Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским. Мэтт Тирнауэр, “Валентино: последний император”.




Александр Генис: А сейчас Ведущий “Кинообозрения” “Американского часа” представит нашим слушателям фильм, посвященный королю, вернее – императору моды - Валентино. Прошу вас Андрей!


Мэтт Тирнауэр, “Валентино: последний император”.
Matt Tyrnauer, “Valentino: the last Emperor”.


Андрей Загданский: Для всех, кто когда-либо интересовался высокой модой, фильм Мэтта Тирнауэра станет событием. Интимный взгляд на самого знаменитого дизайнера прошлого и нынешнего столетия, беспрецедентный доступ, который Валентино предоставил автору фильма, возможность увидеть, как работает, как создает легендарный художник. Валентино отвечает в фильме на знаменитый вопрос Зигмунда Фрейда, на который, якобы, сам Фрейд не знал ответа: чего хочет женщина? Валентино знает: женщина хочет быть красивой. Картина сделана журналистом, который много лет уже пишет о моде, но никогда не делал до этого фильмов. Вероятно, от этого очевидные режиссерские проколы - ритмическая невыстроенность картины и многие другие недостатки, на которые, кроме узкого круга профессионалов, не обратит внимание никто. В картине несколько тем. Первая тема - тема художника, самая интересная и наименее исследованная в фильме. Мы видим Валентино в процессе создания практически только одного белого платья. Но, какого платья! - можно добавить. Мне всегда интересно смотреть, как работает мастер. Увы, секреты мастерства явно не входили в задачу режиссера фильма. Одну очень интересную деталь запомнят, правда, все. В фильме работают десятки, сотни швей, и нет ни одной швейной машинки - все делается вручную. Вторая тема фильма - тема дружбы, партнерства и лояльности. Вот уже 45 лет Валентино работает в партнерстве с Джанкарло Джаметти. Его друг, любовник, человек, который решает все практические вопросы бизнеса и жизни, ибо, по его же собственным словам, “я - полная катастрофа во всем остальном”. Когда Валентино вручают Орден Почетного легиона, дизайнер произносит речь, он упоминает многих, но не называет Джанкарло. Зрители в это время видят Джанкарло в кадре. Параллельный монтаж: Валентино с Орденом Почетного легиона - на трибуне, Джанкарло - в зале. Потом Валентино продолжает, что всех, кто помог ему достичь этого успеха, перечислить невозможно. Опять крупный план, Джанкарло, ожидание. И, наконец, Валентино, дрогнув, со слезами на глазах, говорит, что все это было бы немыслимо и недостижимо, если бы не его друг и партнер Джанкарло.


Александр Генис: И тут, конечно, ни один глаз не остался сухим.


Андрей Загданский: Джанкарло улыбается, поднимает в приветствии кулак, все счастливы, и это лучший, самый эмоционально трогающий эпизод фильма.
Третья тема - тема корпоративного контроля. Компания “Валентино” уже давно продана итальянскому конгломерату, другая компания уже скупает акции той компании, и так далее. Короче говоря, после 45 лет Валентино уйдет из бизнеса и останется только его имя, которое приносит деньги владельцам имени. Сам дизайнер не будет иметь к этому никакого отношения. Печально? Не совсем. Дизайнеру очень хорошо заплатили за его имя. И четвертая тема – тема неутолимого человеческого тщеславия. На этой, собственно говоря, ноте фильм и заканчивается. После нескольких капризных реплик, вроде “я бы не хотел, чтобы мой праздник 45-летия в бизнесе выглядел как “Cirque de Soleil’’, он дает согласие именно на такое гала. В Риме, на месте Храма Венеры, прямо напротив Колизея, строится сцена. Тысячи гостей, знаменитости, принцессы, летающие балерины в воздухе в знаменитых красных платьях от Валентино. От высокой моды до пошлости всего один шаг, и великий дизайнер делает этот шаг, не особенно раздумывая.

Александр Генис: Андрей, художник в наше время стал менее значительным, чем модельер, потому что искусство перестало быть таким важным, как оно было в эпоху Ренессанса, или даже в 19-м веке. На это место пришел модельер. Что он принес такого, что нас очаровывает, людей, которые никогда не будут носить… У меня, правда, есть костюм от Валентино, но я боюсь, что это не тот Валентино. Что же нас так привлекает в этом творчестве?

Андрей Загданский: Исключительная, недостижимая, высокая, небожительская красота. Вот, в чем дело. В фильме есть один кадр, который, на мой взгляд, режиссер посильнее разработал бы в большой эпизод. Валентино заходит в гардеробную, это, собственно, даже кладовка музея, где висят на вешалках платья и костюмы, которые он сделал за 45 лет. Он перебирает их, и каждое из них это история, он вспоминает что-то: это он делал для Жаклин Кеннеди, а это он делал для этой актрисы, а это - для этой. И мы видим 45 лет красоты. Вот эта недостижимая, волшебная, небесная красота, это и есть то, что он делает, то, что он продает, я имею в виду, в высоком смысле, то, что он отдает людям.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG