Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва-Душанбе: сколько стоит худой мир?


После зимней встречи в холодном Завидово отношения Москвы и Душанбе продолжали охладевать

После зимней встречи в холодном Завидово отношения Москвы и Душанбе продолжали охладевать

Сегодня начался визит президента Медведева в Душанбе. В программе – четырехстороння встреча с лидерами Таджикистана, Афганистана и Пакистана, переговоры с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном, после чего оба лидера отправятся в Киргизию, где в Чолпон-Ате состоится саммит Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ)

Между тем, в отношениях между Москвой и Душанбе в последнее время веет известной напряженностью. О том, как удастся лидерам ее если не снять, то хотя бы понизить, рассуждают эксперты Радио Свобода.

Политолог и военный обозреватель Павел Фельгенгауэр полагает, что обе стороны заинтересованы в том, чтобы не доводить дело до кризиса.

- России не хотелось бы выводить из Таджикистана свою военную базу. Есть, конечно, база в Канте, в Киргизии, и Россия
Серьезный конфликт не в интересах ни Москвы, ни Душанбе. Трения возникают не в первый раз, но всегда находился выход
собирается развернуть еще одну. Но пока Кант - это витрина, там нет войск, а в Таджикистане реальная военная база. Таджикистану тоже нет резона доводить разногласия до открытого конфликта. Душанбе знает, что Россия может в ответ довольно много чего сделать, вплоть до введения визового режима, что будет для многих таджиков, которые ездят в Россию на заработки, катастрофой. Словом, серьезный конфликт не в интересах ни Москвы, ни Душанбе. Трения возникают не в первый раз, но всегда находился выход. Но при этом надо понимать, что Россия - это не США, у нас принято вести переговоры, в том числе с союзниками, очень жестким тоном. Чуть что – "а мы вам вот это сделаем, а мы вам то перекроем" - такой советский стиль ведения переговоров. Впрочем, и бывшими советскими республиками тоже руководят бывшие советские люди, которые тоже привыкли вести переговоры в достаточно жестком режиме. Поэтому нельзя гарантировать, что все это не выльется в серьезную конфронтацию.

По мнению политического обозревателя Санобар Шерматовой, последние полгода отношения Таджикистана и России застыли на минорной ноте.

- Узел проблем можно сформулировать несколькими пунктами. Это обещанные Москвой инвестиции в Рогунскую ГЭС. Это вопрос о компенсации пребывания 201-й дивизии и других российских военных объектов на территории Таджикистана. И, наконец, это проблема, связанная с гуманитарными вопросами, в частности, с использованием в Таджикистане русского языка.

У Таджикистана свои аргументы: нужно строить Рогунскую ГЭС. С другой стороны, Москва не хочет инвестировать, потому что Рогунская ГЭС включена в список стопроцентно государственных предприятий, которые нельзя акционировать, а это значит, что инвесторы не получат взамен ничего. Как этот конфликт будет разрешен – одна из интриг президентской встречи.

Есть еще вопрос. Станет ли Россия на сторону Таджикистана и Киргизии как республик, которые хотят самостоятельно строить гидроэлектростанции, или повернется в сторону Узбекистана? В январе нынешнего года Медведев заявил в Ташкенте, что Россия не будет инвестировать в те гидроэнергетические объекты, которые не будут одобрены другими странами региона.

Есть еще и третий вариант, и я думаю, что он и будет реализован. Причем не только в Душанбе, а и в Чолпон-Ате, где 1 августа
Реализация этого проекта означает, что в Центральной Азии создается электроэнергетический рынок
президент Киргизии Курманбек Бакиев ждет президентов стран - членов ОДКБ. Я думаю, что вопрос об инвестициях в Рогунскую ГЭС встанет сам собой, поскольку Дмитрий Медведев собирается провести переговоры с президентами Афганистана и Пакистана и четыре лидера должны обсудить вопросы реализации проекта переброски электроэнергии из Центральной Азии в Южную Азию, в Афганистан и Пакистан. Реализация этого проекта означает, что в Центральной Азии создается электроэнергетический рынок. Но электроэнергетический рынок, в свою очередь, потянет за собой необходимость строительства новых гидроэлектростанций. Это касается, конечно, и Киргизии, но в первую очередь Таджикистана.

То есть Москва стоит перед очень трудным выбором. Я думаю, Россия, решив финансовые вопросы по целому ряду проблем с Таджикистаном, может предложить следующее: Рогунская ГЭС должна быть меньшей мощности, на чем настаивает Узбекистан, который в этом случае может разделить с Россией инвестиционное бремя. Москва сохранит баланс своих интересов, но это очень трудный вариант разменов. И я думаю, что эта работа будет проведена не только на нынешней встрече Медведева с Рахмоном, но и будет продолжена как раз за праздничным столом на берегу Иссык-Куля.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG