Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет с начала второй чеченской кампании


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: В первых числах августа 1999 года в Цумадинском районе Дагестана вторгшийся на территорию Чечни отряд напал на местных милиционеров. Эти события стали прологом вторжения в Дагестан отрядов Шамиля Басаева и Хаттаба. Бои между федеральными силами и экстремистами продолжались в Дагестане до 14 сентября 1999 года, а через полмесяца началась вторая чеченская военная кампания, унесшая жизни, по различным данным, от 25 до 100 тысяч человек.

Олег Кусов: На протяжении почти двух летних месяцев 1999 года - июня и июля - на границе Чечни и Дагестана совершались вооруженные нападения на милицейские блокпосты, в результате которых гибли милиционеры и нападавшие боевики. В начале августа обстановка в приграничных районах Дагестана резко обострилась. Рассказывает дагестанский журналист Магомед Мусаев.

Магомед Мусаев: Напряженность на границе между Чечней, она в основном пролегала где-то в Новолакском районе. Но, в общем-то, эти обстрелы взаимные долгое время были, но никто не ожидал именно вторжения в Ансалта, Ботлих, Тандо.

Олег Кусов: Власти Дагестана долгое время призывали уроженцев республики покинуть ряды исламистских отрядов и вернуться из Чечни на родину.

Магомед Мусаев: Напряженность создавало то обстоятельство, что дагестанцы находились в Чечне, их было довольно много. Они вошли в отряды Хаттаба, в отряды Басаева, и дагестанское руководство прилагало усилия вернуть их обратно. Дагестанское руководство неоднократно встречалось с этническими нашими дагестанцами, призывало их вернуться в свои районы, как раз они в основном были выходцы из Ботлиха, Ансалта, Тандо. До этого вторжения как раз Багаудин Муххамед, его принадлежит такая роль, запала вот этого всего вторжения, он якобы вернулся в свое село, послушался дагестанское руководство, но их окружили и велели сложить оружие. Вот тогда они обратились якобы к Басаеву о помощи, и те пошли в село и, в общем, разблокировали их. Но это выяснилось позже. Мы об этом ничего не знали, мы узнали лишь то, что они вошли в село Ансалта где-то рано утром.
Багаудин Муххамед находился в Чечне, у него был достаточно большой свой собственный отряд и, естественно, он подчинялся Басаеву.

Олег Кусов: Разоружение дагестанского отряда исламистов во главе с Багаудином Муххамедом лишь ускорило нападение вооружённой группировки Шамиля Басаева на Ботлихский и Цумадинский районы республики. Как утверждает чеченский журналист Ахмед Султанов, ни Басаев, ни Хаттаб, ни Удугов не делали секрета из своих планов. Они и их соратники говорили о том, что готовы с Дагестана начать освобождение всего Северного Кавказа от российского присутствия.

Ахмед Султанов: Перед этим походом достаточно в Грозном, в Чечне широко и массово они провели подготовку. Приходили представители Дагестана, которые обнадеживали, говорили, что если чеченские отряды войдут, то Дагестан весь встанет на их сторону, и им легко удастся свергнуть в Дагестане власть. Я и несколько моих коллег, которые работали на западные СМИ, первыми попали туда, в Ботлихский район, в селение Ансалта.

Олег Кусов: В первые дни вторжения группировки Шамиля Басаева в горный Дагестан у жителей республики сложилось впечатление, что местные власти не оказывали сопротивления отрядам исламистов.
Продолжает Магомед Мусаев.

Магомед Мусаев: Власти, дагестанцев что удивляло, вообще не вмешивались в эти события. Они как бы все это оставили, бросили на поток. В общем-то, люди хотели сами договориться с ними. У них, знаете, такая тематика была, что вот вы неужели не понимаете, что вас так не оставят, что сюда придут федеральные войска, зачем все это надо вам? Вроде бы хорошие, добрососедские отношения с чеченцами, уходите обратно. Там не было никаких грабежей, никаких изнасилований. Они просто выступали, сбросили российский триколор, взяли с мечети зеленый флаг и там повесили. И на аварском, чеченском и арабском языках проповеди проводили, - типа, джихад, газават, поддерживайте нас...

Олег Кусов: И чеченским журналистам показалось, что подразделения Басаева беспрепятственно проникли в Дагестан. Говорит Ахмед Султанов.

Ахмед Султанов: Удивило еще то, что вся эта дорога в Дагестан проходила через горный Чеберлойский район Чечни, граничащий с Дагестаном, там, в принципе, места (тот, кто хоть раз побывал там) - можно было из одного самолета, из вертолета просто стрельнуть по одному из обрывов, и дорогу всю засыпало бы. И туда вряд ли могли бы поступать продовольствие и какие-то боеприпасы. Действительно журналисты, которые приехали туда, Басаев повез нас на своем джипе раздавать продовольствие и боеприпасы своим боевикам, которые окопались в окопах, на позициях сидели, на высотках. Мы сидели в кузове пикапа, нас, трое журналистов, и он сидел за рулем. Он включил на полную громкость музыку арабскую и даже не смотрел на небо, хотя там не было ни одного куста, мы ехали просто по горным лугам. Над нами летали и самолеты, и вертолеты, но ни одного выстрела, ни одного даже намека, чтобы приблизиться к белой машине, которая едет в зеленом поле, не было. То есть он передвигался без проблем. Такое ощущение было, что была и команда, чтобы несильно препятствовать боевикам, чтобы они как можно больше наделали шума.

Олег Кусов: Вскоре после военного похода Шамиля Басаева в приграничные районы Дагестана началась вторая военная чеченская кампания. Переговорный процесс между Москвой и Грозным, который стартовал в мае 1997 года, был окончательно отвергнут. Слово - политологу Тимуру Музаеву.

Тимур Музаев: Дагестанский поход Басаева стал не просто поводом для федерального центра, он стал буквально спасением для той группы московских лидеров, которая жаждала реванша, жаждала войны и на этом реванше практически сделала огромную политическую карьеру. Поэтому возникает предположение, гипотеза о том, что наиболее радикальная часть экстремистов связана или, во всяком случае, дирижируется московскими спецслужбами. Эти силы, скорее всего, не связаны друг с другом, но фактически они помогают друг другу и преследуют одну и ту же цель - дестабилизировать ситуацию на Кавказе. Ни сторонникам экстремистского религиозного развития Кавказа, так называемым ваххабитам или исламистам, ни московской военной партии невыгодна стабильность на Кавказе. До войны переговорный процесс шел с группой Масхадова не очень позитивно, были проблемы, но все-таки переговорный процесс шел. В ходе этих переговоров вырабатывалась какая-то конструкция совместного сотрудничества, существования на Кавказе. Дагестанский поход Басаева практически помог группе Путина похоронить идею переговоров, дискредитировать ее и долгое время даже само слово "переговоры" в Москве вызывало столь негативную реакцию, такое сильное раздражение, что власти были готовы и заложников газом потравить, и детей пожечь в школах, только не идти на переговоры.

Олег Кусов: По данным профессора Руслана Хасбулатова, в результате второй военной кампании погибло около 100 тысяч человек. Официальные источники называют различные данные - от 15 тысяч до 25 тысяч человек.
XS
SM
MD
LG