Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Агрессор или не агрессор?


Полемика о прошлой войне в Южной Осетии протекает в условиях возможного начала новой войны

Полемика о прошлой войне в Южной Осетии протекает в условиях возможного начала новой войны

Обострение в зоне грузино-осетинского конфликта спустя год после "пятидневной войны" в августе 2008-го сопровождается полемикой о самой этой войне и ее последствиях. Она не утихала в течение всего прошедшего года, но сегодня, накануне годовщины, разгорается с новой силой.

Борис Березовский, подвергающий жесткой критике все начинания Кремля, полагает, что действия России крайне опасны для всего мирового сообщества.

- Год назад Россия фактически взяла под контроль две грузинские территории. Как вы оцениваете ситуацию сейчас?

- Мне кажется, основная задача тех, кто действительно умеет заглядывать немножко вперед, состоит в том, чтобы прекратить эту говорильню. Ясно, что в мире появился серьезный агрессор с серьезными амбициями. Да, пускай они дурные, пускай они, в конечном счете, несостоятельны, если хотите, но, тем не менее, это совсем не означает, что не прольется новая кровь и мир опять не будет стоять перед катастрофой. Говорильню требуется заменить действием. Вот пример. Никто, кроме Никарагуа, не поддержал эту агрессию. Почему даже ближайшие соседи и даже союзники по различным организациям, в которые входит Россия, отказываются это делать? Ответ совершенно понятен: потому что они понимают, что их может ждать та же самая судьба. И это уже можно считать конкретным действием, хоть пока и пассивным.

- Как должно вести себя мировое сообщество в отношении этой, как вы считаете, новой агрессивной внешнеполитической линии России?
Сейчас то, насколько далеко зайдет Россия в этой агрессивной политике, к сожалению, почти целиком зависит от Соединенных Штатов

- Россия не может справиться со своими проблемами. Прежде всего, не может сегодня, в современном мире, сохранять свою территориальную целостность. Я считаю, что эта линия разрушительна не только для самой России, но и для других. А Запад, на мой взгляд, интеллектуально оказался совершенно не готов к такому развитию событий. Не в первый раз. Это происходило и раньше, в том числе в новейшей истории. Сейчас то, насколько далеко зайдет Россия в этой агрессивной политике, к сожалению, почти целиком зависит от Соединенных Штатов. Я считаю, что Соединенные Штаты действуют абсолютно неверно, не понимая ситуации в этом регионе в целом. В огромной степени из-за абсолютно глупой, непродуманной политики Соединенных Штатов по отношению к Грузии, вообще на всем постсоветском пространстве, по существу, происходит поощрение агрессора.

Руководитель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев, напротив, считает, что обвинения Москвы в осуществлении агрессии лишены оснований:
Термин "оккупация", который сейчас применяет грузинская сторона, вызывает у меня просто смех, потому что я неоднократно бывал и в Южной Осетии, и в Абхазии. Должен сказать, что я там не увидел ни одного человека, который бы ощущал себя оккупированным

- Мне не кажется, что Россия "зашла слишком далеко". Как известно, Тбилиси взят не был, никаких попыток способствовать смене режима в Грузии (а в этом Россию тоже поспешили обвинить) нами не предпринималось и не предпринимается. В том, что касается защиты людей, которые оказались в эпицентре этого конфликта, то мы накануне 7 августа на протяжении многих месяцев предлагали иной вариант решения этой проблемы - через подписание юридически обязывающих документов об отказе от применения силы грузинской, югоосетинской и абхазской сторонами. В этом, к сожалению, мы не нашли поддержку ни в Европейском Союзе, ни в ОБСЕ, ни в Совете Европы, ни в каких других международных организациях, к которым мы настойчиво стучались, пытаясь доказать нашим партнерам, что грядет беда. Нас предпочли не услышать.

Для наших партнеров было важным не столько то, что будет происходить по существу, сколько интерпретация того, что произошло. Этим многие наши партнеры, к сожалению, грешат до сих пор. Россия находится в зоне конфликта, границы которого существовали еще и в советское время, пусть в административном, а не в межгосударственном режиме. Термин "оккупация", который сейчас применяет грузинская сторона, вызывает у меня просто смех, потому что я неоднократно бывал и в Южной Осетии, и в Абхазии. Должен сказать, что я там не увидел ни одного человека, который бы ощущал себя оккупированным. Этого нет и в помине. Выбор, который сделал народ Южной Осетии, выбор, который сделал народ Абхазии, здесь является фактором номер один.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG