Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли российским банкам избежать "второй волны" кризиса?


Владимир Тольц: В России объем просроченных платежей по кредитам, которые были выданы ранее банками, в июне, более поздних данных пока нет, увеличился на 6,5%, а в целом за первое полугодие – почти вдвое.
Именно с ростом просроченной задолженности по кредитам связывают вероятность "второй волны" кризиса для российских банков. Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Объем просроченной задолженности в России составляет, по разным оценкам, 4-5% от общей суммы кредитов, предоставленных ранее российскими банками. Это – если считать по методике Банка России, существенно отличающейся от той, которую предполагают международные стандарты финансовой отчетности. Из Москвы – аналитик инвестиционного банка Unicredit Securities Рустам Боташев:

Рустам Боташев: Данные, публикуемые Центральным банком, они включают только просроченную часть кредитов, но просрочка составляет, как минимум, один день, то есть от одного дня и более, но только просроченная часть. По международной системе отчетности включается все тело кредита, если хотя бы часть этого кредита просрочена, но считается только после 90 дней просрочки. То есть один день, 20-30 дней просрочки не считается вообще.

Сергей Сенинский: Соответственно, данные могут отличаться в разы. Причем в разные времена – в разное количество раз.
Например, перед кризисом 1998 года в России уровень просроченной задолженности по банковским кредитам Международный валютный фонд, исходя из международных стандартов отчетности, оценивал почти в 40%. А Центральный банк России, по своей методике, - в 11%...

Рустам Боташев: По предыдущему опыту, когда экономика росла, отличие было в полтора-два раза, то есть просрочка по международной системе отчетности был в полтора-два раза больше, чем просрочка, публикуемая Центральным банком. В такой экономической ситуации как сейчас, когда в принципе просрочка в один день имеет достаточно большую вероятность стать просрочкой в 30 дней, 60 и 90, этот коэффициент, на мой взгляд, увеличивается и уже увеличился. По моим оценкам, разница в три - три с половиной раза. То есть, если смотреть на те цифры, которые публикует ЦБ, 4-5% по российской отчетности, то по международной, я думаю, это было бы 15-17%.

Сергей Сенинский: А как менялись с начала года объемы новых кредитов, выданных российскими банками? Аналитик инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Ольга Веселова:

Ольга Веселова: Во втором квартале прирост был значительно меньше, чем в первом. Более того, объем кредитов на конец периода даже сократился во втором квартале по сравнению с концом первого квартала. Если в цифрах, то во втором квартале снижение составило 2% против 5% прироста в первом.

Сергей Сенинский: Если сокращение объемов нового кредитования во втором квартале не удивляет, то их рост в первом квартале кажется странным... Или дело всего лишь в девальвации рубля?

Ольга Веселова: В первом квартале сильный показатель обусловлен эффектом девальвации рубля, поскольку ослабление российской валюты к иностранной валюте, естественно, кредиты в иностранной валюте были переоценены в большую сторону. И это помогло показать неплохой темп прироста в первом квартале. Во втором квартале такого темпа не было. Но если даже мы исключим этот эффект, в первом квартале объем кредитов остался фактически низменным, то есть банки выдали столько, сколько получили по платежам за предыдущие кредиты. Во втором квартале было снижение, то есть выдали меньше, чем получили.

Сергей Сенинский: Такой спад в объемах новых кредитов во втором квартале можно ли объяснить каким-то одним фактором, перевесившим остальные?

Ольга Веселова: Связано это с тем, что банки возвращали средства, которые они занимали в Центральном банке в первом квартале. Эти средства были и короткие, и дорогие. Поэтому, возвращая их, банки снижали объемы активов и соответственно снижали объемы кредитных портфелей во втором квартале. Это был вынужденная мера.

Сергей Сенинский: Аналитик финансовой корпорации "Уралсиб" Леонид Слипченко:

Леонид Слипченко: В целом тенденция, которую можно сегодня наблюдать, - это резкое сокращение розничного кредитования, сокращение портфеля кредитов, выданного предприятиям. Если сравнивать с годом назад, до кризиса мы имели, конечно же, рост кредитного портфеля, выданного и промышленным предприятиям, и розничного. Динамика сейчас, конечно, негативная.

Сергей Сенинский: Кстати, сколь значительно отличаются нынешние темпы нового кредитования в России – плюс 5% в первом квартале и минус 2% во втором - от тех, которые наблюдались в последние годы? Ольга Веселова, компания "Тройка-Диалог":

Ольга Веселова: Вот эти плюс 5% роста первого квартала и минус 2%, их стоит сравнивать примерно с 8-10% прироста за квартал в те годы, когда у нас были рынки открыты.

Сергей Сенинский: И некоторые банкиры, и многие эксперты, говоря о возможности "второй волны" кризиса в России – именно из-за роста просроченной задолженности по кредитам, прогнозируют эту "волну" на осень и до конца года. Почему речь идет именно об этих сроках? Рустам Боташев, инвестиционная компания Unicredit Securities:

Рустам Боташев: Все говорят про осень, в том числе и я, потому что на осень попадает пик платежей со стороны компаний банкам. Для примера скажу, что в третьем квартале этого года компании российские должны погасить российским же банкам порядка 26 миллиардов долларов, в четвертом квартале этого года уже 55 миллиардов долларов. А во втором квартале должны были погасить только13. То есть объем кредитов, которые российские компании должны погасить банкам, он увеличивается почти в два раза в четвертом квартале по сравнению с третьим кварталом. Нет никаких сомнений в том, что компании не смогут это все погасить. Единственный способ – это пролонгация кредитов, либо какие-то судебные разбирательства, банкротство. Поэтому предполагается, что если банки не захотят пролонгировать или не смогут пролонгировать эти кредиты, вот вам вторая волна кризиса.

Сергей Сенинский: Леонид Слипченко, финансовая корпорация "Уралсиб":

Леонид Слипченко: Есть такие мнения на рынке о том, что действительно может быть вторая волна, я не склонен в принципе поддерживать. Риски, конечно, есть, я не могу сказать, что они достаточно большие. В первую очередь, на мой взгляд, это чисто психологический фактор, так как действительно многие проблемы, как и год назад, все случилось в третьем квартале. А вторая – это чисто экономическая причина, так как практически 50% всех кредитов выдано российскими банками российским предприятиям, они имеют срочность меньше года, то есть год назад резкий отток ликвидности глобальных рынков и так далее, проблемы с ликвидностью очередные. Поэтому этот третий квартал и даже четвертый достаточно значимый для всех рынков. И если мы его успешно пройдем, к чему я больше склоняюсь, чем к каким-то рискам второй волны, может быть, конечно, успешно преодолеем.

Сергей Сенинский: Общая кредитная задолженность российских компаний и предприятий в течение 2-ого квартала сократилась с 13 триллионов рублей до 12,7 триллиона. При этом объем просроченной ими кредитной задолженности, наоборот, увеличился – с 3,3% до 4,5%. О чем говорят эти данные? Ольга Веселова:

Ольга Веселова: Данные Центрального банка говорят о постепенном, ежемесячном ухудшении качества кредитных портфелей российских банков. Пока не было ни одного месяца, когда бы качество улучшилось, то есть когда уровень просроченного долг в процентах понижался. Но вместе с тем уж пара месяцев, когда темпы прироста в абсолютном выражении замедлились. В среднем за месяц примерно на полтора-два миллиарда долларов прирастает объем просроченного долга по корпоративным кредитам. Скорее всего мы увидим дальнейшее постепенное ухудшение качества кредитных портфелей, может быть более медленными темпами. Но мы не ожидаем драматического скачка уровня прироста просроченной задолженности во втором полугодии. Хотя, конечно, понимаем, среда остается очень сложной, дисциплина возврата остается намного хуже, чем в настоящее время. И очень многое будет зависеть во втором полугодии от восстановления кредитного цикла.

Сергей Сенинский: Другими словами, восстановления кредитования...
Вопрос – ко всем нашим собеседникам. На ваш взгляд, сколь соответствует реальной ситуации такая формулировка: дело не столько в том, что банки в России "придерживают" новые кредиты бизнесу, а в том, что "качественных" заемщиков они сегодня находят в стране немного – таких, которым можно выдать кредит, не опасаясь за его возврат?.. Рустам Боташев, компания Unicredit Securities:

Рустам Боташев: Во-первых, я бы хотел сказать, что банки, зажимать деньги – это не их бизнес. Бизнес банков именно деньги раздавать, иначе просто не будут зарабатывать. Их бизнес – выдавать кредиты. Если они кредиты не выдают, значит они не зарабатывают. Поэтому они всегда хотят выдать кредиты. Но, выдавая кредиты, они предпочитают очевидным образом получить обратно и кредит, и проценты по нему, поэтому ищут качественного заемщика. Если год-два назад с качественными заемщиками было меньше проблем, то сейчас это действительно проблема. И банки, имея деньги, стараются с наименьшими рисками для себя выдавать кредиты, соответственно, качественные заемщики могут рассчитывать на низкие проценты и банки в принципе, я бы сказал, за ними даже охотятся. Заемщики с низким качеством, в принципе готовые брать под высокий процент, на самом деле банки не интересуют, потому что риск невозвратов большой. То есть постановка вопроса, что качественных заемщиков на самом деле стало меньше, они в дефиците, банки за ними охотятся, я с этим согласен вполне.

Сергей Сенинский: Леонид Слипченко, корпорация "Уралсиб":

Леонид Слипченко: Стоит начать с того, что мы видели достаточно успешное размещение облигационных займов, иностранные инвесторы тоже достаточно позитивно на это смотрят. Поэтому качественные есть заемщики все еще. Конечно, в тех или иных индустриях спрос не достаточно установился, многие ликвидируют краткосрочную задолженность. В целом я склонен придерживаться такой точки зрения, сейчас все в ожидании некотором находятся, когда мы увидим, что экономика может восстановиться. Поэтому рынок розничных кредитов не выглядит так привлекательно, как год назад. Определенные заемщики как являлись качественными, так и есть . Но они не могут определять общую динамику рынка, который склонен все-таки к сокращению кредитных портфелей, риски все еще высокие в целом.

Сергей Сенинский: Банки в России и проблема качества заемщиков... Ольга Веселова, компания "Тройка-Диалог":

Ольга Веселова: Я соглашусь отчасти в том, что сложно оценить кредитные риски при высоком уровне неопределенности для банка. И менеджмент банков склонен увеличить уровень отчисления в резервы, чтобы обезопасить себя от ухудшения качества кредитных портфелей в будущем. Это, конечно, увеличивает ставку, по которой банки готовы ссужать средства в экономику, клиентам. И поэтому при более высоких ставках не все заемщики готовы занимать и, разумеется, вопрос, какие заемщики и с каким уровнем доходности своего бизнеса готовы занимать в банках по высоким ставкам.

Сергей Сенинский: Общий объем просроченной задолженности по кредитам российским банкам в июне, данных за июль Центральный пока не представил, увеличился на 6,5%, а в целом за первое полугодие – почти в два раза...
XS
SM
MD
LG