Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дети цивилизованных атеистов


Профессор Докинз учит не бояться не верить

Профессор Докинз учит не бояться не верить


В Москве впервые состоялось заседание комиссии по православной культуре и духовно-нравственному воспитанию. А в Англии открылся детский лагерь Camp Quest, где детям объясняют: не верить в бога – нормально.

В лагере дети занимаются спортом, философией, теорией эволюции, астрономией и… разговаривают о праве быть или не быть верующим.
Идея эта гласит: ребенок имеет право знать не только о существовании всех религий, но и о возможности жить без религии

Руководство лагеря уже вступило в полемику с крупными британскими газетами, которые небрежно назвали его “атеистическим, антирелигиозным, пропагандирующим отсутствие веры”. Идея у лагеря, на самом деле, тоньше и отражает один из ключевых тезисов книги “Бог как иллюзия” британского ученого Ричарда Докинза, который открытие лагеря поддержал морально и финансово.

Идея эта гласит: ребенок имеет право знать не только о существовании всех религий, но и о возможности жить без религии. Называть его христианином, мусульманином, индуистом только потому, что его родители исповедуют эти религии, – насилие. “Если родители ребенка расисты, ребенок же не обязательно будет расистом, так и с религией”, – сказал Докинз вскоре после выхода своей книги.

Кроме Докинза лагерь поддержала Британская Гуманитарная Ассоциация, в которую входят атеисты и агностики: ученые, философы, юристы, журналисты. В прошлом году Ассоциация на пожертвования британцев запустила рекламную кампанию на лондонских автобусах: “Возможно, бога нет. Расслабьтесь и наслаждайтесь жизнью”. Поводом послужила религиозная реклама, тоже на автобусах: рекламировался сайт, где говорилось, что геи и женщины, которые делают аборты, сгорят в аду. После кампании Гуманитарной Ассоциации церковь перестала сулить кому-либо ад, по крайней мере, в рекламе на автобусах.

Сторонники Ричарда Докинза не требуют терпимости - она очевидна: можешь верить, можешь не верить, ничего не бойся, в аду не сгоришь. Важно другое: дети цивилизованных атеистов вовсе не считают своей целью обматерить священника или начертать на стене храма “Ave Satana”. И вообще уходить в трагикомическую оппозицию религии, цепляя на себя перевернутые крестики и облачаясь в черные балахоны.

В России с этим сложнее – цивилизованное неверие совсем не в ходу. Патриарх Кирилл толкует со студентами, но на следующий день ни один профессор-атеист не разбирает с ними теорию Дарвина и не обсуждает Канта. Когда отец Всеволод Чаплин предлагает создать православные дружины, которые бы помогали милиции, когда в школах преподают основы православной культуры, когда православные граждане пишут гневные письма по поводу выставки современного искусства или приезда скандально известной поп-звезды, – не проезжает по московским улицам автобус с надписью “Спокойно, бога, может, и нет”, а русский Докинз не напоминает, что всех черти на сковороде не поджарят.

Лет пять назад юристы из санкт-петербургского эксперт-клуба обнаружили: российские законы дискриминируют атеистов. Федеральный закон “О свободе совести и религиозных объединений” запрещает проводить мероприятия, публиковать тексты или изображения, которые оскорбляют “религиозные чувства граждан”; при этом о возможном оскорблении атеистических чувств не сказано ничего. Тот же закон позволяет религиозным организациям преподавать детям религию при согласии самих детей и их родителей, а атеистическим – нет.

Историки могут возразить: достаточно у нас было атеистического прошлого в СССР, как можно после этого бороться за право быть атеистом? Ответим в духе Доккинза: если вы атеист, это не значит, что вы любите Сталина.

Как заявил недавно председатель синодального информационного отдела РПЦ Владимир Легойда, воцерковленные россияне составляют порядка 10% от тех, кто относит себя к православным. А последних, вроде бы православных, но как бы и не совсем уж сильно – 80% от всего населения. Своего Ричарда Докинза у нас явно не ожидается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG