Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат Госдумы Галина Хованская рассказывает в программе Михаила Соколова о том, как изменилась жилищная политика в период кризиса


Галина Хованская

Галина Хованская

Михаил Соколов: В нашей московской студии член Комитета Государственной Думы России по строительству и земельным отношениям Галина Хованская.

Мы сегодня поговорим о жилищном вопросе, который, как известно, всех испортил, это вечное, о том, как изменилась жилищная политика в период кризиса, и вообще изменилась ли она.

Знаете, Галина Петровна, я не то что о кризисе, и о том, что было до кризиса. Года полтора назад с ужасом читал, что проект "Город миллионеров" на Рублевке должен был получить, насколько я помню (может, это были такие домыслы журналистов), государственные средства в рамках нацпроекта "Доступное жилье". Такое государственно-частное партнерство. Это была не шутка, по-моему, вчера я увидел, что этот проект заморожен, и наверное, это все в прошлом. Вот хочется все-таки понять, а куда делась сама программа "Доступное жилье"? Что-то о ней инициаторы перестали говорить.

Галина Хованская: Да нет, говорить-то они говорят, но разговоры и дела – это совершенно две разные инстанции. Дело в том, что изначально вот эта программа была направлена на развитие ипотеки, и, к сожалению, там очень мало места уделялось другим категориями граждан, которые в эту увлекательную игру играть не могут. А сейчас количество игроков резко уменьшилось в связи с кризисом, поэтому в основном проблемой, с моей точки зрения, является помощь гражданам, которые уже попали в сложную ситуацию в связи с тем, что они потеряли работу в период кризиса. Вы не зря произнесли фразу: как меняется жилищная политика в период кризиса. Вот она так меняется – очень неудобно для граждан, и некомфортно они себя чувствуют в этой обстановке. И огромное количество исков уже в судах, потому что банк – это не благотворительная организация. Они, конечно, не изверги и не звери, они не хотят выселять людей на улицу, но им нужно вернуть свои деньги, которые они предоставили в качестве ипотечного кредита. И есть уже случаи реализации судебных решений…

Михаил Соколов: То есть выселяют все-таки.

Галина Хованская: …выселение граждан. Но здесь есть один серьезный нюанс. Дело в том, что, в соответствии с Жилищным кодексом, на период, пока банк реализует жилье, находящееся в ипотеке, заложенное, нельзя семью выселить на улицу, нужно ее переселить в некий маневренный фонд. А это уже функция государства, это функция муниципальных властей.

Михаил Соколов: А у государства это есть?

Галина Хованская: А у них этого фонда нет, как правило. То есть эта проблема возникала и раньше, когда нужно было из дома, нуждавшегося в капитальном ремонте, переселить людей. Если и появляется такое жилье, то оно существенно меньше, чем то, что было у людей, и так далее. Но в данном случае нужно хотя бы жилье по нормам общежития. И вот это серьезнейшая проблема, то есть банки не могут нарушить требование закона, не могут выселить на улицу, а деньги им надо вернуть обязательно.

Михаил Соколов: А были какие-то государственные программы сейчас, по-моему, чтобы людям на год дать возможность заморозить эти выплаты по ипотеке, найти работу и так далее.

Галина Хованская: Да, такие проекты были, под них, в общем-то, и финансирование было, под эти проекты, но мне известно о том, что очень неэффективно работает эта схема.

Михаил Соколов: Там же специальное агентство, да?

Галина Хованская: Да, совершенно верно, по реструктуризации долго. Создана специальная структура. Но я вам хочу сказать, что она спасает только тогда, когда у человека есть надежда получить в течение этого года работу, иначе это тупик. И я многим моим избирателям рекомендую, если они в начале пути, все-таки лучше отказаться, на период кризиса, по крайней мере, это планы отсрочить как-то. А вот те, кто прошел уже далеко, в конце пути, все-таки нужно все усилия, все ресурсы, родственников, друзей подтянуть, чтобы все-таки справиться с этой проблемой. Крайне обидно терять квартиру, потому что, безусловно, ты получишь какие-то деньги от реализации, но, во-первых, это будет уже меньшая сумма по понятным причинам, потому что реализовываться она будет в кризисном тоже режиме, когда с покупателем стало плоховато, честно скажем.

Михаил Соколов: Да, хотя я помню, что власти говорили, и московские особенно, что они не дадут ценам упасть. Что, конечно, выглядело крайне странно с точки зрения потребителя, но понятно, что власти отстаивают интересы строительных компаний.

Галина Хованская: Да, это так.

Михаил Соколов: Но ситуация смотрите какая. Я тут тоже увидел сообщения, что, вообще-то, строительство в России встало, 80 процентов, по-моему, заморожено. Не знаю, какие у вас данные…

Галина Хованская: Все новые проекты действительно заморожены. То есть делается попытка, в том числе, и с помощью государственного заказа (в первую очередь Министерство обороны здесь серьезный игрок) хотя бы взять дома, которые высокой степени готовности, и достроить их, чтобы предоставить жилье тем же военнослужащим, бесквартирным офицерам, которых, к сожалению, десятки, сотни тысяч семей, которые не обеспечены жильем, а они, в общем-то, заслужили это жилье.

Михаил Соколов: Да, но вот как тут быть. Ведь строилось-то в основном элитное жилье. Вот в пределах МКАД, я читал, не был заложен ни один дом в варианте доступного жилья за последнее время. И что, Министерство обороны будет выкупать эти элитные дома по достаточно высоким все-таки ценам, даже несмотря на кризис? Это будет выглядеть достаточно странно.

Галина Хованская: Вы знаете, в основном Министерство обороны все-таки выкупает жилье в Московской области. Вот мне известны уже конкретные примеры, когда Министерство обороны отказывается даже в Московской области от жилья, если оно не соответствует нормам, превышает серьезно эти нормы. Так что, в принципе, здесь подвижки определенные есть. Но, конечно, ситуация тяжелая. И я не вижу другого игрока сейчас серьезного, кроме как государство, на этой площадке. Но и государство свои возможности сильно ограничило. Бюджет у нас дефицитный будет, и прогноз на ближайшие 2-3 года, к сожалению…

Михаил Соколов: Да, дефицит у нас большой будет.

Галина Хованская: Когда я говорила в свое время, когда еще о кризисе знали только специалисты, о том, что это будет не меньше, чем на 2-3 года, мне говорили: "Ну, что ты, через полгода будет все замечательно". Но, к сожалению, не хочется быть плохим предсказателем, но так получается. Реально выходить из кризиса мы будем в два раза дольше, чем попали как бы на дно этой ямы.

Михаил Соколов: Галина Петровна, я вот видел еще одно такое интересное заявление, даже два заявления. Два дня подряд мэр Москвы Юрий Лужков говорил: "Для москвичей проблема обманутых дольщиков закрыта, больше не существует. Обеспечили 3371 семью". То же самое он говорил премьер-министру Владимиру Путину, что до конца года введут еще один комплекс на Ленинском проспекте – и все будет решено. Вы в курсе этой проблемы, правду говорит Лужков или нет?

Галина Хованская: Я за ней наблюдаю. Определенные шаги, безусловно, московская власть предпринимает, потому что среди этих дольщиков есть и люди, перед которыми были обязательства московских властей по обеспечению бесплатным социальным жильем, но так как у нас в этой очереди стоят более 20 лет, то за это время вырастает новое поколение, у которого есть определенные средства, и они решают проблему более быстрыми темпами, пытаясь вложить собственные средства в решение этой проблемы, практически избавляя от головной боли Москву.

Михаил Соколов: Там были какие-то льготные схемы, да, можно было добавить денег, и московское правительство давало деньги, и люди шли по этим компаниям.

Галина Хованская: Дело в том, что очередники вообще имели право на безвозмездную субсидию, которая перекрывала часть стоимости квартиры. Ну, в Москве квартиры очень дорогие, поэтому добавлять приходилось все-таки достаточно большие суммы. И естественно, люди, пытаясь решить проблему, начинали играть на нулевом цикле, то есть когда дом только планировался, когда был заложен фундамент. Но на самом деле, перечислять субсидии можно было только в дома высокой степени готовности, то есть если очередники приобретали квартиры в домах высокой степени готовности.

Михаил Соколов: То есть московская власть рисковала деньгами, получается.

Галина Хованская: У меня просто есть конкретные факты, когда очередник, проживавший в общежитии, одинокая мать, ну, какие-то были у нее надежды решить эту проблему, она в Московской области нашла дешевое жилье, и ей перечислили средства, а дом был на нулевом цикле еще, фундамент только был заложен. Я считаю, что в этом случае 100-процентная ответственность властей, потому что они обязаны были проверить готовность этого дома. Вот в этих случаях они обязаны были и восстановить человека в очереди, и выполнить свои обязательства перед ним. Ну, а случаи бывают разные, безусловно. Когда человек приобретает вторую, третью, четвертую квартиру – эти люди меня не очень сильно волнуют. А вот когда человек продал свое единственное жилье и вложил эти средства в строительство этого дома, вот здесь должна была власть тоже сыграть свою роль. Потому что землеотвод без московской власти не был возможен.

Михаил Соколов: Ну, да, но по Москве ситуация лучше, чем по стране.

Галина Хованская: Она лучше, чем по стране. Нет, есть еще в Нижегородской области примеры очень хорошие, там Шанцев Валерий Павлинович очень активно, даже московских властей, начал эту проблему продвигать. А вообще ситуация, конечно, неважная. Хотя снимать вину с муниципальных властей нельзя категорически, они должны были проверять добросовестность и платежеспособность этих инвесторов и этих застройщиков.

Михаил Соколов: Вы уже страшные слова "социальное жилье" произнесли. Я так понимаю, что в Москве порядка 200 тысяч семей стоят на очереди. Или больше?

Галина Хованская: Меньше, сейчас уже меньше. Но за счет изменений в городском законодательстве, когда можно снять с очереди. Например, был дом общежитием, стал дом обычным домом, город принял его в свою собственность, акционерное общество.

Михаил Соколов: А у людей там какие-то комнатки теперь.

Галина Хованская: Вы знаете, а вот теперь комнатка – 12 метров, а по общей площади - 18. И в свое время, когда я был депутатом Московской городской Думы, в законодательстве была норма, не позволяющая снять с очереди, если вы проживаете в условиях коммунального заселения. Сейчас депутаты Московской городской Думы, где большинство сейчас у нас – "Единая Россия", 29 из 35, если мне память не изменяется…

Михаил Соколов: Пошли народу навстречу.

Галина Хованская: …"пошли навстречу" жителям коммунальных квартир и таким образом решают проблему коммунального заселения. Хотя, на самом дела, эта проблема была, есть и остается. Можно, конечно, объявить фактическую коммуналку отдельной квартирой, но от этого живущим там не легче.

Михаил Соколов: Вот по социальному жилью опять цитата из Лужкова: "По социальному строительству у нас в первом полугодии на 1 с небольшим процент выше, чем в первом полугодии 2008 года", - сказал Лужкова на встрече с премьер-министром Путиным. Мне вот кажется, что здесь какие-то манипуляции все-таки.

Галина Хованская: Можно я прокомментирую такое заявление?

Михаил Соколов: Да. Растет, он говорит, объемы растут на целый процент!

Галина Хованская: Вы знаете, у меня совершенно другая информация, которую я получаю из писем граждан, имею привычку читать эти письма даже во время отпуска. Так вот, граждане, цитируя не кого-нибудь, а чиновников, руководителей окружных жилищных управлений Департамента жилищной политики, говорят: "Нам объявили, что жилья нет и не будет. Идите на платные схемы" – то есть на льготную ипотеку. И по льготной ипотеке квартиры предоставляют только в Московской области. И москвичу, простоявшему 20 лет в очереди, это предложение… ну, как вы думаете, понравится оно? Нет. Особенно в период кризиса. Опять же возвращаясь к лейтмотиву нашей сегодняшней передачи, в период кризиса найти работу в Московской области гораздо сложнее, чем в Москве.

Михаил Соколов: Хотя пол-Московской области ездят в Москву, такое ощущение.

Галина Хованская: Совершенно верно.

Михаил Соколов: О транспортных схемах нужно думать тоже в связи с этим.

Галина Хованская: Да, безусловно. И поэтому без энтузиазма воспринимают эти предложения пойти на платную схему, при это приобрести жилье в Московской области. Причем не в ближнем Подмосковье, как правило.

Михаил Соколов: А что все-таки с этими законодательными инициативами Юрия Михайловича Лужкова и "Единой России" по поводу того, чтобы очередникам предлагать почти в принудительном порядке это самое жилье в других регионах? Кстати, я так понимаю, что не Москвы это только касается, - человек живет в Петербурге, а ему предложат в Ленинградской области.

Галина Хованская: Действительно, такая инициатива была внесена депутатами в Госдуму, в том числе и представляющими Москву, от партии "Единая Россия". Я против этой инициативы выступала с самого ее начала, когда это только был проект. К сожалению, он прошел первое чтение, и во втором чтении предполагается не только жителям Москвы и Санкт-Петербурга предложить: если вы являетесь очередником, то поедете в соседний субъект Федерации, соседний регион…

Михаил Соколов: Хорошо, если в соседний. Все-таки в соседний там, да?

Галина Хованская: Да.

Михаил Соколов: А, то есть, типа, можно из Екатеринбургской области в Челябинскую.

Галина Хованская: Можно совершенно спокойно.

Михаил Соколов: Весело…

Галина Хованская: А аргумент такой, что и земля там подешевле, и построить там можно побольше, он не выдерживает критики. Я вам могу сказать, что даже в самые плохие времена, даже в советское время, которое мы очень часто критикуем, и совершенно обоснованно, не было таких идей – лишить человека места жительства, очередника.

Михаил Соколов: Ну, если его в ссылку не посылали в советское время, тогда, конечно, лишали и квартиры, и имущества, и чего угодно.

Галина Хованская: Тогда да. Но я вам хочу сказать, что у меня все-таки, наверное, хорошая новость для многих граждан, которые стоят на очереди и надеются когда-то получить социальное жилье. Президент Российской Федерации по-другому посмотрел на эту инициативу, и несмотря на то, что Московская городская Дума одобрила этот проект, что я считаю вообще делом исключительно… как бы это помягче сказать…

Михаил Соколов: Циничные там ребята.

Галина Хованская: Циничным актом, да. Причем все это прикрывается якобы добровольным согласием очередника. А если очереднику другого не будут предлагать или если его после пяти предложенных вариантов просто в Московской области возьмут и снимут? Предложат для проформы один-два варианта – на первом этаже, с разбитой сантехникой, неотремонтированную квартиру. Лицемерие, понимаете, лицемерие.

Михаил Соколов: Кстати, хочу заметить, что во многих регионах, где я был, я обратил внимание, что там как раз пытаются силами коммерсантов и так далее вообще ликвидировать квартиры на первых этажах, делать там офисы, какие-то магазинчики. Может быть, это было бы разумно делать везде.

Галина Хованская: Это абсолютно разумное решение, да, малому бизнесу явно сейчас не хватает помещений. И я хочу сказать, что недавно буквально я прочитала отзыв на подготовленный ко второму чтению законопроект о возможности переселения в другой регион очередника, и он отрицательный.

Михаил Соколов: Это от администрации президента или от правительства?

Галина Хованская: Нет, подписано президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Вот я полностью здесь солидарна с президентом Российской Федерации и считаю, что страдает проект концептуальными дефектами, скажем мягко.

Михаил Соколов: Да. Ну, давайте посмотрим, уже есть вопросы по пейджеру и по sms. "Раньше вы призывали всех к приватизации, боролись за ее продление, а теперь вы говорите, что надо хорошо подумать, и боретесь за продление расприватизации. Где истина, и что можно совершить с неприватизированными квартирами, когда окончится приватизация?" С другой стороны, интересуются: "Юрий Лужков предлагал продлить сроки приватизации жилья. Какова судьба этого предложения? Сергей". Видите, два вопроса на одну тему.

Галина Хованская: Вы знаете, и то и другое правда. Как говорят, и ты прав, и ты прав. Дело в том, что для кого-то приватизация – благо. И я бы хотела, и более того, фракция "Справедливая Россия", ряд депутатов внесли соответствующий законопроект. Какова будет его судьба – мы узнаем осенью. Мы предлагаем на период кризиса, хотя бы на два года отсрочить завершение приватизации. Она завершается 1 марта 2010 года. Почему – могу объяснить. Многие люди, которые живут в аварийном жилье, снос которого затормозил кризис, очень существенно затормозил, особенно если говорить не о Москве, а о других регионах, где аварийное жилье таковым не признавалось…

Михаил Соколов: Да, где общежития падают, как в Астрахани.

Галина Хованская: …длительное время, вы знаете, они далеко не малоимущие, эти люди, и они хотели бы свое право реализовать, но не смогут, потому что в старом доме им запрещают приватизацию, а новое жилье им не предоставляют именно из-за того, что грянул кризис. Это первая категория, которая пострадает. Что касается очередников, о которых мы уже с вами начали говорить, они надеялись в этом году получить жилье, но они, несмотря на заверения, которые мы слышим от первых лиц, уважаемых, они его могут не получить. Или они его получат, но город не успеет оформить это жилье по договору социального найма. У нас масса ситуаций еще по третьей категории – "переселенцы" называется эта категория. Если вы переселяетесь из дома, и новый дом не оформлен в собственность города, ну, не подписаны контракты по разделению долей, в общем, я не буду сейчас морочить голову этими сложностями, короче говоря, город не оформил свое право собственности, если он не оформил свое право собственности, то какой договор социального найма он может заключить с вами? Это договор, сделка будет ничтожная, она недействительна с момента ее заключения. И вот эти люди тоже попадают в очень тяжелую ситуацию, хотя, на самом деле, они бы и рады приватизировать это жилье и стать полноценными собственниками. В отношении тех, кто уже понял, что собственность – ну, не по Сеньке шапка, тяжело бремя этой собственности, вот для таких людей встает проблема завершения деприватизации. Я являюсь автором этой нормы, еще будучи депутатом гордумы, я вносила эту инициативу.

Михаил Соколов: Человек, например, налогов боится, да?

Галина Хованская: И с точки зрения защиты от криминала. Помните, какой был рынок жутки. И приходили пожилые люди и говорили: "Заберите эту квартиру назад". Я говорила: "Не могу, нет нормы закона". Вот мы ее сделали. Теперь эта норма востребована как при сносе пятиэтажек, потому что выгоднее быть социальным нанимателем, в Москве по крайней мере, чем собственником небольшой квартирки.

Михаил Соколов: Ну, в разных случаях по-разному.

Галина Хованская: В разных случаях по-разному, но тем не менее. Совершенно правильно вы произнесли слово "налоги". Налоги будут местными, льготы вряд ли местные власти введут для пенсионеров, а это у нас сейчас самая массовая категория льготников.

Михаил Соколов: Разве что ветеранам Отечественной войны, а сколько их осталось, к сожалению…

Галина Хованская: Может быть. Но у нас пенсионеры – массовая категория льготников, и вот им нужно сейчас серьезно подумать. Потому что ставку, да, может быть, в том же диапазоне, который установит Госдума, но муниципалитет наши нищие установят по верхней планке, понимаете. И если, например, я живу на Тверской, пусть даже пенсионер одинокий в однокомнатной квартире, но если это будет налог в две моих пенсии месячных, я, конечно, подумаю, зачем мне эта собственность, если у меня нет достойных наследников, которые мне сегодня помогают.

Михаил Соколов: Хотя есть, конечно, вариант на Тверской продать и отъехать куда-то – это тоже выход.

Галина Хованская: Но для человека, которому 82 года…

Михаил Соколов: Если он одинок, это ему трудно.

Галина Хованская: Да, это ему сложно.

Михаил Соколов: На пейджер пишут: "У нас в доме сделали ТСЖ, я думаю, что большинство жителей были против, но они так все хитро сделали. И теперь тут же желают абсолютно бессмысленный ремонт в подъезде, и за это мы должны будем платить. Я помню, раньше вы были против ТСЖ, а теперь за". Действительно, а вы за или против?

Галина Хованская: Опять же как по приватизации и деприватизации вопрос. Вы знаете, смотря в каком доме. В новых домах, в новостройках, где живут люди обеспеченные, с примерно одинаковым уровнем дохода, ТСЖ создавать целесообразно. Этим людям все равно сколько заплатить за квадратный метр – 1 рубль или 1 доллар. Но вот в старых домах, где, извините, взрывчатая смесь такая образуется из собственников приватизированных комнат в коммунальной квартире и граждан, которые купили квартиру, сделали там евроремонт, расселив ту же коммуналку, - я хочу вам сказать, у этих людей разные интересы, у них разные требования к уровню предоставляемых услуг. И соответственно, конфликт интересов просто налицо. Вот в таком доме создавать ТСЖ, пока не прошли наши поправки в Жилищный кодекс, что такое обязательные платежи, а что такое добровольные "хотелки" этих уважаемых господ, владельцев больших и хороших квартир…

Михаил Соколов: Да, на фикус в подъезде.

Галина Хованская: Ну, условно – фикус, там может быть и суперохрана, там могут быть еще какие-то претензии к уровню комфорта и проживания. Это их право, понимаете, но большинство…

Михаил Соколов: Я вот на ваш тезис свой пример. Знаете, вот у нас создали ТСЖ, потому что боялись, что старый дом в центре Москвы могут снести просто или под какую-то перестройку поставить. И после того, как этот ТСЖ появился, он больше особенно ничего не делал, кроме как жалобы разные писал на плохое обслуживание, но не вел коммерческой деятельности, чтобы не платить НДС, чтобы не содержать бухгалтера и так далее. Просто печать и бумаги. Разные проекты, что с этим домом делать, у власти они все пропали, они больше не пристают ни к чему. Они отстали, они нашли новые места, куда им свою энергию и всяких коммерсантов направить.

Галина Хованская: Знаете, в свое время, в 1994 году, уже 15 лет с тех пор прошло, когда был принят закон о товариществах собственников жилья, действительно, главным побудительным мотивом для добровольного, подчеркиваю, создания ТСЖ в доме было неповиновение властям, нежелание уехать из Трехпрудного переулка куда-нибудь на выселки, за кольцевую дорогу. И вообще, это неправильный побудительный мотив…

Михаил Соколов: Но объединяющий.

Галина Хованская: …да, но объединяющий, то есть акция неповиновения, сопротивления нежелательным действиям властей. Но вообще-то, товарищество должно создаваться для того, чтобы активно, недорого, рационально управлять нашей общей собственностью.

Михаил Соколов: К сожалению, в России позитивные мотивы как-то плохо действуют.

Галина Хованская: Вот я говорю, что в новых домах иногда примеры положительные, когда всем все равно, они готовы заплатить, там профессиональный управляющий этим домом…

Михаил Соколов: Или если есть нежилые помещения, которые можно использовать для выгоды жильцов дома. Но это все захвачено московской властью, да и во многих городах так.

Галина Хованская: Это очень-очень редкая ситуация, когда речь идет о помещении на первом этаже.

Михаил Соколов: Подвал.

Галина Хованская: Как правило, власть сейчас захватывает – незаконно, вот здесь совершенно незаконно захватывает наше общее имущество, подвалы, иногда чердаки, иногда даже ухитряются, когда есть два выхода, ну, в старых домах, парадный и черный ход, нам предлагают ходить через черный ход, а парадный – меняльную конторку можно сделать, можно это помещение сдать. Такие факты, к сожалению, у меня многочисленные есть. И сопротивляться нужно, потому что при подаче исков в суды все-таки в основном, я не говорю на 90 процентов… Кстати, в московских судах на первом уровне рассмотрения дел есть отрицательные решения. Доходите до Высшего арбитражного суда, и вы будете выигрывать. Не упускайте только сроки исковой давности.

Михаил Соколов: И до Верховного суда тоже.

Галина Хованская: Ну, если у вас есть юрлицо, тогда арбитраж, а если вы просто неорганизованные собственники, даже одного иска одного собственника достаточно для того, чтобы это дело рассматривать.

Михаил Соколов: А что с этими липовыми ТСЖ, которые создают с помощью ДЭЗов и так далее? Я тоже видел такие объявления, ну, ходил в гости, вижу – висит объявление, какие-то собрание. Заходишь, говоришь: "Знаешь про собрание?" – "Да вы что, ничего не знаю". Потом выясняется, что за этим делом стоит какой-нибудь ДЭЗ, ставший уже давно коммерческой организацией.

Галина Хованская: Знаете, я, наверное, написала штук 70 уже обращений к мэру Москвы по жалобам, которые пришли ко мне в Госдуму. И такое же количество обращений – к прокурору города Москвы. Сначала реакция была, ну, такая неактивная, мягко говоря, контролирующих органов, надзирающих органов. Но сейчас прокуратура уже осмелела, и вносятся представления по разным поводом: либо протоколы были уничтожены общего собрания… ну, были ли они вообще – установить в этом случае сложно, либо подписи были подделаны. Но, к сожалению, это приходится доказываться в судебном порядке, а некоторые судьи, несмотря на то, что я прихожу и говорю, что "это не моя подпись", он мне говорит: "А вы мне докажите, экспертизу проведите, почерковедческую". Вот я считаю, что неправомерно действуют в таких случаях судьи. Ну, Бог им судья и Верховный суд, дойдут до Верховного суда люди. Сейчас масса исков, и уже есть судебные решения о признании решений общего собрания недействительным. Есть масса обращений уже и в налоговые органы. Строго говоря, вот в вашем случае Налоговая инспекция, если никаких движений у вас по счету не было, в течение года вас должны были ликвидировать уже, вы знаете.

Михаил Соколов: Мы отчеты сдаем.

Галина Хованская: А, вы сдаете все-таки.

Михаил Соколов: Конечно.

Галина Хованская: Ну, молодцы, так держать (смеются). Ну, а НДС теперь вам не грозит, потому что все-таки соответствующее решение Высший Арбитражный суд принял и разъяснение в 2007 году еще дал нижестоящим судьям о том, что ТСЖ и ЖСК – неплательщики НДС и не могут таковыми являться, потому что они не предоставляют услуги, они не перепродавцы коммунальных услуг. Ну, борьба продолжается на этом фронте.

Михаил Соколов: Галина Петровна, я хотел был еще вас спросить про земельные участки…

Галина Хованская: О, это грустная тема, в Москве особенно.

Михаил Соколов: Ну, люди хотят же получить этот участочек…

Галина Хованская: Сформированный в установленном порядке.

Михаил Соколов: Да, по 2-3 года ждут этого межевания, с которым тянет власть. Наконец, говорят, что межевание завершено, они пытаются получить, а им говорят: вы только под домом получите, а вот рядом с домом, извините, тут один человек в кепке сказал, что не давать.

Галина Хованская: Да, и мы даже знаем его фамилию и слышали это высказывание. Более того, я, может быть, вас насмешу, но у меня был ответ из органа, который должен оформлять земельные участки, о том, что на основании протокола совещания у мэра Москвы мы вам отказываем в формировании земельного участка. Протокол совещания у мэра – это вообще не документ, это не нормативный документ, им руководствоваться просто не имеют права.

Михаил Соколов: Это даже не постановления правительства Москвы.

Галина Хованская: Тем не менее, такие анекдотические ответы я получаю. Значит, я рекомендую идти в вышестоящую инстанцию, в федеральную службу и оформлять там земельные участки. Вот в Санкт-Петербурге почему-то процесс идет гораздо активнее. Кстати, по поводу формирования земельного участка по дому просто, по отмостке, как говорят, у меня есть разъяснение Министерства регионального развития, которое имеет право давать разъяснения такого рода, что это указание незаконно. Есть постановление правительства Российской Федерации, которое редактируется, 1223-е, утверждена методика расчета вот этого размера вашего земельного участка, она учитывает и высоту здания, сколько этажей, и плотность застройки, она учитывает все обстоятельства. В Елисеевском, может быть, в Козицком переулке, близком к "Елисеевскому" магазину, может быть, там и по отмостке, а вот в новостройках и в районах… ну, любых, возьмите те же Черемушки, Теплый Стан, Коньково, Щербинку, любые другие районы, там, конечно, должно быть пространство у вас больше, дорогие друзья.

Михаил Соколов: В общем, судом получится, все судом.

Галина Хованская: Только, к сожалению, на основании судебного решения. Мне лично при моем участии удалось добиться формирования, это члены моего Общественного совета по жилищной политике, который я веду два раза в месяц в Государственной Думе, председатель ТСЖ добился того, чтобы сформировали земельный участок и присвоили кадастровый номер.

Михаил Соколов: Ну, поздравим его. А теперь давайте к слушателям обратимся. Из Москвы Светлана Петровна, пожалуйста, ваш вопрос Галине Петровне Хованской, депутату Думы?

Слушатель: Добрый день, Галина Петровна. Добрый день все в студии. Громадное спасибо, что я дозвонилась до вас, потому что мы с удовольствием слушаем всегда, когда мы попадаем на эти передачи, пишем вам, получаем ответы. Но вот у меня сейчас конкретный вопрос, Галина Петровна. В какой-то передаче мы слышали, что будто бы можно прийти на какие-то встречи-консультации с вами, но где это бывает и когда – я не поняла. Можно ли узнать поточнее, есть ли адрес или телефон, или что-то еще вы могли бы сообщить на этот случай? Потому что инициативная группа нашего дома, у нее есть несколько вопросов, по которым хотелось бы очень посоветоваться с вами.

Галина Хованская: Светлана Петровна, во-первых, я провожу ежемесячно на Моховой, 7, это приемная Государственной Думы, это официальный прием депутата. Я провожу его в три раза чаще, чем мои коллеги. Помимо этого, еще в этот же месяц ведут предварительный прием мои помощники, то есть по простым делам, когда нужно просто забрать заявление или дать какую-то простую консультацию, они вполне справляются с этой задачей, а ко мне приходят уже с более сложными делами. Если у вас группа, действительно, и она будет настаивать, чтобы непременно к Хованской, в сентябре будет очередной прием, сейчас Дума, как известно, на каникулах. Но вот мы продолжаем с Михаилом работать в эфире. Так что я вас жду. А вот встречи я проводила, последняя встреча была в Западном округе, там собирали председателей ТСЖ и ЖСК. И я думаю, что… вот вы не сказали, в каком вы округе живете…

Слушатель: СВАО.

Галина Хованская: Северо-восток. Вы знаете, как только будет известна вот эта программа по округам, известен будет план уже проведения этих встреч, я думаю, что по моему телефону в Госдумы вы просто узнаете информацию.

Слушатель: Галина Петровна, а как практически записаться в сентябре к вам? По телефону?

Галина Хованская: Нет, нужно лично прийти, на Моховой там целый аппарат, который занимается этим делом. Я беспартийный член фракции "Справедливая Россия", и у нас там есть человек, который ведет эту вот запись на прием.

Михаил Соколов: Геннадий из Кингиссепа, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Согласно 185-го закона, у нас в области внедряется монетизация льгот по оплате жилья. Правительство области во главе с губернатором принуждают всех льготников написать заявления о добровольном согласии на такую монетизацию, угрожают: кто не напишет такое заявление, вообще не получит никакой компенсации. Скажите, пожалуйста, нужно ли писать нам такие заявления, на мой взгляд, унижающие человеческое достоинство льготника? В Питере такого заявления, например, не требуют. И нужен ли нам такой губернатор, желающий отрапортовать: "У меня в области все согласились добровольно перейти на такую форму оплаты"?

Галина Хованская: На денежную компенсацию.

Слушатель: Да-да. И знаете, я считаю, такие действия могут вызвать стресс у многих. Такое создается впечатление, что тебя загоняют в какую-то ловушку. Спасибо большое.

Галина Хованская: Я вам объясню, почему так действует ваш губернатор. Ваш губернатор хочет по 185-му закону – это о Фонде содействия реформированию ЖКХ – получить деньги на капитальный ремонт и на снос аварийного жилья. Но закон этот выстроен таким образом, варварским, что нужно выполнить 14 как минимум условий. Все их выполнить честным путем невозможно, без административного давления невозможно. Это касается и процентов ТСЖ к определенной дате, это касается и 5-процентного софинансирования со стороны собственников, нищих, как правило, в этих домах.

Михаил Соколов: Капиталистическое соревнование.

Галина Хованская: Да. И это как раз касается этой темы, о которой вы сказали, о том, что льготы переводятся в денежную форму и зачисляются на ваш счет, так же как и субсидии. Но субсидии уже давно у нас зачисляются на счета тех, кто имеет право на адресную помощь, а вот льготники, они строптивые, некоторые хотят получать натуральные льготы, и имеют на это, кстати, право. Вот у меня горячее желание, учитывая, что в свое время отклонили, уважаемый Геннадий, все мои поправки, они касались вот именно этих позиций, о которых я говорю, я уже не говорю о том, что дискриминирована была форма непосредственного управления домами, что для маленьких домов, в вашем городе в том числе, очень хорошая форма управления. Ну, 6 квартир – какое ТСЖ? О каком ТСЖ можно говорить в таких домах? Нет, это тоже включают.

Михаил Соколов: Вообще, эта коллективизация жилья, она как-то сомнительна.

Галина Хованская: И ее назвала ТСЖизацией.

Слушатель: А в Питере же не требуют такого.

Галина Хованская: Не требуют.

Михаил Соколов: У них денег больше, они к этому фонду не хотят прильнуть.

Галина Хованская: Видимо, не так тщательно проверяют условия, выполнены они или нет, в отношении питерских властей. И деньги выделяют. Вообще заметно по Питеру – финансирование резко улучшилось. Но я этому городу желаю только добра, красивый и замечательный, пускай цветет.

Михаил Соколов: Андрей из Москвы, еще вопрос, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел сказать, как Юрий Михайлович Лужков строит новостройки в Москве. Мне просто бизнесмены рассказывают, которые этим занимаются. Вот он устраивает аукцион, а потом говорит, когда ставятся несколько компаний: "Кто через мою фирму проведет деньги, тот и получить заказ на строительство вот новостроек" – и тому подобное. Вот когда начнется расследование его деятельности на посту мэра?

Михаил Соколов: Ой, Андрей, а мы не можем так вот, без документов поддержать вас.

Галина Хованская: Да, если у вас есть факты, надо написать просто в прокуратуру, если вы смелый человек.

Михаил Соколов: А если не смелый, будете жить вот с этими сплетнями. К сожалению, приходится их так вот называть.

"Как вы относитесь к предложению Явлинского о бесплатном выделении 50 соток земли и государственном стимулировании индивидуального строительства?" – пишет Николай из Новгорода.

Галина Хованская: Вы знаете, я положительно отношусь к таким предложениям, но на сегодняшний день выделить эти участки нельзя без аукциона. Эти изменения в градостроительном законодательстве нашем уже действуют, и уже не первый год. Но я считаю, что выделять землю, например, очередникам, которые хотят организовать давно забытое… сейчас новое, говорят – ЖСК надо возродить, а это давно забытое старое, которые готовы свои средства вложить…

Михаил Соколов: А индивидуальное строительство – почему нет?

Галина Хованская: И в индивидуальное строительство. Но если перед этими людьми есть обязательства государства по обеспечению бесплатным жильем, почему они должны идти на аукцион? Вот этим людям нужно землю…

Михаил Соколов: Ну, пусть им государство на этом аукционе купит, в конце концов, если оно обязано перед ними.

Галина Хованская: Нет, как раз вот этим категориям категорически я буду настаивать, я на этом настаиваю, чтобы землю выделяли бесплатно. Бесплатно!

Михаил Соколов: Ну, имеется в виду, что государство заплатит. Если оно платит за строительство, оно может дать человеку и кредит, и ссуду, и так далее. Возможно, что ему так удобнее – дом построить, чем получить квартиру.

Галина Хованская: Тем более что ему нужно вложить немалые средства для того, чтобы построить этот дом.

Михаил Соколов: Да, вполне нормальная идея. Но, к сожалению, бюрократические системы у нас такие тяжелые.

Галина Хованская: Но нам нужно думать не только о таком индивидуальном строительстве, нам все-таки в городах нужно решать проблему.

Михаил Соколов: А есть малые города. Пол-России живет в райцентрах. Там легче, может быть, и так.

Галина Хованская: В Москве очень большой процент населения, 11 миллионов – согласитесь, это проблема.

Михаил Соколов: А давайте мы в Мордовию сейчас. Николай из Мордовии, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Здравствуйте. Вот "Справедливая Россия", я надеюсь, что ответ получу. В Мордовии, в Ардатовском районе, земля – пай 3 гектара – стоит 5 или 3,5 тысячи. Забрали деньги, то есть пай забрали, копии взяли документа – и до свидания, прощай. И никто не знает, кто руководит. И никто отдачи не дает за эту аренду.

Галина Хованская: Николай, кому вы написали?

Слушатель: Колхоз был…

Галина Хованская: Нет, вы обратились сейчас к "Справедливой России", я знаю, что у нас несколько депутатов, по крайней мере по Московской области, очень плотно занимаются этой проблемой, вот Гудков, Москалькова, Беляков…

Михаил Соколов: Чтобы люди землю в натуре получили.

Галина Хованская: Да. Потому что очень много злоупотреблений, очень много обманов просто людей, и они остаются без земли, без куска хлеба.

Слушатель: Да-да-да.

Галина Хованская: А в период кризиса, я с вами абсолютно согласна, что эта тема выходит на первое место.

Михаил Соколов: Так что, вам во фракцию писать?

Галина Хованская: Да, написать можно, распишут тогда депутатам, которые этим вопросом занимаются.

Михаил Соколов: Николай, пишите во фракцию "Справедливая Россия".

Галина Хованская: Охотный ряд, дом 1. Адрес старый.

Михаил Соколов: Вот Галине Петровне напишет Николай, а вы уж там с коллегами договоритесь.

Галина Хованская: Нет, я не хочу обманывать, я землей такой вот не занимаюсь. Земля в городах – да, если проблемы…

Михаил Соколов: Ну, поделитесь со специалистом.

Галина Хованская: Поделюсь, обещаю, да.

Михаил Соколов: Хорошо. "При приватизации квартиру отдали в собственность без ремонта, фактически весь жилой фонд был отдан в собственность неотремонтированным. В то же время в квитанциях была введена графа "За ремонт и содержание жилья". Никого ремонта не осуществляется в большинстве домов, за редким исключением. Ну, что с капремонтом? Каждый день у меня жалобы тут…

Галина Хованская: Хочу сказать, что мы с вами в Москве платим только за текущий ремонт, а капитальный ремонт, отчаявшись выполнить 14 условий драконовского закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ, московские власти пока финансируют из своего бюджета. Но насколько рачительно тратятся эти деньги, как качественно проводится этот ремонт – это тема для отдельной передачи, потому что жалоб тут огромное количество.

Михаил Соколов: Да, вот тут у меня было вчера вечером – из Сетуни наша постоянная слушательница жаловалась, что дом бросили просто на полдороги с ремонтом.

Галина Хованская: Это Московская область уже, да?

Михаил Соколов: Нет-нет, Москва, Сетуньский проезд.

Галина Хованская: Сетуньский проезд – да.

Михаил Соколов: Так что все, действительно, не очень хорошо. Давайте еще, Наталья из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Я уже пенсионерка, мне 62 года.

Галина Хованская: Молодая пенсионерка.

Слушатель: Молодая, да. 36 лет проработала в народном образовании. И вот у меня такой вопрос: когда будет покончено с коммуналками?

Галина Хованская: О, мы с этого начинали сегодня передачу.

Слушатель: Я с начала не слушала. Но конечно, то, что я проработала 36 лет честно, добросовестно, я несемейная, помочь мне некому.

Галина Хованская: А вы на очереди стоите?

Слушатель: Нет, я не на очереди, у меня 14 квадратных метров.

Галина Хованская: Но вы как долгожитель Москвы могли бы встать на очередь.

Слушатель: Меня могут поставить?

Галина Хованская: Раньше могли. Сейчас наши замечательные депутаты Мосгордумы ликвидировали эту категорию. То есть старые очередники – долгожители коммуналок московских, они все-таки имеют это право на получение в первую очередь жилья.

Михаил Соколов: Так что, своими силами?

Слушатель: Это, конечно, все смешно, но не смешно то, что у меня два отца – инвалиды Великой Отечественной войны. Вот это уже не смешно. Отчим и родной отец – оба воевали.

Михаил Соколов: А они что-то получили от государства?

Слушатель: А их уже нет.

Михаил Соколов: Вот видите, грустная история.

Галина Хованская: Понятно, я вам сочувствую, у меня тоже отец погиб за три недели до конца войны. Очень вам сочувствую.

Слушатель: Нет, он не погиб, он умер уже позже.

Галина Хованская: Ну, понятно, у меня ситуация хуже была, тоже коммуналка…

Слушатель: Вы знаете, очень обидно, что вот… Я даже не знаю, как все это объяснить, но очень обидно вот так вот честно относиться ко всему, а в итоге… Я видела, как люди рвачеством занимались, как там прописывались, выписывались…

Галина Хованская: Наташа, эмоции ваши понятны, и я вам обещаю, что если нам удастся сделать "перезагрузку" Мосгордумы на ближайших выборах, то вернется в законодательство многое, что депутаты успели исключить вот за эти последние 5-6 лет.

Михаил Соколов: Вообще, Москва – богатый город, могла бы себе позволить так не урезать льготы.

Слушатель: Вот у меня старушки умерли, которые москвички, никого сначала не вселяли, а потом вселили беженку из Баку и одного еще вроде как лимитчика. И вот я с кем в итоге. И у них комнаты нормальные, а моя – угловая, течет вода.

Галина Хованская: Понятно.

Михаил Соколов: Ну, это тоже можете жаловаться, что же делать.

Слушатель: Ай, кому жаловаться-то, кому?

Михаил Соколов: Это тупиковая ситуация нашего законодательства. Давайте последний вопрос. Сергей Михайлович из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте. Рад вас приветствовать, Михаил и гостья ваша, Галина Петровна. Вы знаете, у меня вот какой вопрос. У нас сейчас в Подмосковье, где я сейчас нахожусь, у нас маленький земельный участок – 4 сотки. И вы знаете, никак не могу понять, у нас в России земель мало? Я смотрю – в основном приезжают строиться из Воронежа, из Тулы, из Новосибирска… Там что, земель не хватает? Почему они сюда рвутся все? Ведь здесь такие земли дорогие!

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, так здесь и работа, и деньги со всей России.

Галина Хованская: Сергей Михайлович, из Подмосковья можно приехать в Москву и найти работу – это главная, наверное, причина, мне так кажется. А земель, действительно, неосвоенных огромное количество.

Слушатель: Вы знаете, если нашему руководству не нужны территории, ну, давайте соберемся около городов – около Ленинграда, около Москвы…

Михаил Соколов: Да, а жить будем за счет нефтяных вышек. Так и получалось в последнее время.

Слушатель: Михаил, доброго здоровья!

Михаил Соколов: Спасибо. Я не знаю… Пожалуй, последнее. Галина Петровна, как перспектива-то с выборами у вашей партии в Мосгордуму?

Галина Хованская: Я уже объявила тезис, я очень надеюсь на "перезагрузку". Есть такой термин (смеется).

Михаил Соколов: Но это же не российско-американские отношения.

Галина Хованская: Ну, и что. В данном случае это очень уместно.

Михаил Соколов: Много лет она шла в фарватере политики одного человека. Вы думаете, что-то может измениться?

Галина Хованская: Может! Может измениться, и очень многое зависит от нас, от москвичей, от нашей позиции. Не нужно только в день выборов сидеть перед телевизором, а потом приходить на прием к депутату Хованской и говорить: "Моего депутата нет, я его не могу найти, он мне не помог…" Понимаете, вы же сами отдали свой голос другому человеку. Вот все, что я хочу по этому поводу сказать. Так что я очень надеюсь на вас, на то, что вы проявите активную просто гражданскую позицию. Вы же граждане! Вы же граждане, вы москвичи.

Михаил Соколов: Всего 35 депутатов в Мосгордуме, между прочим, хотя в других регионах их гораздо больше. В общем, ресурс достаточно серьезный. Я благодарю Галину Хованскую.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG