Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дубна: ученые работают над получением нового элемента таблицы Менделеева


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие научный обозреватель Радио Свобода Ольга Орлова.

Марина Дубовик: В Дубне в Московской области идет подготовка к получению нового 117-го элемента периодической таблицы Менделеева. Но Международный союз теоретической и прикладной химии официально до сих пор признал существование только 112 элементов. В чем причина, узнаем из рассказа Ольги Орловой в рубрике "Научное событие недели".

Ольга Орлова: Вот уже несколько десятилетий в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне идут эксперименты по получению сверхтяжелых элементов. За эти годы ученые синтезировали 113, 114,115,116 и 118-й элементы. А вот 117-й получить не удавалось, в частности потому, что для его синтеза требовалась специфическая мишень, выполненная из редкого берклия (это 97-й номер в таблице Менделеева). Берклий живет меньше года, но американские физики из Национальной лаборатории Окриджа смогли произвести его в необходимом количестве. И предоставить около 20 мг этого изотопа коллегам в России. Берклий привезли в Димитровград в Институт атомных реакторов, где из него сейчас готовят мишень для эксперимента в Дубне. Какими же свойствами будет обладать новый 117 элемент? Говорит заместитель директора лаборатории ядерных реакций имени Флерова Андрей Папеко…

Андрей Папеко: Я думаю, что он будет коротко живущий, то есть будет, наверное, жить в районе одной секунды. При распаде, скорее всего, будет испускать альфа-частицы. По химическим свойствам, видимо, будет близок к благородному газу. Пока это все, что могу сказать...

Ольга Орлова: По мнению Андрея Папеко, говорить о реальном получении 117-го можно будет не раньше чем, через месяц после начала эксперимента. Но в чем фундаментальное значение открытия этих экзотических элементов?

Андрей Папеко: Во-первых, таким образомы мы пытаемся понять границы мироздания. Насколько тяжелыми элементы вообще могут быть? Какой элемент последний? Второй вопрос, на который хочется найти ответ: как вообще могут возникать эелменты во Вселенной? Ведь мы, люди, никак не хитрее, чем природа. Значит, если такой элемент можно синтезировать искусственно, то в природе тоже должен бытьспособ его получения? И таким образом хочеть понять в корне процесс нуклеосинтеза. Дальше также очень интересн вопрос о химических свойствах нового элемента. Там должны проявляться крайне интересные эффекты, связанные с очень большим зарядом ядра. Речь идет о так называемой "электродинамике сверхсильных полей". Это должно приводить к заметным изменениями химических свойств. Ну, и много другого.

Ольга Орлова: Однако до сих пор официальное признание от Международного союза теоретической и прикладной химии IUPAC получили только 112 элементов. Остальные пятого от 113-го до 118-го пока не "прописаны" должным образом в таблице Менделеева. Видимо, такая же судьба ожидает и будущий 117-й. Почему?

Андрей Папеко: Это очень сложная процедура. Дело в том, что новый элемент входит в науку на века. Это достаточно серьезная вещь, поэтому здесь ошибки недопустимы. Поэтому есть процедура, что означает - какие данные вы должны представить, чтобы убедить все мировое научное сообщество в том, что вы действительно открыли новый элемент. Это довольно большой набор. И одно из требований – это то, что ваше открытие где-то должно быть независимо перепроверено.

Ольга Орлова: Так, например, для официального признания 112-го элемента, который был получен в Германии в 1996 году, понадобилось 13 лет. Очень долго ни одна научная группа в мире не могла воспроизвести аналогичный эксперимент. Затем его удалось повторить в Японии, и только в этом году IUPAC объявил о существовании 112-го не только де факто, но и де юре. Не менее 10 лет ушло на подтверждение и 110-го элемента. Поэтому, по мнению заместителя директора лаборатории ядерных реакций им. Флерова Андрея Папеко, сложность и длительность процедуры не позволяет надеяться на быстрое признание новых элементов.

Андрей Папеко: После этого подбирается все, что вы считаете убедительным, передается в IUPAC. Они это рассматривают, задают вопросы, сравнивают с другими публикациями. Потому что споры, например, об элементах после 100-го шли очень очень долго. До фермия споров не было, все было получено в Соединенных Штатах, и у них вопросов не было. А после фермия все новые элементы, ну, до 109-го вызывали очень большие дискуссии – 101, 102-й, кто правильно, кто ошибся, кто точнее. Работала комиссия очень долго, восемь лет, а споры продолжались 20 лет. Ну вот результат вы знаете, например, 105-й элемент называется дубний. Это очень престижно – открывать новые элементы, поэтому этот процесс всегда связан с дискуссиями.

Ольга Орлова: Таким образом, даже если через несколько месяцев на свет появится новорожденный 117-й, ему, как и его соседям по таблице, придется ждать, пока найдутся в мире еще лаборатории, которые смогут повторить достижение физиков в Дубне.
XS
SM
MD
LG