Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Имеют ли орловские учителя право бить детей


Владимир Сучков: Наши школа, да и не только наши школы, но и наша система образования не хотят защищать детей. Это точно перенято от других государственных структур, допустим, прокуратура и милиция, которые не очень-то желают защищать своих граждан. Точно такая же история происходит и в школах, и в образовательных учреждениях. Когда что-то случается с ребенком, то стараются не защитить ребенка, а наоборот его опорочить и облить грязью.

Елена Годлевская: К такому выводу пришел адвокат Воронежской коллегии адвокатов Владимир Сучков, вот уже более года защищающий права братьев-близнецов Алеши и Сережи Гришечкиных из города Орел. Мальчишек избивают в школе. При этом учителя почему-то защищают взрослых, а не детей. В прошлом году жертвой оказался 12-летний Алеша, в этом году – его брат Сережа. Поводом для избиения Алеши Гришечкина стала игра в догонялки. Мальчик на бегу столкнулся с преподавательницей трудового обучения Людмилой Гольцовой. Та схватила его за руку и сделала замечание. Ребенок прекратил игру, но заметил, что учитель не имеет права хватать его за руки. Людмила Гольцова отреагировала на слова ученика не сразу. Рассказывает Владимир Сучков.

Владимир Сучков: Ребенок защитил свои права. Она как бы поняла, в чем дело. Он ушел на урок, сел за парту. А потом до нее дошло, что учительницу какой-то там шкет стал учить. Буря в ее душе поднялась. Она зашла в класс с разрешения учителя. Она схватила его за руку и в коридоре возле класса стала его воспитывать. Каким образом? Схватила за шею, стала душить и бить головой о стенку.

Елена Годлевская: Судебно-медицинская экспертиза зафиксирует у ребенка кровоподтеки в области головы, шеи и правого плеча. Узнав, что сына душила учительница, отец Алеши побежал в школу.

Владимир Сучков: Папа пришел разбираться, почему ребенка бьют в школе и схватил учительницу за волосы. За это естественно он наказание понес. Оправдывать его не хочу, но понятно, что это с горяча и в сердцах. Не было бы этого, если бы она не стала его бить и душить.

Елена Годлевская: В конечном итоге и учительницу, и отца избитого ребенка суд обвинил в нанесении побоев, оштрафовав Людмилу Гольцову на 15,5 тысяч рублей, а Михаила Гришечкина – на 15 тысяч. При этом весь педагогический коллектив школы встал на защиту учителя, ополчившись не столько на отца Алеши – Михаила Гришечкина, сколько на ребенка.

Владимир Сучков: Набрали кучу всяких бумаг, что ребенок непослушный, на ребенке английского языка кого-то перебивал, где-то не так себя вел, девочек 10-классниц ущипнул, причем, как на хорошего преступника листов под 100. Но суд дал такую оценку этим доказательствам, что это не является доказательством. Там нет ни исходящих, ни входящих, ни дат, что все эти документы фактически были представлены в суд уже тогда, когда суд заканчивался. Все это было состряпано задним числом. Все учителя и директор школы горой встали за учительницу.

Елена Годлевская: Удивительно, но ни прокуратура Заводского района города Орла, ни областная прокуратура тоже не стали обременять себя защитой прав Алеши Гришечкина, хотя именно в таких случаях законодатель предусматривает вмешательство правоохранительных органов - несовершеннолетний ведь не может самостоятельно себя защитить. Мать избитого ребенка отправили разбираться в суд в порядке частного обвинения, а вот заявление от Людмилы Гольцовой взяли, усмотрев в действиях отца Алеши признаки хулиганства.

Владимир Сучков: Однозначно и ясно было, что это не хулиганские побуждения, но, тем не менее, никто не вмешался. Прокуратура не могла этого не понимать, и суды не могли не понимать. Это просто очередное доказательство, что у нас не демократическое правосудие. Прокуратура не защищает права и интересы граждан.

Елена Годлевская: Еще во время судебного разбирательства родители Алеши и Сережи поняли, что учиться в школе №28, где произошел конфликт, детям не дадут, и перевели братьев в другую школу, за 2 километра от дома. Нет, в городе есть школы и поближе, но их двери оказались перед Гришечкиными закрыты. Рассказывает мать Алеши и Сережи Гришечкиных Людмила Гришечкина.

Людмила Гришечкина: Учительница объяснила нам, что мы попали в круг. Мы обидели педагогический коллектив, и тяжело нам из этого круга выйти будет.

Елена Годлевская: Детей приняли в школу №6. Дети стали учиться и все было нормально до тех пор, пока суд не признал учителя по труду Людмилу Гольцову виновной. О некрасивой истории тут же каким-то образом узнали дети.

Людмила Гришечкина: Мне ребенок звонит и говорит, у меня в раздевалке вся куртка мятая, топтаная, одни следы. Потом происходит что? Дети начали их обзывать. Приходят домой и плачут.

Владимир Сучков: У Сережи возник конфликт с одноклассницей. Обычный конфликт. Она сказала, что у него телефон какой-то помоечный, как у детей это бывает, а он замахнулся на нее тряпкой.

Елена Годлевская: Конфликт получил неожиданное и страшное продолжение. В школу пришла мама обиженной девочки Ольга Лукина и избила Сережу Гришечкина. На видеозаписи, которую сделал с помощью сотового телефона наученный горьким опытом Алеша, видно, как сильная, уверенная в себе женщина тащит в комнату ребенка, обзывая его мразью. Удивительно, но остановить взрослого человека пытались не учителя, а ребенок – брат Сережи Гришечкина Алеша.

(Фрагмент записи:
"Алеша: А что вы трогаете?

- Молчи!

Алеша: А почему я должен молчать?! Это мой брат!

- Да хоть отец родной!

Алеша: Надо в другом месте разбираться, а не с ребенком.

- Вот моя деточка, мы с тобой и сходим.

Алеша: А его зачем трогать?

- Пока что он виноват!

Алеша: А трогать его не имеете права!

- Имею право!")

Елена Годлевская: Судебно-медицинское освидетельствование зафиксирует теперь уже у Сереж многочисленные кровоподтеки, но школа вновь встанет на защиту взрослого.

Владимир Сучков: Слава богу, что есть эта видеозапись, есть звукозапись, из которой понятно, что их хватала, таскала и ругала безобразно. И опять школа борется с ребенком. Раз родители обратились в суд за защитой своих прав, значит этого ребенка надо втоптать в грязь. Сразу же собрали родительское собрание. Цель этого собрания была – поставить ребенка на учет.

Елена Годлевская: Похоже, так называемый педагогический круг, стал для семьи Гришечкиных пропастью. Дети наотрез отказываются учиться в школе. Сережа так напуган происшедшим, что пришлось обращаться к врачу. Людмила Гришечкина в отчаянии:

Людмила Гришечкина: Произошел испуг. Она его избила. И этой же ночью он у нас встал, закричал, затрясся. Целый месяц мы лекарства пили. И как дальше ребенку жить, если его везде тюкают и тюкают?! Это круг. Это значит, если попали, как нам сказали, в педагогический круг, куда я теперь их должна деть? Где бы они ни были, везде дети нормальные. Попадают в школу – дети плохие. Они сказали, что в школу больше не пойдут, оба. Ни в какую. Ну, что ж… Дома будем сидеть. Я больше на знаю, куда идти, если общество идет против.
XS
SM
MD
LG