Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России продолжается давление на неправительственные организации


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Денис Каменщиков.

Михаил Саленков: Сегодня в Екатеринбурге суд должен предъявить правозащитнику Алексею Соколову обвинение и избрать меру пресечения. Обвиненного в разбое руководителя местной общественной организации "Правовая основа" должны были выпустить на свободу еще в пятницу, 31 июля. Свердловский областной суд признал незаконным его содержание под стражей из-за процессуальных нарушений. Однако прямо на выходе из СИЗО Соколов был вновь задержан, на этот раз по подозрению в краже. Накануне российские правозащитники обратились с открытым письмом к президенту России.
"Мы вынуждены обратиться к вам в связи с прямой угрозой деятельности правозащитников и правозащитных организаций в России", - пишут авторы. "Весь мир потрясен убийствами Анны Политковской, Натальи Эстемировой, адвоката Станислава Маркелова. Множатся нападения на правозащитников, журналистов, общественных активистов. Правоохранительные органы под любым предлогом, по выражению вашего предшественника, кошмарят правозащитные организации и редакции. Из-за непрерывных угроз со стороны силовиков были вынуждены приостановить свою деятельность представительства правозащитного центра "Мемориал" в Чеченской республике. Безопасность правозащитников, важность работы которых была публично признана, федеральная власть гарантировать не может. И все это происходит на фоне интенсивных пропагандистских нападок на независимые правозащитные организации. В последние полгода практика гонений на правозащитников набирает силу", это фрагмент из обращения.
Задержание Алексея Соколова правозащитники расценивают как месть правоохранительных органов за его активную и очень эффективную работу по разоблачению преступлений, совершаемых милиционерами и сотрудниками управления Федеральной службы исполнения наказаний. В настоящий момент идет широкая кампания за освобождение Алексея Соколова, в которой, кроме правозащитников, участвуют Общественная палата и уполномоченный по правам человека в РФ.

Денис Каменщиков: В первый раз руководителя екатеринбургской общественной организации "Правовая основа" Алексея Соколова арестовали в мае этого года по обвинению в разбое. Защита обжаловала это постановление, и Свердловский областной суд в минувшую пятницу принял решение освободить правозащитника из СИЗО, усмотрев процессуальные нарушения в действиях Верх-Исетского районного суда, как раз и арестовавшего Алексея Соколова. Однако на выходе из следственного изолятора он был вновь задержан, на этот раз по подозрению в краже. Правда, в какой именно, неясно, в том числе и самому Соколову. Говорит его коллега по общественной наблюдательной комиссии Дмитрий Рожин.

Дмитрий Рожин: Соколову объявили, что он подозревается в совершении преступления, предусмотренного статьей 158-й части третьей пункта "Б", совершенного в 2004 году. При каких обстоятельствах, дата фактического совершения указана не было. В протоколе допроса ему начали инкриминировать, что он совершил кражу в 2004 году напротив ГУВД Свердловской области. Пункт "Б" части третьей статьи 158-й - это совершение кражи из трубопроводов, нефтепродуктов, то есть магистральные трубопроводы.

Денис Каменщиков: Дмитрий Рожин заметил, насколько ему известно, никакого магистрального нефтепровода на Проспекте Ленина у здания ГУВД Свердловской области нет. Защита называет дело Соколова сфабрикованным. Об этом очень жестко говорил президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник. Говорил еще на первых слушаниях по делу Соколова в июне этого года.

Генри Резник: Мы живем в бандитском обществе, и мы живем в обществе, которое во многом находится под пятой ментов. Приходиться, извините, осуществлять защиту с такими следователями, с такими судьями. Никогда не нужно опускать руки, а бороться до конца.

Денис Каменщиков: Ходатайство следствия о втором аресте Соколова Ленинский районный суд собирался рассмотреть 2 августа, в воскресенье, но слушания пришлось отложить из-за ходатайств адвокатов. Говорит правозащитник Дмитрий Рожин.

Дмитрий Рожин: Была цель, я думаю, арестовать Соколова, пока именно выходной день, пока мало людей об этом знают, пока не работают средства массовой информации. Между женой Соколова и следователями возник некий диалог прямо в коридоре суда, и следователь Банников язвительно указал на то, что даже если Соколова суд не арестует, его задержат вновь уже по другому как бы эпизоду.

Денис Каменщиков: Сегодняшнее заседание снова может не состояться из-за того, что в воскресенье в зал суда не пустили не только правозащитников, но даже жену Алексея Соколова. Защита намерена выразить недоверие судье.

Михаил Саленков: О деле Алексея Соколова и о том, какой реакции на открытое обращение ждут правозащитники от российского президента, мы побеседовали с одним из авторов письма, руководителем движения "За права человека" Львом Пономаревым.

Лев Пономарев: Центральная часть нашего заявления - это, конечно, Соколов, правозащитник из Свердловской области, который является членом наблюдательной комиссии Общественной палаты, человек, который очень много сделал для разоблачения преступлений, прежде всего, сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний. Он вел расследование по милиции. Заключенные, который находится под стражей, давно уже давали сигнала, что из них вымогают сведения по Соколову для того, чтобы обвинить его в краже. Они отказывались, звонили и давали информацию Соколову. Говорят, у нас вымогают эти показания. В конце концов, когда произошло очередное расследование, которое Соколов провел, перед саммитом ШОС его решили упрятать за решетку и задержали. Задерживали грубо, когда он гулял с ребенком. Ему предъявили обвинение в краже и только на основании показаний заключенных, тем самых, которые жаловались о том, что вымогают. Следователи прямо говорят, "если даже суд освободит, мы его все равно арестуем". То есть это наглейшее совершенно поведение милиции, следственного управления милиции. Но когда мы вспоминали, в какой стране это происходило раньше, мы вспомнили тут же Гаити. Они так же боролись с местными диссидентами, они просто возили их с одного участка на другой, предъявляли обвинения. Вот их суд освобождают, везут на другой участок, снова предъявляется обвинение. То есть в банановых республиках применяют такой метод очень широко. Вот мы сейчас похожи на банановую республику, когда следственные органы оторвались от закона, оторвались от власти и преследуют тех людей, которых они хотят преследовать.
Президент, может быть, к сожалению для него самого, сделал ряд публичных заявлений. Первое - он еще в предвыборную кампанию говорил, что он идет в президенты для того, чтобы утверждать верховенство закона. А потом, совсем недавно, после убийства Натальи Эстемировой, он сказал, что правозащитники делают полезное дело и что о них надо заботиться, условно говоря, надо защищать. Вот хотелось бы, чтобы он не только говорил, но и как-то делал это, как-то эту защиту осуществлял, в том числе остановил бы этот беспредел и как-то внятно сказал, что пора прекратить рыть землю вокруг правозащитников.
Ведь это заявление открытое, письмо президенту, оно - письмо как самому президенту, так и сигнал обществу.
XS
SM
MD
LG