еще более мудрым.

Артем Мартынюк: Станислав Саламович, а если вернуться от прошлого к реальности, к актуалу, вы последний российский тренер, который сталкивался с «Селтиком» на европейской арене. Через несколько дней это предстоит московскому «Динамо». Как бы вы охарактеризовали это противостояние? И какие у московского клуба шансы?

Станислав Черчесов: Во-первых, шансы есть всегда. И у меня такое чувство, что у «Динамо» сегодня они должны быть выше.

Артем Мартынюк: Выше чем у «Спартака» или у «Селтика»?

Станислав Черчесов: Выше чем у «Селтика» на сегодняшний день. Потому что, хочешь или не хочешь, сталкиваешься с футболом той или иной страны, тем более, наблюдаешь за той командой, против кого ты в свое время играл, наблюдаешь за ней. И у меня сложилось такое чувство в последние дни, а я более интенсивно начал заниматься этим, что «Селтик» по сравнению с теми играми стал, ну, не могу сказать, что слабее, но все-таки какой-то у них определенный внутренний надлом есть. И это говорит о том даже, что они и в чемпионате проиграли. Они все время были чемпионами последних лет, а в этом году они уступили «Глазго Рейнджерс». И есть футболисты, которые тогда не играли, их заменили другие. И они стали, по-моему, менее компактными, менее характерные что ли. Поэтому считаю, что у «Динамо» есть большой шанс. И «Селтик» еще не стартовал в своем чемпионате, так что здесь тоже определенное преимущество. Ну и наверное, самое большое преимущество – это то, что «динамовцы» играют первую игру на «Селтик Парк», а ответная игра будет в родных стенах. Мы прекрасно знаем, что «Селтик» практически дома никому не проигрывает. Международные игры... не знаю сейчас точных цифр, они как-то вылетели из головы, но, по-моему, они одну игру только проиграли за последние 10 лет дома. И как игрок, кстати, я с ними сталкивался, мой «Тироль» играл с ними. Дома мы выиграли 1:0, а на выезде до 43 минуты было 0:0, а потом, к сожалению, у меня случилась травма, и 6:3 мы проиграли.

Артем Мартынюк: Ну а какие-нибудь советы Кобелеву вы могли бы дать?

Станислав Черчесов: Дело в том, что с Андреем Николаевичем мы лично знакомы, играли друг с другом и против. Кстати, когда мы тренерские курсы оканчивали, мы были в паре, когда тренировки проводили, чтобы нам зачеты поставили. Так что отношения прекрасные. Естественно, если советы понадобятся, с удовольствием на них откликнусь. А зачем советовать человеку на аудитории, который сам прекрасно во всем разбирается? И если тонкости какие-то будут... Тем более, я уже два раза в этом Глазго побывал, знаю, какие гостиницы, как лучше доезжать, ну, какие-то организационные вопросы. А чисто футбольные... Он будет изучать команду. И здесь советы излишни.

Рауф Вердиев: Станислав, мне бы хотелось услышать вашу точку зрения как тренера. Сегодня футбол должен быть каким? Есть ли универсальная форма? Или он все-таки остается таким же разноплановым?

Станислав Черчесов: Вопрос обширный, и двумя словами тут не скажешь. Есть страна Россия, есть страна Армения, Азербайджан, Германия, Австрия... Был и в Германии, и в Австрии, играл и работал. Говорят на одном языке. Но опять же совершенно разные вещи, даже по организации. Австрия – это маленькая страна, а Германия чуть больше. Где-то надо летать все время самолетами. Это то, что быстро на ум приходит. А универсализм или организация должна быть подогнана, наверное, все-таки под страну. Есть вещи, которые незыблемые – правила игры, Устав ФИФА, УЕФА, под какой эгидой мы находимся. А вот все-таки какие-то нюансики, которые касаются страны... Мы живем в Москве, летим во Владивосток 7 часов. Когда кому-то говоришь за границей, что 7 часов разница и 9 часов надо лететь, они не верят в это.

Рауф Вердиев: Я вот что имел в виду, Станислав. Зрители, болельщики (я как болельщик рассуждаю) любят победу. Причем чем красивее победа, чем зрелищнее победа, тем интереснее. Многие тренеры знают об этом. Потому что даже если победа достанется в комбинационной игре, но игра будет выглядеть сухо, как бы она отходит на второй план. Вы к какой категории тренеров относитесь? Вы динамичный футбол приветствуете или все-таки футбол, который будет, скажем, от обороны? Вот я знаю, что некоторые тренеры, в частности, ряд немецких тренеров, они проповедую комбинационный футбол, но от обороны. Я знаю, что бразильские команды все на атакующем стиле, и это интересно. И то интересно, и это интересно. Поэтому когда бывают столкновения, например, сборной Германии и сборной Бразилии, мы смотрим абсолютно две разные школы.

Станислав Черчесов: Я понял, о чем вы говорите: что мне ближе. Как игрок большую карьеру, естественно, я провел в «Спартаке», чисто атакующий футбол, естественно, организованный футбол. Но как тренер... вот я тренировал три команды. И могу вам с уверенностью сказать, что в трех командах я действовал по-разному, что в плане построения игры, что в плане руководства командой. Потому что совершенно другой уровень менталитета, совершенно другой уровень класса футболистов и совершенно другая психология. Если я тренировал любительскую команду, которая ничего не хотела и, в конце концов, убедилась, что это реально, и мы вышли в высший класс, во Вторую лигу мы вышли, то я смог донести свою идею. Но если бы я работал так же, как в «Спартаке», сейчас с ними, убежден, что они бы меня не поняли. Потому что надо иногда опускаться до уровня того профессионального развития. И кстати, там я не мог вообще в атакующий футбол играть. Потому что если ты играешь в атакующий футбол, автоматически подразумевается, что человек должен быть достаточно быстрым, техничным, мобильным, развитым в интеллектуальном порядке. Потому что атаковать – это самое сложное. И не хочется атаковать, чтобы тебя постоянно контратаковали после каких-то потерь. И ты делаешь ставку на то, что у тебя есть. И надо достигать результата. Если у тебя топ-футболисты атакующие быстрые, ну, ни один тренер даже их не удержит, потому что характер у них не тот, будет внутренний конфликт.

А когда работал в «Ваккере», уже было чуть легче, потому что и футболисты класснее, и профессиональный подход что в клубе, что в команде. Поэтому опять же не могу сказать, что мы играли в атакующий футбол, потому что другие команды объективно, что по бюджетам, что по подбору игроков, были намного сильнее. И ставка делалась на определенный тренировочный процесс, который позволял бы те плюсы и тот потенциал, который был вот в этих футболистах, из них максимум выжимать. Кстати, нам это удавалось. И надо сказать, что все ехали в наш Инсбрук с опаской. Все знали, что мы не топ-команда, но все прекрасно знали, что оттуда очки сложно увезти просто так, за это надо бороться.

Ну и потом «Спартак». Опять же говорю, совершенно другой уровень футболистов, другая страна, менталитет, бюджет, интеллект футболистов. Ну, естественно, соперники. Вот вы говорите про «Селтик». Значит, надо против них как-то играть. И опять же повторяю, многие критиковали, но я старался делать так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Так стараюсь и работать.

Олег Кусов: Станислав, Мы все помним по советскому чемпионату своеобразный, индивидуальный стиль тбилисского «Динамо» и ереванского «Арарата». Тогда говорили, что это «кавказский футбол», южный, особый футбол. Вот сегодня кавказские команды, которые играют в первенстве России, сохраняют эти традиции?

Станислав Черчесов: Я вам укажу еще на одного представителя «кавказского футбола». Вы забыли про солнечный Азербайджан, где была суперкоманда «Нефтчи». Так что если мы говорим о «кавказском футболе», значит, эту страну никак нельзя забывать, потому что есть и воспоминания хорошие, и друзья там остались.

Олег Кусов: А они часто в Первую лигу просто опускались, вылетали.

Станислав Черчесов: Ну, в мое время они играли и в Высшей лиге. Так что мне, наверное, повезло, что с таким соперником встречался.

Но если брать тбилисское «Динамо», ереванский «Арарат» и «Нефтчи» (Баку), сегодня это сборные – сборная Грузии, сборная Азербайджана, сборная Армении. Согласитесь, что Чемпионат Советского Союза в свое время был достаточно хорошего уровня. Хотя мы привыкли принижать и наших футболистов, и тренеров, и чемпионаты. Очень колоритно проходили все игры. И это те команды, где действительно очень сложно было устоять натиску вот этих... Если в Москве они против нас играли и были более-менее податливые что ли, то у себя они совершенно другое лицо приобретали. И мощнейшая поддержка публики, и они просто преображались. И до сих пор помню ту атмосферу, когда приходилось потеть.

Артем Мартынюк: Скажите, вот у вас была очень долгая и успешная игровая карьера, уже достаточно насыщенная тренерская. А как бы тренер Черчесов отнесся к игроку Черчесову, и соответственно, наоборот? Вы бы удовлетворяли себя как игрок и как тренер?

Станислав Черчесов: Ну, в плане отношения к профессии – однозначно, да. А в плане каких-то игровых качеств... Тогда я догадывался, чего мне не хватает, а сегодня я совершенно в другом амплуа себя вижу и знаю, что, смотря на вратаря Черчесова, мог бы ему какие-то вещи подсказать, которых тогда я не знал. Естественно, требования были максимальные. Не знаю, сработались бы или нет, но, во всяком случае, попытался бы это сделать.

Артем Мартынюк: А у вас мог бы возникнуть с виртуальным собой тот же самый конфликт, который у вас возник в «Спартаке» с тем же Титовым и Калиниченко?

Станислав Черчесов: У нас не было никакого конфликта абсолютно.

Олег Кусов: А я в биографии об этом сказал.

Станислав Черчесов: Конфликтов нет, есть смена поколений. И люди, с которыми я и сам играл, и которых тренировал... Со мной, кстати, это тоже было. Так что не я первый, не я последний, это и других касается. Нет никакого конфликта. Есть цели, которые ставит пред собой клуб, команда, требования тренера, которые он предъявляет, и самое главное, современный футбол. Поэтому конфликта лично у меня с кем-то нет. Есть конфликт профессии с человеком или с футболистом.

Кстати, вы говорили, что я в 2002 году закончил играть. Меня просили подписать новый контракт, но я отказался, потому что я знал, что футбол войдет со мной в конфликт, потому что я не могу уже стать лучше. И что самое обидное, не могу остаться тем же, кем был. Поэтому я сам, играя последнюю игру в «Лужниках» против «Торпедо» (Москва), во время игры уже знал, именно во время игры это почувствовал, что это моя последняя игра. И после этой игры я уже не играл. И что бы кто когда-то ни сказал, что был конфликт Романцев или Черчесов, я сам решил закончить, чтобы моему тренеру, которого я уважал и уважаю, не пришлось, как говорится, браться за хирургический нож.

Олег Кусов: О многом мы хотим сегодня с вами поговорить, не только о футболе, но и о жизни, даже, может быть, о политике. Но если продолжить футбольную тему. Вот вы мне объясните, пожалуйста, Станислав. Я сегодня к футболу отношения почти не имею никакого, только в качестве зрителя. Но я не могу понять, почему в России, где живет 146 миллионов, футбол сейчас, конечно, да, на каком-то нормальном уровне, но все равно не на том, на каком бы хотелось. Например, как в Голландии. А в Голландии живет 17 миллионов человек. Неужели нельзя найти 11 стоящих парней, чтобы российская сборная не только у Гуса Хиддинка побеждала, но и вообще стала стабильной, сильной командой?

Станислав Черчесов: Скажите мне, пожалуйста, что выиграла голландская сборная или голландский футбольный клуб в последние 5 лет?

Олег Кусов: Я имею в виду даже футбол. Ведь голландский футбол - все-таки футбол интересный.

Станислав Черчесов: Я вам 5 минут назад сказал, что мы часто принижаем свои достоинства. В последние несколько лет мы выиграла два раза Кубок УЕФА. Голландский футбол этим похвастаться не может.

Олег Кусов: Это - результат. А российская игра и голландская, они немножко разные.

Станислав Черчесов: Они разные, да. Но кто сказал, что они хуже. Если вам больше нравится голландская, с чем я вас и поздравляю.

Олег Кусов: Мне еще нравится германская, английская, бразильская.

Станислав Черчесов: А вот не хотелось бы быть теми, теми и теми. Давайте будем российской. Не посчитайте меня предвзятым, но 15 лет прожив за границей, наверное, у меня больше, чем у многих, выработался, может быть, лжепатриотизм, не знаю, как это сказать, но люди, которые столько не были за границей, наверное, им сложно будет понять меня. Я россиянин, и я оттуда смотрел на Россию, и там жил, и знаю, что это такое. Поэтому, что бы вы мне ни сказали, я все равно буду за Россию.

Олег Кусов: Тогда ваш прогноз на предстоящий отборочный турнир Чемпионата мира сборной России.

Станислав Черчесов: Во-первых, надо сказать, что последняя игра с финнами обнадежила. Очень большой позитив. И опять же кто-то скажет, что это Финляндия, еще что-то. Но они дома всегда прекрасно играли. Хотя надо сказать, что нам повезло со временем, они были уже после сезонов и чуть разобранные. Но все равно наша команда продемонстрировала хороший футбол. Два прекрасных гола забил давно не игравший Киржаков. И ждем с нетерпением, во-первых, подготовительный матч. Вот сейчас товарищеский со сборной Аргентины. Ну и отборочный матч в октябре, по-моему, 10-го со сборной Германии, где будут расставлены все точки над «i»: будем мы первые в группе или будем играть квалификацию. Хотелось бы, чтобы мы уже в этой игре решили вопрос. Ну, давайте дождемся.

