Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Буратино для педофила


Анастасия Кириленко

Анастасия Кириленко

Пермский суд недавно смягчил наказание педофилу. Виновный не только сам совершал преступления, но и вознамерился создать фирму, чтобы "торговать мальчиками для депутатов и чиновников".

Неудавшемуся предпринимателю по закону грозило 15 лет, в итоге дали 12, а суд смягчил наказание до 11. Мотивы такой милости неизвестны. Может быть, потому что фирма для депутатов была лишь намерением. А, может быть, потому, что интеллектуал в свободное от утех время выучил китайский и завел семью?

Но бог с ним, с переводчиком китайского и даже с депутатами. Спрос на услуги мальчиков, как видим, есть. А что же с предложением?

Те, кто занимается коммерческим сексом регулярно - уличные дети. Как рассказал один из сотрудников организации "Гуманитарное действие" в Петербурге Алексей Волков, только в этом городе сегодня насчитывается не менее шести тысяч беспризорников младше 18 лет. Немного, если учесть, что раньше их было 12 тысяч. Считается, что это так назваемые "дети 90-х": тяжелая экономическая ситуация, кризис в семье совпали с предложением доступных наркотиков, и дети оказались втянутыми в уличную жизнь.

По данным организации, средний возраст, в котором дети уходят жить на улицу - 12 лет. Как правило, через год они становятся постоянными потребителями тяжелых наркотиков и, чтобы заработать от нескольких сотен до тысячи рублей в день, начинают заниматься проституцией.

Есть целая система заработков, где дети 10-13 лет зовутся "Буратино". У них есть старшие покровители - "Лиса Алиса" и "Кот Базилио". Младшим сложнее достать наркотики, старшим труднее заработать. В результате получается симбиоз.

Разумеется, потребителей услуг детской проституции, по российскому законодательству, следует считать педофилами.

Куда смотрят правоохранительные органы? Они стараются! В прошлом ноябре в Петербурге, в квартире, где, по оперативным данным, располагался притон любителя детей, милиция задержала .... десятерых подростков. Позже хозяину предъявили обвинение в вовлечении несовершеннолетних в антиобщественную деятельность. Это - наименее серьезное обвинение из возможных, которое пока не привело ни к какому наказанию. Все это при том, что этот случай стал (случайно) известен журналистам. Милиционеры даже пытались убедить нас, журналистов, что мы "не тех защищаем".

Вообще же, по словам Волкова, доказать педофилию трудно. Для этого нужно найти детей, которые согласятся свидетельствовать в суде, а это почти невозможно. Они, мягко говоря, не разговорчивы.

Ладно, пускай на спрос на этом рынке услуг воздействовать сложно. Тогда, может быть, стоит прежде всего работать с предложением - попытаться детей улицы ресоциализировать?

Здесь у государства оригинальная позиция: чтобы бездомному встать на учет у государственного соцработника, нужно это сделать "по месту жительства" - короче, иметь паспорт. "Паспортов у них нет. Кто-то вообще не получал. Кто-то оставил документы, уходя из дома. Кто-то оставил в залог в милиции. Был у нас случай, когда мальчишку задержали с двумя паспортами в метро. Сказали - "за каждый принеси полторы тысячи, а мы подождем". Ждут до сих пор", - рассказал Волков.

Ресоциализацией безнадзорных детей занимаются НКО. Пока не очень успешно. С улицы их удается вернуть 5-10%. Правда, в большинстве случаев дети возвращаются обратно. Туда, где их ждут "бодяженные", но такие доступные наркотики. Со всеми вытекающими способами заработков, инфекциями и продолжительностью жизни.

А отношение к беспризорникам задержавших их милиционеров ("конченые люди, не тех защищаете") - квинтэссенция настроений большинства. Большинства, которое считает "преступлением против детства" гей-парады, зато предпочитает не замечать более серьезные проблемы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG