Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд в Чите решил, что Платон Лебедев нарушил режим


Платон Лебедев в Хамовническом суде Москвы, 31 марта 2009

Платон Лебедев в Хамовническом суде Москвы, 31 марта 2009

Выговор бывшему главе МЕНАТЕПа Платону Лебедеву вынесла администрация читинского СИЗО 26 января этого года за интервью "Новой газете", которое он дал в форме ответов на вопросы читателей и которое было опубликовано 22 декабря 2008 года.

Защита и сам Лебедев заявляли, что запись интервью была передана газете через адвокатов и нарушения режима СИЗО не было. Сейчас Платон Лебедев и Михаил Ходорковский находятся в следственном изоляторе в Москве.


Владимир Кара-Мурза: Ингадинский районный суд Читы 30 июля отказал бывшему главе МЕНАТЕПа Платону Лебедеву в удовлетворении поданной им ранее жалобы на вынесенный в его отношении выговор за данное в декабре 2008 года интервью "Новой газете". Тогда осужденный ответил на вопросы читателей издания, а его ответы, как утверждает сторона защиты, вынесли из СИЗО и передали в редакцию адвокаты. Администрация колонии посчитала, что место передачи информации не имеет значения, суд поддержал руководство СИЗО и отставил взыскание в силе. Между тем, это уже второе подобное разбирательство в деле ЮКОСа. Публикация в октябрьском номере "Эсквайра" интервью Михаила Ходорковского с писателем Борисом Акуниным обернулась для первого заключением в карцер на 12 суток. Тогда суд признал правоту осужденного и постановление администрации СИЗО отменил. Справедливость взыскания к совладельцу ЮКОСа Платону Лебедеву за интервью "Новой газете" мы обсуждаем с автором иллюстраций для репортажей с процессов в Хамовническом суде художником Борисом Жутовским. Чем, по-вашему, так раздражает судей деятельность "Новой газеты", что они оставили в силе выговор Платону Лебедеву за интервью полугодичной давности?

Борис Жутовский:
Вы знаете, я не очень понимаю систему взаимоотношений суда и "Новой газеты". "Новая газета" – это
Это вообще забавное зрелище. Единственные живые там люди, по-моему, Лебедев и Ходорковский, в этом аквариуме, остальные стаффажи, весь зал набит стаффажами
единственная газета, которую можно читать. "Новая газета", я бы сказал, самая отважная газета. Больше всего журналистов, к сожалению, постреляли именно из "Новой газеты". Это серьезная газета и отважная, я бы сказал. А что касается интервью для "Новой газеты", которое дал Лебедев, я сам не в курсе дела, но они же судьи, они чего хотят, то и делают. Они придумали, что так нельзя, или разрешат - так можно. Ну вот, разрешили мне рисовать, судьи разрешили, суд разрешил, я рисую. Никто мне пока ничего не запрещал, публикуют в газете мои рисунки. В понедельник пойду опять рисовать очередную серию рисунков. Это вообще забавное зрелище. Единственные живые там люди, по-моему, Лебедев и Ходорковский, в этом аквариуме, остальные стаффажи, весь зал набит стаффажами. Три или четыре прокурора, пять или шесть защитников. Правда, перед защитниками всегда стоят свежие цветы, букет цветов. Немножко публики, немножко журналистов. Я работаю с очень милой молодой журналистской из "Новой газеты" Челищевой Верочкой, она пишет, я рисую.

Владимир Кара-Мурза: Александр Осовцов, бывший директор программ фонда «Открытая Россия», уверен, что суд отомстил Платону Лебедеву.

Александр Осовцов: Платон занимает жесткую и бескомпромиссную, непримиримую позицию по отношению к всем тем
Он не только не идет ни на какие компромиссы, но и называет вещи своими именами
беззакониям и подлостям, которые они творят. Он не только не идет ни на какие компромиссы, но и называет вещи своими именами. Они хотят просто продемонстрировать, что будут и дальше, вопреки не то что принципам гуманности, о которых они понятия не имеют, но и вопреки писаному законодательству издеваться над ним, как им вздумается.

Владимир Кара-Мурза:
А как, на ваш взгляд, держатся подсудимые Михаил Ходорковский и Платон Лебедев?

Борис Жутовский: Мне кажется, что, во всяком случае, это единственные люди, которые каким-то образом возражают на бесконечно занудливое, многочасовое чтение прокурором обвинительного заключения. Я даже про себя думаю, что они должны проходить какие-то актерские курсы, что ли, ведь читать часа четыре подряд – это с ума сойти. С другой стороны, такое наблюдение для меня было неожиданным: там Фемида с весами, но без повязочки – это для меня было новостью.

Владимир Кара-Мурза:
Лев Пономарев, исполнительный директор движения «За права человека», председатель Фонда в защиту заключенных, рассматривает происходящее как давление на подсудимых.

Лев Пономарев: Наблюдая за тем, как общественность все больше и больше поддерживает Ходорковского и Лебедева, понимаешь, что остановить процесс не могут. Власть ищет какие-то возможности повлиять на Ходорковского и Лебедева, чтобы они вели себя смирно, меньше давали информации. Они же не могут закрыть рот всем тем людям, которые ходят на судебный процесс и говорят, что этот судебный процесс абсурден. Эти люди цитируют Лебедева и Ходорковского, которые достаточно грамотно, а иногда остроумно выступают на этом процессе. Это все остановить они не могут, поэтому они хотят остановить хоть что-нибудь, что есть в этом процессе положительное с точки зрения Ходорковского и Лебедева. Поэтому они делают такие нелепые шаги, как порицание Платона Лебедева. Я бы на их месте не делал порицания, потому что это дополнительно привлекает внимание к процессу, власть показывает свою излишнюю жесткость и несправедливость.

Полная стенограмма программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой появится на сайте в ближайшие часы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG