Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Я действительно сегодня как диктатор..."


Владимир Воронин на избирательном участке

Владимир Воронин на избирательном участке

На парламентских выборах в Молдавии относительное большинство получили коммунисты, однако общий расклад пока оборачивается для них, скорее, поражением. Накануне объявления результатов выборов президент Молдавии Владимир Воронин ответил на вопросы журналистов, среди которых был корреспондент Радио Свобода.

- Почему на выборах была такая высокая явка?

- Почему высокая? Это нормальная для Молдовы явка, мы всегда голосуем на уровне 60-65-67 процентов. У нас люди очень активные. Они активны не только в день голосования, что очень важно, но и в основной избирательный период, то есть они очень много участвуют во встречах с кандидатами. Казалось бы, у нас эти выборы повторные, и есть, конечно, какая-то усталость, мы чувствуем ее по себе, по нашему партийному активу, по нашим людям, по нашим кандидатам. Но избиратель очень заинтересованно включается в обсуждение, и это очень приятно.

- Каких-то неприятностей ожидаете?

- Нельзя после тех событий, что были 7 апреля, проявлять очень большую самоуверенность и самоуспокоенность. Тем более, что силы, которые участвовали в событиях 7 апреля, до сих пор не ответили за то, что они совершили. Пока еще Генеральная прокуратура и государственная комиссия ведут расследование тех событий. Когда есть безнаказанность, рождается обстановка вседозволенности. Мы не исключаем, что такая вседозволенность опять будет проявлена.

Тем более, мне сообщили, что на одном участке зафиксирован случай: избиратель сфотографировал бюллетень, по которому он голосовал, чтобы на выходе показать тем, кто дал ему фотоаппарат, чтобы ему заплатили за то, что он голосовал именно за эту партию. Это запротоколировано, и этот протокол подписала вся избирательная комиссия. Я поручил в штабе выборов, чтобы разобрались, проинформировали Центральную избирательную комиссию и масс-медиа страны. Мы знали об этом, потому что у нас была информация, что в отдельные районы поступила очень большая партия мобильных телефонов с фотоаппаратами, чтобы фотографировать бюллетени и потом на выходе показывать снимки и получать заранее оговоренную сумму за то, что ты голосовал "правильно".

- А сумма какая?

- Сумма смешная. Если ее поделить на 4 года, то она вообще выражается в ничто. Где-то не больше 200 леев - это примерно 15 долларов.

- Не получается ли с постоянными выборами такой замкнутый круг?
Мы - щепка в океане кризиса. И если мы еще будем дальше играть с этими выборами, в стране могут начаться необратимые процессы

- Мы этого и опасаемся. В ходе этой предвыборной кампании мы везде и всюду, где встречались с народом, предупреждали об этом. Более того, приводили примеры по Украине, которая практически четыре года не может выйти из этой ситуации. Украина с ее потенциальными возможностями несравнима с Молдовой, с теми ресурсами, которыми мы обладаем. Тем более в условиях, когда бушует мировой экономический кризис. Мы - щепка в океане этого кризиса. И если мы еще будем дальше играть с этими выборами, в стране могут начаться необратимые процессы. Поэтому, кстати, основным нашим девизом на этих выборах были не какие-то там призывы, обещания избирателям.. Мы говорили очень спокойно, очень просто, но очень тревожно: защитим нашу родину.

- А что делать? Может быть, закон о выборах надо изменить?

- Конечно, надо потом очень серьезно все проанализировать и найти нормальный, цивилизованный и, прямо скажем, демократический выход из этой ситуации. Что является камнем преткновения после выборов? Мы два момента сейчас сняли. У нас была явка избирателей 50 плюс 1. Согласитесь, летнее время, отпуска... И мы опустили планку до одной трети. Есть страны, в которых вообще порога нет. Мы здесь ничего не нарушаем. Потом нас все время критиковали за то, что у нас порог - 6 процентов. Мы его опустили до 5 прцентов. Сейчас вот камень преткновения - почему мы пришли к этим досрочным выборам? То есть, надо выяснять причину, чтобы потом лечить ее. Камнем преткновения были выборы президента. По конституции Молдовы предусмотрено, что в голосовании в парламенте должны участвовать три пятых от общего списочного количества депутатов. От 101 - получается 61 депутат. Мы получили ровно 60 мандатов, не хватило одного голоса.

- Обидно?
Те, кто у власти, обязаны решать вопросы, обязаны отвечать за конкретные дела, а те, кто в оппозиции, ни за что не отвечают

- Нет, не обидно. Справедливо. Потому что мы бы могли договориться с кем-то, но не стали этого делать, потому что мы не хотели на четыре года влезать в эти дебри. Обычно так должно быть: если не избирается президент с первого тура, остаются два кандидата. Если во втором туре не избирается президент, почему не опустить эту планку до арифметического большинства, то есть "половина парламента плюс еще один голос"? Что здесь недемократического будет? Все будет нормально. Есть информация к размышлению после всех этих попыток, потому что нельзя страну подвергать таким испытаниям, нельзя народ вовлекать в такие игры политиков. Потому что ответственность политиков сегодня нулевая, особенно тех, кто в оппозиции. Те, кто у власти, обязаны решать вопросы, обязаны отвечать за конкретные дела, а те, кто в оппозиции, ни за что не отвечают. Тем более что в наших условиях политическая культура абсолютно не на том уровне, на котором она должна быть. Есть многие люди, которые не связывают себя и свое будущее с нашей страной, а являются ангажированными, "прикомандированными" из других стран элементами. Поэтому здесь надо очень серьезно после выборов сесть и подумать, как в дальнейшем не допускать такие вещи.

Например, в парламенте Греции партия, которая получила наибольшее количество мандатов, автоматически получает в парламенте 50 плюс 1, для того чтобы не было потрясений. А сейчас начинается: будет коалиция, не будет коалиции, с кем коалиция, под какие принципы коалиция, кому кого сдать и так далее. И тогда делать соответствующие выводы, и, если понадобится, изменения в конституции... Все так, чтобы страна нормально работала. Но группа фантазеров, группа лжедемократов, группа коррупционных и мафиозных структур может договориться и устроить такую чехарду в государстве, что мало не покажется. Что, собственно, они и делали после 5 апреля.

- Владимир Николаевич, в парламенте вы одни, а все остальные партии дружат против вас.

- Да, и серьезно дружат.

- Тяжело в такой ситуации?

- Объединительными, центробежными силами этой дружбы являются, конечно, интересы, которые не совпадают с интересами большинства нашего народа, которые даже не отражают нашу специфику, нашу действительность. Это интересы, навязанные извне, - прежде всего румынскими всякими силами и другими структурами, в том числе и международными криминальными, коррумпированными структурами.

- Придя к власти, смогут они потом между собой договориться или начнется дележ портфелей и кризис только усугубится?

- По той информации, которой мы сегодня обладаем, они уже внутри своих партий не могут договориться. Одни говорят, что не надо больше идти ни на какие выборы, надо создавать, как предлагают коммунисты, широкую коалицию. Вторые категорически против: нам Запад поможет, будет нас финансировать, будет все нормально, мы должны идти и идти на выборы, пока коммунисты не проиграют или сами не откажутся от власти. Вот примерно таким образом ставится задача.

- То есть говорить, что они безболезненно выберут президента, не приходится?

- Нет. Если у нас не будет того большинства, которое нужно для выборов президента, я думаю, что будет очень сложно. Они, во-первых, будут предлагать себя, красивых, умных и очень порядочных. А когда не будет это воспринято, они будут уже между собой грызться. Мы тоже умеем вести переговоры, вести дискуссии с ними, натренировали, так сказать, они нас за эти годы. И мы знаем примерно, чем они дышат, и кого они собираются предложить. И мы тоже им устроим между ними конкурс: пусть поспорят за объединение и за то, чтобы голосовать. Мы еще посмотрим, чем это кончится.

- У вас есть какие-то прогнозы, может быть, пожелания по поводу того, кто будет новым президентом?

- У нас есть пожелание, умноженное на желание, чтобы мы выиграли выборы с абсолютным перевесом, перевесом в количественном отношении Но из восьми конкурентов семь - против нас, и мы одни держим оборону. Поэтому мы будем идти с той же кандидатурой на президента, что мы предложили, - это наш нынешний премьер-министр Зинаида Петровна Гречаная. Есть очень серьезная, очень ответственная кандидатура, ответственный человек на должность премьер-министра, имеющий достаточный опыт и практику работы. В принципе, вопрос о власти для нашей партии, для нас не стоит. У нас за эти годы произошла очень серьезная селекция, очень серьезный подбор людей по профессиональным, по деловым, по патриотическим, я бы сказал, принципам, поэтому у нас есть команда, которая сможет достойно управлять страной, которая сможет и из кризиса выйти, и развивать страну дальше.

- Владимир Николаевич, что бы вы сказали новому президенту - советы, пожелания или что-то еще?
Я не хочу ничего узурпировать, мои политические и чисто человеческие амбиции, удовлетворены полностью, я сказал бы, с большим гаком за все эти годы

- После того, как прошли выборы пятого апреля, я шестого апреля записал телевизионное обращение к народу, которое не вышло в эфир, потому что 7 апреля начались известные события. И те же самые слова, что я тогда сказал, я и буду повторять, потому что они не потеряли свою актуальность. Но те слова были обращены к народу. А с президентом... Конечно, мне хочется, чтобы это был тот президент, который продолжил бы все то, чего мы с таким величайшим трудом добились за прошедшие восемь лет. Если это будет тот президент, которого мы готовим, Зинаида Петровна Гречаная, то она практически уже все знает, что я ей могу сказать, и что я ей буду говорить. Это будет не разовый разговор, это будет разговор на протяжении всего срока, всех этих четырех лет президентства. Потому что ни я, ни кто-то еще из нашей команды не собирается с себя скидывать ответственность – мы, дескать, все полномочия отдали, и вы уже делайте, ребята, что хотите, а мы свое отработали, до свидания. Нет, мы и дальше будем нести ответственность за страну, за то, как она будет развиваться, и конечно, нам небезразлично, как будут идти дела у нового президента. Я даже буду чувствовать и моральную ответственность, потому что это моя личная кандидатура, и я не смогу не помогать, не участвовать, не делать так, чтобы у нового президента все получалось.

- А вы сами что собираетесь делать?

- Это тоже зависит от результатов голосования. Я действительно сегодня как диктатор, получается - три должности держу: президент, председатель парламента, потому что я был избран после пятого, и председатель партии. Еще осталось стать премьер-министром… Я не хочу ничего узурпировать, мои политические и чисто человеческие амбиции удовлетворены полностью, я сказал бы, с большим гаком за все эти годы. И я бы предпочел быть простым депутатом, а также работать, если мне доверят, в руководстве партии, чтобы направлять и организовывать нашу деятельность. Для меня это был бы, наверное, самый хороший вариант.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG