Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Кончина легендарного американского балетмейстера


Юрий Жигалкин: Семь человек, шестеро из них американские граждане, были арестованы в понедельник по обвинению в подготовке к участию в джихаде. За плечами главы группы - 39-летнего Дэниэла Бойда - удивительная биография. В конце 80-х, начале 90-х годов он проходил подготовку в лагерях на территории Афганистана и участвовал в войне с неверными. В 1991 году он был арестован за ограбление банка в Пакистане и был уличен в членстве в радикальной исламской группе "Хезбислами". Бойд был арестован вместе со своими двумя сыновьями и четырьмя сообщниками в своем доме в Южной Каролине. Они обвиняются в сборе средств на ведение террористической кампании за рубежом и в подготовке к участию в джихаде. Жены двоих арестованных выразили облегчение в связи с разоблачением подпольной деятельности их супругов.
Инъекция сильнодействующего обезболивающего препарата могла стать причиной остановки сердца Майкла Джексона. Роковой укол, скорее всего, был сделан личным врачом Джексона незадолго до смерти певца. К такому выводу, по сведениям анонимного источника агентства "Ассошиэйтед Пресс", пришли следователи, расследующие обстоятельства смерти Джексона. Согласно этому источнику, врач регулярно вводил Джексону препарат Пропофол в качестве снотворного, несмотря на то, что это средство предназначено для использования во время анестезии только в больничных условиях, с соблюдение мер крайней предосторожности. Пропофол и другие сильнодействующие лекарства вкупе с кислородными баллонами и подушками, которые могут применяться для выведения пациента из состояния искусственного сна, были найдены в доме Джексона. Личный врач Джексона, обнаруживший его бездыханное тело утром 25 июня, отрицает использование гибельных для певца препаратов. Однако он является подозреваемым по делу о непреднамеренном убийстве Майкла Джексона.
Кончина в воскресенье Мерса Каннингама, крупнейшего новатора в области современного танца, стала поводом для многочисленных попыток оценить уникальный вклад американского хореографа и танцовщика в искусство балета. Современник и свидетель эпохальных экспериментов, предпринятых в искусстве танца в XX веке, Каннингам был ведущей фигурой в движении балетного абстракционизма. Его творческая жизнь была невероятно долгой. Он продолжал ставить танцы вплоть до смерти, когда ему было за 90. Рассказывает Владимир Морозов.

Владимир Морозов: По мнению критиков, Мерс Каннингам как бы заново изобрел новый вид балета - абстрактный. Бессюжетные танцы ставили и до него, но Каннингам сумел освободить их не только от какого-либо намека на повествование, но даже и от музыки. Движения артиста на сцене часто не совпадали с ритмом музыки. А иногда музыку, под которую предстояло двигаться, танцор в первый раз слышал уже на сцене. Его движения были непредсказуемы. Работавший с Каннингамом композитор Дэвид Берман рассказывает, что хореограф стремился подключить случайность, интуицию и подсознание - все для того, чтобы освободить воображение от шаблонов.

Дэвид Берман: В своей, так сказать, классической манере Каннингам не давал музыкантам никаких указаний. Он считал, что танец и музыка должны существовать независимо друг от друга. Танец - независимо от музыки и от декораций.

Владимир Морозов: Независимость обретал и зритель, ему не навязывали какие-то определенные эмоции. Зритель импровизировал, как и люди на сцене, а иногда и сам мог побродить между танцорами.
Мерс Каннингам родился 90 лет назад в городке Сантралиа, штат Вашингтон. Ребенком стать заниматься танцем в надежде, что это поможет ему со временем стать актером. Много позже он говорил, что выбор стиля был у него так же случаен, как движения его танцоров на сцене. Однажды, увидев, как ребенок танцует, учительница сказала ему - ну, конечно, ты будешь заниматься современным танцем. Тогда, вспоминает Каннингам, я еще не знал, что это значит, но сказал "да". Хотя первые шаги в балете он делал под руководством знаменитой Марты Грэм в достаточно традиционных ролях, где было полно драмы и откровенной лирики. Потом, создавая собственную танцевальную группу, он отбросил массу неписанных правил, в том числе и то, что танцор обычно должен быть обращен лицом к публике. Сам Каннингам выходил на сцену и после того, как ему перевалило за 70.

Мерс Каннингам: Трудно танцевать в инвалидной коляске. И я уже не показываю танцорам, как двигаться, а просто объясняю. Хотя хотелось бы встать и станцевать.

Владимир Морозов: Инвалидная коляска не мешала ему оставаться хореографом до самой смерти. Премьера его последней работы, которая называлась "Почти 90", состоялась в апреле этого года, когда самому Каннингаму 90 уже исполнилось.
XS
SM
MD
LG