Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Юбилей ВВЦ


Программу ведет Андрей Шарый.

Андрей Шарый: А сейчас я представлю вам заключительную рубрику программы - "Сегодняшний факт".
Юбилей отмечает московский Всероссийский Выставочный центр. 1 августа 1939 года на северной окраине Москвы открылась Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, замыслявшаяся ее создателями как огромный пропагандистский стенд для демонстрации достижений социализма. Несколько поколений советских людей любовались республиканскими и отраслевыми павильонами Выставки достижений народного хозяйства - или ужасались той помпе и показухе, символом которой стала ВДНХ. Исследователи считают, что идейным образцом для ВДНХ стали две международные промышленные выставки: Всемирная Чикагская ярмарка 1893 года и Парижская выставка 1937-го. Говорит историк архитектуры Сергей Никитин...

Сергей Никитин: Чикагская ярмарка 1893 года вошла в историю, как одна из крупнейших и самых знаменитых выставок. За три месяца ее существования ее посетило 27 миллионов человек. Это половина тогдашнего населения Соединенных Штатов. Она была задумана, как единый большой мегаполис глобального характера. Считается, что именно эта выставка стала катализатором тех явлений, которые впоследствии привели к появлению "Диснейленда", архитектуры Лас-Вегаса. На выставке было очень много скульптуры, и эта скульптура чрезвычайно напоминает ту скульптуру, которая украшала и украшает до сих пор Выставку достижений народного хозяйства. Возникает удивительное ощущение схожести с тем, что было построено на Ярославском шоссе в Москве в 1939 году.
И экспозиция в Чикаго, и московская Выставка достижений народного хозяйства ставит перед собой очень большие, идущие за пределы понятия выставки задачи, условно назовем их цивилизаторскими задачами - агитации, пропаганды за те или иные культурные, экономические, политические моменты. Такие функции, как, например, образовательная, сакральная функция, конечно же, не являются основными функциями для обыкновенной торговой выставки. Так вот, на выставке ВДНХ и ВСХВ они вышли на передний план. Я полагаю, что катализатором этого события стало участие Советского Союза в выставке 1937 года в Париже. Тогда на небольшом пятачке на берегах Сены, собственно говоря, встретились нацистская Германия, фашистская Италия и сталинский Советский Союз. Эта архитектура выражала заявление на некое мировое господство, политическое, либо идейное, либо непосредственно физическое. Превращение выставки в пространство тотальной политической истории, в такой политический проект, полагаю, произвело сильное впечатление, в том числе и на советского руководство того времени. И уже готовая выставка, построенная по проекту Олтаржевского, была разобрана, либо частично перестроена. Олтаржевский был сослан. Началась работа по переустройству выставки, которая привела к тому, что в общем и целом дошло до нас: каждый павильон был автономным, ярко украшенным и богато украшенным храмом, посвященным той или иной территории нашей страны или той или иной отрасли.
Экзальтированное самовосхваление, которое было свойственно этим павильонам ВДНХ и ВСХВ, как мне кажется, пришло в архитектурное решение именно благодаря Парижской выставке. Уникальность ВДНХ именно на концептуальном уровне связана с тем, что эта выставка - тотальное пространство, опыт потемкинской деревни и единственная реально принятая государством версия реальности, которая, конечно же, как мы прекрасно знаем, к реальности, к сожалению, не имела никакого отношения.

Андрей Шарый: Сегодня павильоны ВВЦ в большинстве своем находятся в упадке, главный символ выставки - монумент "Рабочий и колхозница" работы Веры Мухиной - отправлен на долговременную реконструкцию. Разобран авиалайнер-музей перед павильоном "Авиация и космонавтика". У Москвы нет плана развития и использования ВВЦ-ВДНХ, считает руководитель архитектурного бюро "Проект "Меганом" Юрий Григорян.

Юрий Григорян: Если с практической точки зрения сегодня посмотреть, просто на территорию, когда это строилось, это была окраина города. Ботанический сад - это такой рай, это зелень, это дворцы, которые стоят в зелени. На сегодняшний момент, просто констатируя критическое состояние отечественного градостроительства, абсолютно понятно, в каком ключе будут развивать эту территорию: ее будут воровать, застраивать, продавать, пытаться там жилье построить, чтобы заработать денег, потому что по-другому не мыслится сейчас это все, то есть нет идеологии общественного пространства. Все-таки существование физического пространства - деревьев, домов, аллей… я думаю, что это пространство полностью поддается, ну, как памятник архитектуры, некому перепрограммированию. То, что мы видим в мире, примеры, как можно поступать с памятниками архитектуры, давая им просто вторую жизнь, это просто обычное социоурбанистическое программирование. Такой грандиозный парк, чудесный, который можно просто сохранить. Я бы даже настаивал на том, что можно вообще больше ничего не строить, то есть полностью отменить эту парадигму современного московского градостроительства экстенсивного, когда просто туда что-нибудь напихивается и продается. А это замечательная возможность сохранить всю эту пустоту, не меняя никакой плотной застройки, и поддерживать эти павильоны, давая им вторую жизнь. Вот Венецианская бьеннале прекрасно это показывает, там ничего просто нельзя ни с чем делать, никуда нельзя ни гвоздь забить, ничего нельзя делать, тем не менее там делаются фантастические выставки. Москва же не Венеция, Москва - совершенно другая энергия, это скорее Нью-Йорк какой-то. То есть там можно делать все, что угодно, там могут быть театры, торговля может быть. И я бы даже не считал, что есть какой-то аналог в мире, это может быть совершенно вот такая московская история, которая впитывает в себя и прошлое, и будущее, и главное - только это дело немедленно не испортить сейчас. Вот новый директор, генеральный план... В терминах сегодняшних знаний, сегодняшних навыков вот этого глобального воровства пространства, это можно настолько быстро искалечить и продать, что москвичи ничего не заметят. Я бы сохранил это для потомков, чтобы они тоже могли когда-нибудь и рассуждать о том, что это такое для них.

Андрей Шарый: Гостями рубрики "Сегодняшний факт", которую подготовила моя коллега Елена Фанайлова, были архитектор Юрий Григорян и историк архитектуры Сергей Никитин. 70 лет исполняется московскому Всероссийскому Выставочному центру.
XS
SM
MD
LG