Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Южная Осетия требует у Грузии ущелье


Визит Дмитрия Медведева в Цхинвали, 13 июля 2009 г

Визит Дмитрия Медведева в Цхинвали, 13 июля 2009 г

Очередное обострение в зоне грузино-осетинского конфликта почти совпало с годовщиной войны августа 2008 года. Стороны вновь обвиняют друг друга в эскалации напряжённости, настаивая на собственной версии развития событий. При этом следует учесть, что, как и в августе 2008-го, в зоне конфликта действуют три, а не две стороны - Южная Осетия, Грузия и Россия.

По мнению наблюдателей, причиной обострения на этот раз стало похищение грузинской полицией (согласно грузинской версии – арест) сотрудника МВД Южной Осетии Сослана Бохаева. Несколько дней назад он вышел из дома в поисках скота, случайно перешел границу и наткнулся на пост грузинской полиции. Его сразу арестовали и доставили в Тбилиси. Он обвиняется в том, что год назад во время боевых действий принимал участие в пытках и убийстве пленного грузинского военнослужащего, причем его действия были сняты на видео и ролик попал на один из интернет-сайтов.

На следующий день после исчезновения Бохаева грузинская сторона заявила, что осетины обстреляли полицейский пост недалеко от линии разделения сторон в Цхинвальском районе. Осетинские власти, наоборот, утверждают, что грузины обстреляли из минометов окрестности Цхинвали и пост наблюдателей министерства обороны Южной Осетии около бывшего грузинского села Эредви, откуда во время войны было изгнано все грузинское население, а дома жителей сожжены.
Милитаристские заявления Минобороны России ставят целью дальнейшую эскалацию напряженности и создают почву для развития событий по очень опасному сценарию

Одновременно в районе Южной Осетии, который грузины называют Ахалгорским, а осетины – Ленингорским, подорвалась на мине машина грузинского жителя. Отец семейства погиб на месте, его жена и ребенок получили ранения. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты обвинил грузинскую сторону в том, что она специально минирует границу, чтобы грузинские жители гибли при попытке вернуться в Южную Осетию. А Тбилиси указывает на то, что именно осетинская сторона препятствует возвращению беженцев, то есть логичнее предположить, что она и минирует дорогу.

Кроме того, президент Кокойты выдвинул Грузии территориальные претензии, заявив, что ущелье Трусо в советское время несправедливо было передано Грузинской ССР и потому должно быть возвращено Осетии.

В то же время в грузинском дипломатическом ведомстве весьма резко прореагировали на угрозы со стороны Министерства обороны России, заявившего, что российская армия оставляет за собой право защитить силой оружия российских граждан и воинский контингент, дислоцированный в Южной Осетии. МИД Грузии почти сразу выступил с ответным заявлением, в котором говорится: "Милитаристские заявления Минобороны России ставят целью дальнейшую эскалацию напряженности и создают почву для развития событий по очень опасному сценарию".

Наблюдатели отмечают, что тональность заявлений напоминает атмосферу, царившую в регионе за несколько дней до трагедии августа 2008 года. Естественно, грузинская сторона обратилась с просьбой о помощи к наблюдателям Европейского союза и вызвала в МИД всех послов западных государств, которые вновь призвали все стороны к сдержанности и соблюдению договоренностей Саркози - Медведева.

Миссия наблюдателей Европейского союза в районах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии, не подтвердила факт обстрелов с грузинской стороны.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG