Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Политковской трижды попросили вернуть в прокуратуру


Павел Рягузов в Московском окружном военном суде

Павел Рягузов в Московском окружном военном суде

Первый судебный процесс по делу об убийстве Политковской, застреленной в Москве 7 октября 2006 года, завершился в феврале 2009 года. Тогда присяжные оправдали всех подсудимых. В июне Верховный суд отменил оправдательный приговор, признав, что защитой на процессе были допущены многочисленные нарушения Уголовно-процессуального кодекса, и отправил дело на новое рассмотрение.

По версии обвинения, братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы, бывший оперуполномоченный УБОП Сергей Хаджикурбанов организовали убийство журналистки, а сотрудник ФСБ Павел Рягузов собирал для них информацию о жертве. Исполнителем убийства следствие называет третьего брата Махмудова – Рустама, который находится в розыске.

Адвокат семьи Политковской Анна Ставицкая 5 августа в Московском окружном военном суде, где проходит процесс, заявила о необходимости возвращения дела прокурору для устранения нарушений. По ее словам, необходимо соединить два уголовных дела, одно из которых в настоящее время повторно рассматривается с делом в отношении Рустама Махмудова. Кроме того, в ходатайстве стороны пострадавших также отмечаются огрехи следствия.

О возвращении дела в прокуратуру попросили также один из фигурантов Сергей Хаджикурбанов и гособвинитель Амалия Устаева.
Решение по данному ходатайству суд, возможно, вынесет 7 августа.

Владимир Кара-Мурза: Московский окружной военный суд в рамках слушания дела об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской отложил вынесение вердикта до 7 августа. Во время слушаний стороны выступили со своими ходатайствами. Суд выслушал мнение сторон и удалился на решение на два дня. Представители гособвинения поддержали предложение адвокатов семьи Политковской объединить выделенное уголовное дело по Рустаму Махмудову с основным. Ходатайство о возврате дела в прокуратуру для объединения с основными делами поддержали подсудимые и их адвокаты, заявившие, что хотя не соответствует их интересам, но они готовы это сделать из уважения к потерпевшим. Однако напомним, что если суд удовлетворит это ходатайство, дело снова отправится в следственный комитет на стадию доследования. Перспективу возобновившегося процесса по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской мы обсуждаем с адвокатами Каринной Москаленко и Анной Ставицкой и правозащитником Львом Пономаревым. Как проходило сегодняшнее заседание?

Каринна Москаленко: Сегодняшнее заседание принесло несколько неожиданностей. Мы подготовили письменное ходатайство, оно было оглашено, мы выступили со своими пояснениями. И первое, что обратило на себя внимание – он пытался перебить Анну Эдвардовну, когда она оглашала это ходатайство, и потом он несколько раз пытался перебивать меня так, что даже адвокат Мусаев пытался выступить в мою защиту и сказать, что он не понимает такое поведения председательствующего, заявляет возражение против этого. Не очень нуждались в этой защите, но во всяком случае все участники процесса и публика, журналисты отметили такой резкий, жесткий тон ведения процесса. После того, как было заявлено ходатайство, была другая неожиданность. Прокурор, выступая и давая оценку заявленному ходатайству, сказала, что не согласна с мнением потерпевшего о том, что составленное обвинительное заключение не соответствует закону, и в этой части она не поддержала ходатайство. Но внезапно она сказала мысль, которую может быть от нее никто не ждал, что, да, она считает возможным и необходимым направить дело прокурору для соединения этого дела с выделенным делом в отношении Рустама Махмудова и других неустановленных следствием фигурантов.
Это нас страшно удивило, потому что адвокат ни из уважения к потерпевшей стороне, ни из каких других соображений не может поддерживать ходатайство, которое не соответствует интересам его подзащитного - это странная такая конструкция

После этого было обсуждение, где тоже может быть своего рода неожиданность. Адвокат Мусаев заявил, что хотя это не соответствует интересам его подзащитного, он считает необходимым поддержать это ходатайство. Это нас страшно удивило, потому что адвокат ни из уважения к потерпевшей стороне, ни из каких других соображений не может поддерживать ходатайство, которое не соответствует интересам его подзащитного - это странная такая конструкция. Тем более, что, конечно, направление дела на доследование – это вообще не адвокатская позиция. Я так называю по-старинке доследование, в данном случае это несколько другое действие, но в итоге может привести к дополнительному расследованию. А адвокат должен поговорить о другом, что дело передано в суд, сочли, что достаточно доказательств, он знает, что вынесен оправдательный вердикт и, конечно, он должен настаивать, чтобы именно такое плохо расследованное и плохо доказанное дело было в суде для оценки суда и вправе рассчитывать на новый оправдательный приговор. Проявив такого рода благородство, вся сторона защиты это ходатайство поддержала.

Владимир Кара-Мурза: Все мы помним, что прошлый раз вердикт оправдательный вынесли присяжные, сейчас пока все дело находится в руках судьи. В какой момент могут появиться присяжные опять?

Анна Ставицкая: Все будет зависеть от того, какое решение примет судья. Судья пока еще не удалился на решение, он пока объявил перерыв в судебном заседании и удалится на решение он, мы так надеемся, 7 августа. Когда он его вынесет, станет известно именно 7 августа. И все будет зависеть, как я уже сказала, от его решения. В том случае, если судья удовлетворит наше ходатайство и дело будет направлено прокурору для соединения уголовных дел, то в этом случае вопрос с присяжными будет решаться после того, как будет закончено предварительное расследование. И в том случае, если фигуранты по делу, которые будут привлечены к этому делу, опять заявят ходатайство о рассмотрении их дел судом присяжных, то соответственно это дело будет рассматриваться судом присяжных. Потому что форму судопроизводства выбирает именно сам человек, который привлекается к ответственности. Если это позволяет закон рассматривать, то обвинение, в котором его обвиняет судом присяжных. А в том случае, если судья не удовлетворяет наше ходатайство, откажет в нем и продолжит слушание дела, то тогда он вынесет постановление о том, на какое число будут вынесены кандидаты присяжные, и будет уже отбор происходить.

Владимир Кара-Мурза: Заставило ли правозащитников под новым углом зрения посмотреть на этот процесс после произошедшего за эти месяцы убийства Натальи Эстемировой?
Я лично могу предположить, что неслучайно три человека, которые дружили и работали над одними и тем же делами – это Политковская, это Эстемирова, это Стас Маркелов, они все убиты, люди, которые занимались одинаковыми делами

Лев Пономарев: Я бы так сказал, что мы скорее укрепились в свои пессимистических оценках расследования этого дела до конца. И серия убийств, которая происходит, особенно убийство Натальи Эстемировой, показывает может быть на то, что целеустремленно уничтожаются все люди, которые расследуют преступления в Чечне и делается это как бы настолько нагло, что, по-видимому, люди уверены, что никогда заказчики этих убийств найден не будут. Я лично могу предположить, что неслучайно три человека, которые дружили и работали над одними и тем же делами – это Политковская, это Эстемирова, это Стас Маркелов, они все убиты, люди, которые занимались одинаковыми делами. То есть здесь видна последовательность и наглость. Потому что Эстемирова была убита, я бы сказал, что это казнь. Были свидетели, как ее утром тащили в автомобиль, не боялись этого. Это не было тайное убийство, как, допустим, с Политковской. Были свидетели, как тащили в автомобиль, потом тело ее выбросили днем почти публично, опять не скрыли тело. Когда скрываешь, то опять-таки меньше следов остается. Это была публичная казнь. После этого правозащитники ушли из Чечни. И поэтому люди, видимо, уверены, что расследование ни к чему не приведет.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Соколов, заместитель главного редактора «Новой газеты», верит в разумное решение суда.

Сергей Соколов: Я полагаю, что судья, учитывая те ходатайства, которые заявили сторона потерпевших, государственные обвинители и адвокаты подсудимых, все-таки примет такое решение. Рассмотрение дела будет отправлено прокурору на устранение тех пробелов, которые есть в обвинительном заключении. Потому что прошел год с начала прошлого заседания, за это время многое могло измениться. Очень бы не хотелось, чтобы новая коллегия присяжных выслушала тот же контент, который выслушивала прежняя коллегия присяжных. Я думаю, вполне здраво будет, если дадут возможность доработать какие-то моменты и соединить наконец-таки в одно производство два дела, осколок маленького, где есть шестерки на скамье подсудимых, и то, где есть киллер, заказчик и все остальное.


Полная стенограмма программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой появится на сайте в ближайшие часы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG