Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Махмуд Ахмадинежад официально признан президентом Ирана


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.

Александр Гостев: Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи официально признал сегодня Махмуда Ахмадинежада законно избранным президентом страны. Оппозиция ставит под сомнение победу Ахмадинежада на выборах 12 июня, после которых в Иране начались беспорядки. В минувшие выходные перед судом предстали 110 оппозиционеров, обвиненных в "подрывной деятельности". А в британской газете "Таймс" появилась статья, напомнившая о проблеме "ядерной угрозы" со стороны Тегерана. О последних событиях в Иране и вокруг Ирана я побеседовал с обозревателем Радио Свобода Кириллом Кобриным.

Кирилл Кобрин: Прежде всего, надо сказать, что сам механизм, сама процедура приведения к новому президентскому сроку Ахмадинежада растянется чуть ли не на всю неделю. То, что произошло сегодня, это только первый шаг, но это, конечно же, самый главный шаг, политический. Итак, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи официально признал итоги выборов и официально признал Махмуда Ахмадинежада новым, собственно, старым новым президентом страны. Таким образом, помимо всех ритуальных и официальных формальных вещей, он как бы еще раз продемонстрировал, что поддерживает Махмуда Ахмадинежада. И власть в этом вопросе вполне солидарна.
Затем, в среду, Ахмадинежад должен принести присягу перед иранским парламентом. После этого пройдет сама по себе процедура инаугурации. И Махмуд Ахмадинежад, скорее всего, станет новым старым президентом Ирана. Это вовсе не отменяет того, что протесты будут продолжаться. Это практически наверняка. Политический кризис, самый тяжелый политический кризис в Иране со времен Исламской революции 1979 года продолжится.

Александр Гостев: Что известно сейчас про настроения в стане сторонников главного оппонента Ахмадинежада на прошедших выборах Мусави?

Кирилл Кобрин: Прежде всего, в субботу начался судебный процесс над примерно сотней оппозиционеров, которых обвиняют в подрыве власти, в организации беспорядков и во многих других вещах. На самом процессе запрещено присутствие независимой прессы. Официальное иранское телевидение показывает только некоторые кадры. На том же самом телевидении показывали телеисповедь одного из главных участников этих событий, где он говорил, что, "на самом деле, выборы были честные. Я сознательно организовывал беспорядки, чтобы свергнуть эту власть". Вот такого рода признательные показания, конечно, всегда вызывает очень большие сомнения. И вот в связи с этим стоит как раз и поговорить.
Давайте, прежде всего, посмотрим на то, кто предстал перед судом? Помимо рядовых участников этих самых протестов, там много довольно известных политических деятелей Ирана. Прежде всего, это Мохаммад али Абтахи. Это бывший вице-президент, член так называемой ассамблеи воющих или воинственных клириков. Именно его телевизионное признание и демонстрировали по главному официальному иранскому каналу. Во-вторых, это Махсен Мирдамади, лидер крупнейшей так называемой реформистской партии. Когда мы говорим о реформистах, либералах и так далее в Иране, это все, конечно, надо брать два-три раза в скобки или в кавычки. Третий важный участник этого процесса - это Бехзад Набави, член главного совета организации моджахетдинов Исламской революции и бывший один из членов кабинета министров. И наконец Мохсен Аминзаде. Это бывший заместитель или министр иностранных дел в то время, когда президентом страны был реформист Мохаммад Хатами.
Понятно, что этот внезапно начавшийся (никто не предупреждал об этом) процесс призван, по мнению властей, запугать оппозицию и прекратить протесты. Однако, как сообщают разные западные СМИ, да, собственно говоря, мы можем с вами заглянуть в твитер, посмотреть, пройтись по адресам некоторых иранских оппозиционеров, которые постоянно вывешивают какую-то информацию о том, что происходит, мы можем сказать - совершенно очевидно все эти усилия властей имели абсолютно обратный эффект. Тех людей, которых сейчас судят в Тегеране, их называют героями. Оппозиционеры договариваются о новых протестах.
Наконец, третья сторона этого вопроса. Не стоит думать, что оппозиция, во-первых, является сколько-нибудь консолидированной. У них просто есть общий враг - Махмуд Ахмадинежад. Во-вторых, что эта оппозиция является политически реформистской, либеральной и так далее. Это разные силы. Среди них есть и религиозные консерваторы, и относительные реформисты. Там совершенно разные силы участвуют. Их поддерживает очень крупный руководитель, бывший президент страны Рафсанджани, которого уж точно никак реформистом не назовешь. Так что, политическая картина гораздо более серьезная и дробная, нежели кажется.

Александр Гостев: В газете "Таймс" только что появилась публикация, вновь поднимающая тему иранского ядерного оружия. О чем речь в этой публикации?

Кирилл Кобрин: Это очень тревожная статья. Соавторы этой статьи Джеймс Хайдер, Ричард Бистен (это два корреспондента в Тель-Авиве) и Майкл Эванс, редактор "Таймс" по военным вопросам. Содержание действительно очень тревожное и, я бы даже сказал, сенсационное. Авторы статьи, ссылаясь на некие свои источники, прежде всего, в разведывательном сообществе и в американском, и в британском, утверждают, что фактически Иран готов и, может быть, даже уже создал ядерный заряд, что остается ждать только прямого указания аятоллы Хаменеи, верховного лидера страны, чтобы испытать этот заряд.
Главный месседж этого текста, этой статьи заключается в том, что Иран уже обладает ядерным оружием. Там приводятся разные мнения по этому поводу. И напоминается, что министр обороны Израиля Эхуд Барак предупреждал, что Израиль по-прежнему оставляет за собой право применить оружие и нанести удар по ядерным центрам в случае, если у Ирана действительно окажется ядерное оружие.
XS
SM
MD
LG