Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли спасти Москву от архитектурного варварства


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.

Марк Крутов: В Музее архитектуры представили доклад с красноречивым названием "Московское архитектурное наследие: точка невозврата". Это толстый том, в котором собраны не только сведения о погибших и находящихся под угрозой уничтожения памятниках, но и предлагаются цивилизованные решения сохранения исторической застройки российской столицы.

Лиля Пальвелева: Перелистывать доклад, оформленный в виде превосходно изданной книги с многочисленными фотографиями - занятие одновременное увлекательное и печальное. Грустно от того, идут под снос или искажаются до неузнаваемости ценные с художественной и исторической точки зрения здания. Вместе с тем, комментарии к снимкам не просто содержательны - в них еще и можно найти сведения о том, что делает конкретную постройку особенной.
Раскрыв наугад том доклада, увидим, к примеру, такую статью: "Жилой дом с барельефами. Плотников переулок, 4. 1907 год. Этот доходный дом прославился своим фризом "Парнас" с изображением знаменитых русских писателей. Барельеф был поврежден, когда в здание врезался грузовик".
Доклад "Точка невозврата" подготовлен знатоками архитектуры из России и Великобритании. Один из авторов и главный редактор - Эдмунд Харрис - сравнивает первый выпуск аналогичного отчета за 2007 год с нынешним.

Эдмунд Харрис: Стало понятно после выхода первого издания, что хотя произошли какие-то изменения в лучшую сторону, ситуацию положительной никак не назовешь. С начала года я попадал на мероприятия, где показывали объекты, которые демонстрировались московским правительством. Там были какие-то объекты, которые действительно были очень грамотно отреставрированы, это, например, Собор Марфо-Мариинской обители. Но были еще какие-то объекты, как поступили с ними, никак не отнесешь к реставрации. Это главный дворец и Хлебный Дом в Царицыно, это усадьба Римского-Корсакова, точнее, одна стена, которая от нее осталась. Угрозы в принципе одни и те же и они никуда не делись.

Лиля Пальвелева: В "Точке невозврата" называют и анализируют 10 угроз архитектурному наследию, самая мягкая из которых (потому что обратимая) - это полное занавешивание фасадов рекламными полотнищами. Дом Сытина, яркий образец модерна на Пушкинской площади - тому пример.
Хотя в целом доклад посвящен Москве, но в нынешнее издание, сообщает Эдмунд Харрис, включили также информацию о Петербурге

Эдмунд Харрис: Долгое время принято было считать, что массовое уничтожение памятников старины - это чисто столичная особенность. Сейчас совершенно понятно, что постепенно то же самое происходит и в других городах и везде причины одни и те же - недостаточное понимание того, что такое реставрация, идея, что можно ее заменить возведением дешевых, грубых муляжей. Недостаточное соблюдение действующего законодательства или, наоборот, использование разных лазеек. Я не очень хорошо отношусь, хотя, как вы понимаете, нерусский человек, все-таки не очень хорошо отношусь к тому, что английские слова появляются в русском языке. Но, тем не менее, все чаще встречается слово "месседж", в чем заключается главный месседж нашей книги. Так вот, несмотря на то, что может сложиться довольно душераздирающее представление о ситуации с сохранением старины в Москве, тем не менее, эта книга - это своего рода признание в любви этому городу. Я думаю, что без любви было бы невозможно сделать то, что мы сделали. Очень часто в живых журналах, где обсуждаются вопросы охраны наследия, где освещаются раннее не очень известные памятники, встречаются отзывы, вроде, "как это красиво, а я не знал, что у нас есть". Так нам хотелось показать, что в Москве есть, чтобы, несмотря на огромные разрушения, остановить эту волну пока не поздно, есть, что сохранять.

Лиля Пальвелева: По мнению авторов доклада, утверждение московских градостроителей о том, что третьего не дано - либо жить среди исторических руин, либо в комфортной городской среде - в корне неверно. Здесь уместно вспомнить о так называемом "Винзаводе", в кратчайшие сроки ставшем чрезвычайно популярным местом. Старую промышленную архитектуру успешно приспособили под выставочные площади для показа произведений современного искусства.
XS
SM
MD
LG