Артем Мартынюк: Господин Черчесов, а вы сейчас следите за «Спартаком»?

Станислав Черчесов: Естественно, слежу. Я слежу вообще за российским футболом, за всеми командами. Не могу сказать, что имею полную информацию обо всем. Ну, естественно, какие-то игры смотришь, какие-то заметки читаешь. И надо быть в курсе всех дел и идти в ногу.

Артем Мартынюк: Просто именно «Спартак» сыграл в вашей судьбе и игровой, и опять же тренерской, наверное, главную роль. Как вам нынешнее состояние дел в этом клубе?

Станислав Черчесов: Как дела в клубе, естественно, мне сложно сказать. Хотелось бы, чтобы все было в порядке. Последние игры команда играет достаточно уверенно, набирает очки, что в футболе не самое последнее дело. К сожалению, в последнюю игру они потеряли, на мой взгляд, не запланированные 2 очка. В турнирной таблице они стоят достаточно высоко. Ну, время покажет. Я все время говорю, что есть промежуточные результаты, есть окончательный результат. И я всегда, и как игрок, и как тренер, нацеливался на окончательный результат. А игры, которые идут каждую неделю, - это те игры, которые надо выигрывать, или набирать очки, которые тебе, в конце концов, принесут то или иное место в турнирной таблице.

Артем Мартынюк: А как вы относитесь к возвращению Романцева в «Спартак»? Потому что уже многие фактически списали Олега Ивановича со счетов, а тут именно с его возвращением многие связывают опять же нынешний всплеск в игре клуба.

Станислав Черчесов: Сложно сказать. Во-первых, отношение хорошее как к тренеру. Я его знал и как президента, и как тренера сборной. Как президент – здесь мне сложно сказать, потому что президент – это уже экономика, это уже бумаги, и там все написано, все хорошо или плохо. А как тренер... Все в турнирной таблице ясно, 9 раз мы стали чемпионами. И я с ним вместе титулы завоевывал. А насчет возвращения сложно сказать, кто чем и как занимается. Главное, чтобы команда выигрывала, а все остальное...

Олег Кусов: Станислав, вы как футболист начинали во Владикавказе. Романцев как тренер начинал во Владикавказе. Давайте поговорим о Владикавказе. Тем более, ваши соотечественники наверняка сейчас слушают вас, и у них есть масса вопросов. Что вы думаете о сегодняшней «Алании»?

Станислав Черчесов: Сегодняшнюю «Аланию» я не видел практически ни разу, поэтому то, как играют, какой футбол, какая тактика, я не знаю. Но смотрю таблицу, что меня радует – они на первом месте, в Кубке продвинулись дальше. О целях, задачах, стратегии мне сложно сказать, потому что на эту тему я практически ни с кем не разговариваю. Я могу только порадоваться, когда они выигрывают, и огорчиться, когда они проиграют. И если надо чем-то помочь – советом, делом, я готов помочь.

Олег Кусов: А обращаются?

Станислав Черчесов: Пока не обращаются, но если обратятся, то поможем. Все-таки я в футболе долго. И вопросы бывают разные, не только тренировочного плана.

Олег Кусов: Две команды сегодня лидируют в первом дивизионе кавказские – «Алания» и «Анжи». Это закономерность или это просто стечение обстоятельств спортивных?

Станислав Черчесов: Если брать «Анжи» - комплимент коллеге Тетрадзе Омари, с которым и в «Спартаке» мы вместе играли, и в сборной достаточно много игр провели. Бывало часто, что даже в одном номере жили. Поэтому не наблюдать за этим и не порадоваться за него я не могу. Он прекрасно свою работу делает. Недавно мы созванивались. И пожелаю, чтобы и сезон закончился на мажорной ноте. Будем надеяться, что задача, которую они поставили, будет решена. А то, что именно две кавказские команды в лидирующей группе, а «Анжи», кстати, сейчас третья, по-моему, второе «Шинник» занимает, значит, люди, которые управляют республиками, стараются вкладывать и душу, и деньги, естественно, в развитие футбола и хотят, чтобы команды были в Высшей лиге.

Рауф Вердиев: Станислав, вы из Осетии. Тренер «Нефтчи», о котором сегодня упоминалось, Казбек Туаев тоже из Осетии. Это был яркий период у тренера, и команда была действительно стабильная. Вас, судя по тому, что мы сегодня и услышали, и понаблюдали, можно назвать гениальным тренером, потому что вы играли с гениальными людьми и тренировали гениальные команды. И мне бы хотелось поговорить о том, что мы затронули один вопрос: команда России, 11 человек, которые постоянно ищутся, в поиске, идет селекция. Уже один голландец есть в команде.

Станислав Черчесов: Причем самый главный.

Рауф Вердиев: Недавно была игра с командой Азербайджана. Гус Хиддинк охарактеризовал таким образом: есть потенциал, но боятся. Наблюдаете ли вы вообще за командами стран СНГ, о которых мы сегодня говорим, и в частности, за командой Азербайджана, командой России? Как это все выглядело бы, с вашей точки зрения, и что необходимо сегодня, какие нюансы, как тренер?

Станислав Черчесов: Вы задали конкретный вопрос. Игру с Россией я смотрел. То есть двумя словами простыми, чтобы не вдаваться в какие-то зарисовки тактического плана, которые простой человек может не понять, я не видел азербайджанского колорита, азербайджанского...

Олег Кусов: Но их же Туаев тренирует, осетин.

Станислав Черчесов: Нет-нет, вот именно того менталитета, который... Вот когда я игру смотрел, я вспоминал наши игры, где была искра, где были ошибки, где были эмоции. И вот эмоций в этой игре, во всяком случае, я не видел, вот этого самого главного, что определяло и азербайджанский, и армянский. Мы затрагивали эту тему. Вы, может быть, удивитесь, но азербайджанскую команду я видел еще несколько лет назад, когда они с австрийцами в одной группе были. По-моему, они 1:1 сыграли в Вене. И когда я включал телевизор, я просто знал, что мне ждать: могут выиграть, могут проиграть. Но я помню, что это было. И поэтому то, что я сейчас видел, - это уж больно запрограммированные, механически обученные люди, которые как бы по плацу ходят. Не было той изюминки, которая раньше отличала Машаллу Ахмедова, Искандера Джавадова. Ну и Туаев... О чем говорить?!.. Я месяца три назад по телефону с ним говорил. Кстати, познакомился. Он был для меня Богом что ли. Достаточно хорошо поговорили. Ну, естественно, когда такой тренер, он заставляет людей... Кровь. Я все время говорю, все можно поменять, а вот группу крови поменять тяжело. Поэтому в этой игре мне показалось, что пытаются поменять группу крови, что практически, наверное, невозможно. Можно прическу поменять, можно загар, одежду, а вот группа крови, если она есть, то она есть. Все-таки должны играть на своих сильных сторонах, при всех плюсах и минусах не терять лицо.

Олег Кусов: Что-то мы сегодня все о футболе и о футболе.

Станислав Черчесов: У меня просто так получается, где бы ни был не только я, но и мои коллеги, все время разговор идет о футболе.

Олег Кусов: Слушатели подумают, что вас, Станислав, больше ничего в жизни не интересует. А мне кажется, что многое...

Станислав Черчесов: Меня много чего интересует.

Олег Кусов: И я хочу поговорить о вашем представлении о родине. Вы долго жили за границей. Что для вас родина? Это город Алагир? Это Осетия? Это Кавказ? Это Россия? Что именно?

Станислав Черчесов: Когда человек за границей, его родина – Россия. Когда человек в России, его родина – Владикавказ. Когда человек во Владикавказе, родина – Алагир. Вот такая ступенька идет. Понимаете, когда ты долго играешь за границей, ну, Россия – это Россия. И мыслишь масштабно и глобально.

Олег Кусов: А часто бываете в Алагире?

Станислав Черчесов: Достаточно. И когда работал за границей, минимум два раза в год был.

Олег Кусов: Это маленький, компактный городок прямо у входа в Алагирское ущелье, где очень много чудес осетинских. Там и Нузальская долина, Унальская долина солнечная, там и Цейское ущелье – жемчужина республики, там и дороги перевальные, Рокский тоннель, Мамисонский перевал. Этот необыкновенный городок, он как бы равнинный, но прямо у горной гряды. Из некоторых домов выходишь – и видишь прямо перед собой лес, убегающий на скалы. Вот как эта атмосфера на вас повлияла в детстве, как она вас сформировала?

Станислав Черчесов: Ну, в детстве, наверное, не задумываешься, где-то на уровне подсознания все происходит. Где воспитывается человек, там и определенные ценности вырабатываются, которые до сих пор в моем понимании не меняются, не искусственно, а натурально. Как говорят, что с молоком матери впитываешь, то и остается. Просто Алагир все-таки, ну, не могу сказать, что нецивилизованный город, но все-таки от цивилизации чуть-чуть был далеко. И мы воспитывались совершенно по-другому. Даже по-русски, по большому счету, хорошо я начал говорить, когда переехал во Владикавказ. А так, естественно, говорил, но с акцентом. Поэтому до сих пор воспитание то, что получил, остается.

Олег Кусов: Продолжим лингвистическую тему. Сколько вы знаете языков?

Станислав Черчесов: На всех языках мира могу сказать два слова, потому что хотя бы «здравствуйте» и «до свидания» надо было знать в тех странах, в какие ты попадаешь. А так английский и немецкий, если вас интересуют иностранные языки. Ну, естественно, те языки, которые в Осетии, - дигорский, кударский, тоже говорю.

Рауф Вердиев: Насколько мне известно, вы и кандидатскую диссертацию на немецком языке защитили.

Станислав Черчесов: Нет, это не кандидатская, а это когда я академию оканчивал, тренерскую школу оканчивал, там на чисто немецком языке и писать, и отвечать...

Рауф Вердиев: Немцев поправляете?

Станислав Черчесов: Был такой случай, когда сдавали экзамен, все-таки стрессовая ситуация. И наверное, мне это помогло, потому что хочешь или не хочешь, но определенное напряжение есть. И когда австриец меня толкал все время и говорил: «Станислав, как это пишется?», - вот это действительно стресс сняло. Потому что мне так смешно стало: австриец спрашивает русского осетина, как пишется на его родном языке то или иное слово. Поэтому мы посмеялись над этим и благополучно сдали экзамены.

Артем Мартынюк: Позвольте уж вернуться к футболу все-таки. Станислав футбольный тренер, а не лингвист. Хотя кто знает... И для начала позвольте небольшую ремарку и вам, Олег, и вам, Рауф, насчет той пресловутой выборки 11 человек из множества миллионов жителей какой-то страны. Понимаете, если класть в основу успеха именно эту статистику, то получается, что в финале Чемпионата мира всегда будут играть Китай и Индия. Но этого не происходит. Дело не в количестве людей в стране, дело в уровне подготовки.

Олег Кусов: Как их найти – вот в этом дело.

Артем Мартынюк: А на уровне Голландии это все точно так же известно. Наверняка и Станислав вам тоже расскажет, что в Голландии, по-моему, каждый мальчик когда-то проходил через футбольную школу. К сожалению, о России этого не скажешь.

И Станислав, если вернуться к вам, как к тренеру. Какой вам подход ближе именно в руководстве командой: условно, подход мадридского «Реала», когда за очень большие деньги покупаются уже достаточно зрелые футболисты, или подход Арсена Венгера и его «Арсенала», когда берется молодая поросль и из нее уже потом выращиваются настоящие звезды?

Станислав Черчесов: И тот, и тот подход имеет право на жизнь. Первое здесь – какие задачи.

Артем Мартынюк: И у «Арсенала» всегда задача – чемпионство, предположим, и у «Реала».

Станислав Черчесов: Нет, я с вами не согласен. Потому что, во-первых, задача – чемпионство, если есть, то, в принципе, надо смотреть когда: сегодня и сейчас или завтра, послезавтра, когда они все подойдут. Есть определенный процесс. Вот «Реал» - это такой клуб, который хочет сегодня и сейчас. И самое главное, идет спрос с того же тренера: не стал чемпионом – собираем вещи. Ну, я утрирую. Тот же Арсен Венгер, который и клуб такое, наверное, проповедует: ну, не стал он чемпионом, человек работает дальше. Опять же повторяю, здесь подходы совершенно разные. С тем подходом я не знаком, что в «Реале». А тот поход, который у Арсена Венгера (с которым, кстати, я лично знаком, мы познакомились перед финалом Лиги чемпионов), мне нравится. Не в той мере, как у Арсена, это получилось или получится, надо это развивать. Но так как я работал в Австрии в таких клубах, где нет много денег, вот этим приходилось заниматься. И могу сказать, что какие-то вещи удавались.

А что касается «Спартака», то, наверное, вы тоже обратили внимание, что, во всяком случае, в мою бытность мы звезд не покупали. И искали таких футболистов, которые... сейчас уже и Джанаева могу отметить, и Паршивлюк основным игроком стал, и Веллитона молодого купили. Вот именно в таком направлении мы работали. Дзюба, Прудников, Баженов, Павленко попали в сборную. А сегодня, наверное, тоже изменилось. Потому что сейчас уже тоже покупают в «Спартаке» готовых футболистов, того же Алекса, того же Ибсона. Значит, все меняется. У меня задача была и воспитать, и давать результат. И честно говоря, я этим процессом наслаждался, потому что футболисты развивались, прогрессировали. Требования, конечно, жесточайшие, но всем надо выиграть, и выиграть красиво. Думаю, что в том случае, что мы были, в той ситуации мы максимально практически все выжимали.

Артем Мартынюк: Вот вы упомянули Ибсона, и с ним в «Спартаке» уже четыре бразильца. И сейчас уже многие говорят, что это перебор, что нельзя эти колонии делать, что они только танцевать самбу будут, когда их четверо.

Станислав Черчесов: Ну, если они будут танцевать самбу на поле, где они будут приносить результат, это все быстро забудется. И я во вчерашнем интервью своем сказал, что я не люблю рассуждать, не зная, что внутри. В конце концов, я это делал, наверное, и сегодняшние руководители так делают, - изучать футболиста, которого берешь. Что за характер, куда бьет, куда бежит – это все видят, а как он себя внутри чувствует и что принесет с собой в коллектив – вот тут надо правильно смотреть. Мы, во всяком случае, в наше время таких ошибок избежали. И не хотелось бы сразу ставить большой вопрос о «бразильской колонне». Давайте дадим людям работать. И наверное, знают, чего хотят, и знают, как добиваться определенных успехов.

Рауф Вердиев: Станислав, я несколько затрону такую тему, которая не имеет отношения к футболу. Вы из Осетии. 26 августа будет День независимости Республики Южная Осетия. Вам, как осетину, вопрос решения проблемы разделенного осетинского народа, я думаю, близок. Потому что и Валерий Гергиев прилетал в Южную Осетию, мы знаем, и Валерий Георгиевич Газзаев на эту тему отзывался. Сейчас бы хотелось послушать ваше мнение. Первая годовщина. Каким образом сегодня Осетия, осетинский народ будут развивать спорт, будут развивать культуру, какие-то другие направления искусства? И если вас пригласят, то откликнитесь ли вы приехать туда?

Станислав Черчесов: Во-первых, есть независимость. И когда начинаешь задумываться, какими путями и какими средствами она достигнута, наверное, все-таки хочется, чтобы это всегда было политическое, а не военное. Ну, раз это случилось, историю вспять повернуть нельзя. Прекрасно помню эти дни, честно говоря, невыразительный наш матч с киевским «Динамо» состоялся как раз именно в день траура, когда это случилось. И не знаю, что больше меня тревожило – моя отставка или ситуация, которая развивалась в моей родной республике. И надо отдать должное руководству, в частности Медведеву, он с первых секунд жесткую позицию принял и до сегодняшнего дня от этого не отошел. И та поддержка, которую они оказывают, это, во-первых, радует, а во-вторых, внушает оптимизм. И если я не ошибаюсь, скоро открывается микрорайон Московский.

А что касается спорта и культуры, министром спорта назначен мой товарищ, могу так сказать, Бахва Тедеев, который сам был прекрасным спортсменом. И наверное, он разберется в тех направлениях, которые сейчас нужны Южноосетинской Республике. И если нужна какая-то поддержка – всегда пожалуйста, готов прилететь. Чтобы народ знал, что Алагир ближе к Южной Осетии, нежели Владикавказ, чисто территориально. Так что они совсем соседи, и поэтому отношения у нас всегда были... Кстати, первых беженцев, которые были из Южной Осетии, приняли в Алагире, и до сих пор они там проживают, учатся, развиваются и так далее.

Олег Кусов: А вы политизированный человек?

Станислав Черчесов: Не политизированный, но стараюсь все отслеживать, чтобы быть в курсе определенных событий, чтобы при любом разговоре ты был не чужой, держу руку на пульсе, как и все, по моему мнению, нормальные люди, которые живут в той или иной стране.

Артем Мартынюк: От моего вопроса нельзя уйти. Да, он, конечно, банален. Какие подвижки в том, чтобы мы снова увидели Черчесова тренера на тренерской скамейке какого-либо из клубов в России или в СНГ, где сейчас очень популярны российские тренеры?

Станислав Черчесов: Если я сейчас какие-то клубы буду называть, с которыми я общался по той или иной причине, это будет неправильно. Согласитесь, что сегодня российский футбол тоже... последние события подтвердили, что есть определенные проблемы. Знаете, как в «Титанике»: на четвертом шампанское пьют, а уже внизу залило два этажа. Поэтому мы прекрасно знаем, что сегодня определенные проблемы есть в российском футболе. Многие команды все-таки от своих амбиций, которые имели раньше, отказываются. И поэтому определенный промежуточный период, который сегодня есть, надо переждать, команды определятся со своими бюджетами, целями. И тогда можно более конкретно на эту тему говорить.

А на следующей неделе будет у меня опять одна встреча. Знаете, когда женятся, все-таки надо приглядываться друг к другу, чтобы потом не разводиться. Определенный уровень и личностный, и тренерский есть, поэтому не хотелось бы... Только надо правильно понять, что я имею в виду. Никто тебе чемпионскую команду не подарит, ее надо делать. Главное, чтобы была возможность что-то сделать. И определенные амбиции у руководителей, и тот фундамент, который необходим для продвижения, были бы в этом клубе, и тогда можно приходить и делать. Я привык делать, поэтому в этом плане я открыт.

Рауф Вердиев: Станислав, мне кажется, что сегодня ситуация складывается таким образом: спорт находится вместе с политикой на каких-то определенных лыжах, то есть дифференцированный подход. Я знаю, что недавно проходил турнир памяти Гейдара Алиева, вы участвовали в этом турнире. Там была дочь президента Азербайджана Ильхама Алиева. И по различным оценкам, можно сказать, как организатор вы великолепно проявили себя, турнир получил огромный резонанс, я знаю, и в прессе. И говоря о российско-азербайджанских отношениях... вспоминали сегодня Казбека Туаева, сейчас у вас уже начинаются контакты. Вот я, как заместитель генерального директора медиа-холдинга «Азеррос», вижу, что вы, как россиянин, очень хорошо чувствуете азербайджанскую ментальность. Вот если бы гипотетически было такое предложение к вам, например, со стороны какой-нибудь из сборных стран СНГ, вы отдали бы предпочтение странам СНГ, российской команде или каким-то странам, скажем так, Третьего мира?

Станислав Черчесов: Опять же повторяю, ничего исключать нельзя, потому что это моя профессия. И самое главное – подход. Вот вы сказали сейчас о сборных бывших республик. И могу вам сказать, что одна ко мне обратилась, не буду говорить какая, но я сразу знаю, что мы ментально друг другу не подходим, поэтому, естественно, был вежливый отказ.

Ну а если вспоминать тот турнир, который проходил в «Лужниках», первый же звонок, который прозвучал... Знаете, бывают какие-то вещи. А когда раздался звонок: «Вот есть турнир. Мы бы хотели... Почетный гость», - ответ был сразу «да!». Не знаю до сих пор почему, но это внутри. Знаете, бывает такая реакция сразу. Все отменил, и два дня, как говорится, с утра и открытие было, и первый удар, и определенные подсказки в организации. Два дня там провел. Кстати, что интересно, почему я это запомнил, шел чуть-чуть с напрягом все-таки, и когда увидел народ, который живет, менталитет, и чуть-чуть сам раскочегарился что ли, и меня разбудили, и все так прошло. И почему опять запомнил, два дня лил дождь, два дня провел под зонтиком, намок, замерз и так далее. И что самое интересное, когда было вручение, вот именно те 30 минут светило солнце. И была шутка (или серьезно): «Видите, и солнце вышло посмотреть на первого победителя Первого кубка Гейдара Алиева». Поэтому я все это помню. Остались мы довольны друг другом. Потом поужинали. Надеюсь, все прошло хорошо. И на Второй кубок тоже с удовольствием отзовусь, где бы я ни был.

Олег Кусов: И в заключение журналисты выскажут свое мнение об услышанном, о том, что сказал Станислав Черчесов.

Рауф Вердиев: Мне очень понравился откровенный разговор со Станиславом Черчесовым. Я, честно говоря, до этого думал, что, действительно, люди спорта несколько замкнуты, но пообщавшись с этим человеком, я увидел, что он настолько многогранен и разбирается абсолютно в любых темах. А самое главное, что я почерпнул, что Станислав – это патриот России с азербайджанским менталитетом.

Артем Мартынюк: Станислав Черчесов во многом был одним из тех людей, на которых я смотрел по телевизору, когда был совсем-совсем маленьким, и думал: «Ух ты!». Вот Станислав Черчесов был одним из тех, на кого я хотел быть похожим. Возможно, Станислав Черчесов станет отличным тренером, но то, что он хороший человек, это ясно уже сейчас.

Олег Кусов: А я, общаясь со Станиславом, понял, что в настоящий футбол, как и в хоккей, играют настоящие мужчины. Вот тогда это футбол, а не отбывание номера на футбольном поле.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG