Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Автор следующего письма возмущён, что никак не может дозвониться до одного из ведущих «Свободы» во время его передачи; этого слушателя не устраивает также, что некоторые из тех, кто участвует в спорах перед нашими микрофонами, говорят, по его мнению, глупости, а ведущие не спешат их поправлять. Наконец, одного из наших сотрудников он считает грубияном. Да, вот ещё… «В русском языке, - пишет он, - нет выражения "консалтинговая" компания, а есть "консультативная", а то каждый старается блеснуть знанием иностранного языка, а в результате ерунда получается, любого из них в знаниях языков такие, как я, переплюнуть могут и смеются над ними. Лучше бы язык Пушкина, Лермонтова и других не перекручивали. Как говорится: "Идиотов много, а Достоевского нет." В общем, у человека накипело, и он пишет: «Вы уж не обессудьте, Анатолий Иванович, но по моему мнению, всю вашу контору давно закрыть пора из–за неактуальности. Я уже десятки лет, как гражданин США. Это из моих налогов вы там зарплаты получаете. Ненавидел СССР, да и российское правительство не приветствую. Но на налоги, которые снимаются с каждого человека, легально живущего в США, финансировать подкупленых умников не собираюсь и, как гражданин США, приму соответствующие меры, предусмотреные законами моего государства. Вас всех пора отправить, куда положено. Вы, в свою очередь, можете моё послание не озвучивать – вдруг слушатели перепугаются. С уважением Юрий Климович. США».
Обещает дойти до сенатора от своего штата… Я чуть-чуть переиначил его фамилию, чтобы иметь возможность прямо сказать кое-что, что его может обидеть. Вот он уже и американский гражданин, а как был советским человеком, так им и остался. Чуть что не по-моему - жаловаться начальству. В обычное время можем поносить начальство последними словами, а как возникнет мыслишка что-то исправить в окружающей действительности, навести свой порядок на том или участке социалистического (теперь – капиталистического) строительства, обращаемся к нему, к начальству… В общем, каждому человеку хочется, чтобы вещалось и печаталось только то, что ему нравилось бы. В этом смысле каждый из нас является цензором – цензором, правда, без цензорской власти. Каждый – бодливая корова без рогов. Лишь единицам, бывает, повезёт в жизни так, что они могут не только в мечтах, но и наяву осуществлять цензуру. Это правители несвободных стран. Путин вон такой счастливчик, Лукашенко… Большинство из нас смиряются с тем, что они не Путины-Лукашенко. Но некоторым смириться с этим трудно. Они пишут руководителям редакций, делают им внушения, дают указания, обращаются выше и выше, вплоть до ООН. Такая идёт борьба за место под солцем – за цензорское место, слаще которого для кое-кого нет… Что касается «консалтинговой компании», то мне это слово тоже не нравится, на мой вкус – просто противное слово, но в русском языке оно, к сожалению, с недавних пор существует, прижилось, чёрт бы его взял, наравне с многими другими иностранными словами, большинство из которых я бы тоже, будь моя воля, выжег калёным железом: тот же дурацкий «кастинг», «холдинг» и несть им числа. Но такой воли мне не дано, такая воля есть только у языка, а он живёт по своим законам, ему никто не указ, и всё, что я могу, - насколько возможно, не допускать не нравящихся мне слов в собственную речь.

Слушатели «Свободы» знают от меня, что мы получаем не только обычные письма. Нас беспокоят писатели, поэты, философы – как правило, непризнанные. Присылают свои произведения. Обычно они никуда не годятся, но попадаются среди них и вполне достойные обнародования. Тогда приходится жалеть, что это не входит в наши задачи. Один из таких слушателей оказался, можете себе представить, видным районным начальником. Я ему ответил личным письмом: что вы, дескать, маетесь - если так уж хочется писать, берите под своё начало местную газету и валяйте, своя рука владыка. Вот его письмо: «Дорогой Анатолий Иванович! Мысль стать редактором районной газеты мне приходила в голову. Но вот я вам назову заголовки, подзаголовки и рубрики, которые были бы в каждом номере моей газеты. Глава района на этой неделе украл и получил в виде взяток и откатов столько-то… Начальник отдела земельних ресурсов хапнул столько-то…Первый заместитель главы района присвоил столько-то… Руководители управлений – по столько-то… Налоговая нарекетировала столько-то… Пожарники и санэпидемстанция урвали столько-то… Врачи ограбили пациентов на столько-то… Арендаторы земли и бывшего колхозного имущества нагрели своих арендодателей на столько-то… Гаишники вынули из водительских карманов столько-то… В целом район потерял от такого руководства и таких порядков столько-то… Ваше мнение, Анатолий Иванович: как долго я продержался бы на посту редактора такой газеты?».
Да, Николай Иванович (так назову этого «белого ворона»), продержались бы вы не дольше, чем глава района, если бы и он оказался честным человеком, и вы бы вдвоём попытались навести хоть частично не воровской порядок… Мне кажется, таким людям пора бы объясниться между собой. Не объединиться, о чём толковал Пьер Безухов после возвращения из Петербурга, где он окончательно понял, что надо делать, чтобы спасти Россию, - а именно: объединиться всем честным людям; он горячо это доказывал в домашней обстановке, по которой соскучился, а Наташа спокойно пропускала мимо ушей его речь, потому что голова её была занята не такими пустяками, как обустройство России, а семейными заботами, которые только и значили что-то в её списке ценностей: здоровье детей, здоровье мужа, достаточное пропитание семейства… Страшно люблю это место в «Войне и мире»! Ну, вот, таким людям, как наш Николай Иванович, хороший, но непризнанный поэт, и при этом честный, отчего и несчастный, номенклатурщик районного масштаба, - им, говорю я, надо бы объясниться между собой по поводу своей вселенской тоски, своего жгучего неудовлетворения текущей действительностью, своего нечаяния дождаться решающих цивилизационных, то есть, демократических перемен. Ну, отчего мы так яримся, что в России пахнет не демократией, а чем-то другим, и это другое называется русским духом? Горюем так, будто всё всегда или, по крайней мере, в девяносто первом году было готово к свободе, к жизни по-западному, к демократии. Но вспомним, как мало было этой готовности в действительности. Вспомним, что в августе девяносто первого возле Белого дома в Москве было всего тысяч двести, не больше. Из стольких миллионов… То же и в девяносто третьем. Не оправдались, видите ли, великие надежды на немедленное улучшение жизни по щучьему велению – так вот же мы, в пику неизвестно кому, проголосуем за коммуняк и помешанного горлопана… Интересно, Николай Иванович, какие были бы у нас разговоры, если бы мы всё время держали перед глазами тот факт, что большинство населения России не хотело и не хочет свободы, что демократия – это для него по-прежнему новость, по-прежнему вопрос, вопрос для обсуждения, а не решённое дело… Но тогда мы были бы не мы. Это и есть Россия. Большинство в прошлом, а горстка тоскливо рвётся в будущее.

Письмо из США: «Решил написать вам после прочтения одной статьи о будущем России и Украины. Идея такая. Скоро Россия распадётся, и надо будет её собирать. При этом автор советует не забыть про Украину. Она не сможет платить мировую цену за газ, придётся ей рассчитываться с Россией своими предприятиями. Но их число конечно, и дело завершится объединением экономик России, Украины, Белоруссии и Казахстна с введением единой валюты. А чтобы Украине не было обидно, ей придётся предоставить право вето почти на все экономические решения России. На мой взгляд, это новый имперский вариант, где вместо разбойничьего путинского кнута предлагается "цивилизованный" пряник. В Москве, видимо, решили,что после Бухарестского совещания можно пооткровенничать с планами реколонизации – pardon - "реинтеграции" Украины. К слову - о Бухаресте. Основными противниками приёма Грузии и Украины в НАТО были и остаются, как известно, Германия, Франция и Италия. О мотивах Берлускони рассуждать не буду, а господин Саркози, вероятно, ратовал бы за приём и Украины, и Грузии, если бы США были против. Когда я услышал выступление господина Штайнмайера, то обратил внимание на тон его антиукраинской речи, граничащий с истерикой, и вспомнил, что, когда Путин нанимал Шредера, Штайнмайер был шефом канцелярии канцлера.Теперь этот господин - кандидат в канцлеры на предстоящих осенью выборах. Мне кажется, Анатолий Иванович, что не к добру это. Результатом сделок между Германией и Россией (СССР) только и ХХ веке были пучина большевизма и мировая война. Теперь вот следующий виток. На сей раз под видом энергетической безопасности готовится газово-нефтяная удавка.Стоило ли Европе за эту цену продавать Грузию и Украину? Я не рассчитываю на оглашение моего письма в эфире - слишком оно политнекорректное, но ваше мнение хотел бы узнать. Андрей Лучко. Флорида». Всё дело в Украине, Андрей. Большинство населения этой страны против НАТО. Не просто против вступления Украины в НАТО, а против НАТО как врага. Это та часть населения, которую я называю русско-советской. К ней примыкает и небольшая часть не совсем русских и не совсем советских, но увлечённых идеей нейтралитета. Идея непрактична. Нейтралитет невозможен хотя бы потому, что нет драки, о которой кто-то мог бы сказать, что он не вмешивается. Россия и НАТО не дерутся и не собираются драться, более того, они сотрудничают. Для украинского нейтралитета просто нет почвы. Российское высшее руководство и его образованная обслуга знают, что НАТО – не исчадие ада. Но они также знают, что, если Украина вступит в НАТО, она окончательно и бесповоротно станет частью Запада. Она уйдёт от России навсегда, как Польша, Прибалтика. Они этого не хотят. Они хотят, чтобы Украина оставалась частью, как они выражаются, русского мира. Так к Украине относились люди, составлявшие цвет этого мира, – от Пушкина до Бродского. Я назвал этих двух, потому что они больше других страдали, просто болели от мысли, что Украина может уйти. У Бродского есть поистине безумные стихи об этом, безумные от боли. И Пушкин вполне допускал такой поворот истории. Наш Киев дряхлый, златоглавый/ сей пращур русских городов/ сроднит ли с буйною Варшавой/ святыни всех своих гробов? Те, кто сегодня стращают Украину членством в НАТО, тоже страдают, но они, в отличие от Пушкина и Бродского, хитрят. Страдающие хитрецы… Одно говорят между собою, другое – на публику, особенно - на украинскую. Если бы они сказали украинцам: «Братья и сёстры! НАТО – это совсем не плохо, наоборот, это совсем хорошо. Без НАТО красные сегодня хозяйничали бы во всём мире, была бы сплошная Северная Корея. Но когда вы вступите в НАТО, вы навсегда станете для нас отрезанным ломтЁм». Если бы они так сказали, их можно было бы почти добродушно назвать мечтателями или людьми вчерашнего дня. Но они так никогда не скажут. Почему? Потому что очень многие жители Украины ответят: «А-а, вон оно в чём дело! Вам хочется власти над нами. Ну, уж дудки!».

Пишет Николишин Юрий Павлович из Киева: «К сожалению, Анатолий Иванович, многие российские политики – Б.Немцов, Г.Явлинский и другие – не понимают всю глубину изменений, внедряемых в жизнь и сознание населения Украины. Сделать так, как в Америке и Прибалтике, вытеснить православие Московского патриархата и перейти под духовное влияние Ватикана, вперёд, на Запад! – вот главные цели оранжевой власти». Занятное письмо. Для автора само собою разумеется, что уж кто-кто, а Немцов и Явлинский, не говоря уже о сотрудниках радио «Свобода», того же мнения, что и он: что стремление «сделать так, как в Америке и Прибалтике», - это предосудительное стремление, что клич «Вперёд, на Запад!» ужасен. Из письма трудно понять, знает ли господин Николишин, что под этим кличем сегодня подписывается – и твёрдо подписывается! – самое малое треть наиболее дееспособного населения России, и это – несмотря на целое десятилетие антизападной пропаганды. Письмо господина Николишина – сигнал о бедствии, как он понимает бедствие, искренний сигнал; наболело у человека так, что он уже путает адреса, того и гляди, самому папе Римскому пошлёт жалобу на злоумышленников, желающих подчинить Украину его папскому влиянию. Напишите мне, Юрий Павлович, если слышите меня, почему всё-таки вы решили, что американское радио «Свобода» - как раз та инстанция, где поймут и разделят вашу великорусскую имперскую тревогу, а также почему вы думаете, что если Немцов и Явлинский осознают, что оранжевая власть тянет Украину на Запад (чего она, кстати, не только не скрывает, а всячесски подчёркивает), то они, Немцов и Явлинский, вместе с вами станут бороться против этого.
Следующее письмо связано с тем, что в Белоруссии создается новое массовое движение "Юный дзержинец". Оно будет дружить с российским движением "Наши". Кстати, в кабинетах КГБ Белоруссии рядом с портретами президента Лукашенко висят портреты Дзержинского. Лукашенко говорит, что там должны работать «настоящие чекисты». Читаю письмо: «Растёт и крепнет вялотекущее раздвоение личности. Ведь теперь эти "дзержиновцы" должны колошматить, где только встретят, белогвардейскую и разную поповскую сволочь, которую активно окучивают "Наши". И наоборот, наследники "корнета Оболенского" и "поручика Ржевского" должны мочить в сортирах недобитых «жидо-большевицких красных палачей». Тут без чёткой координации может выйти некоторый камуфлет. Воистину, чудны дела твои, Господи!". Автор этого письма прав. Дела действительно чудны и всё ещё интересны, потому что неизвестно, что будет дальше. Движение «Наши», как известно, не просто путинское, но антисоветское, антикоммунистическое по всем статьям. Эти ребята за такую «Великую Россию», какой она была при царе, - православие, самодержавие, народность. Дзержинский, если бы встал из гроба, пострался бы расстрелять их всех из собственного маузера. А его «фанаты» из Белоруссии собираются с ними дружить!
Автор следующего письма – слушательница «Свободы» из Москвы, не называю её. Она – поклонница и даже, кажется, ближайшая сотрудница одного из современных создателей учения о Спасении. Москва – город большой, поэтому там немало и спасителей человечества. У каждого из них – своё веручение, свой круг последователей, каждый в обиде на современность, которая его не признаёт и не хочет спасаться. Учение, о котором пишет эта слушательница, называется «Учением о Спасении и Гармоническом развитии». Не буду и этого человека называть, потому что ещё не чувствую себя готовым участвовать в распространении его идей и советов. Читаю письмо: «Такое впечатление, что всем всё равно, что будет со всеми нами, поговорили и разошлись, а Он предлагает конкретные действия по спасению не только нас с вами, но и всего мира, - «Он» в письме – с большой буквы. - Его никто не слышит. Дорогая редакция, давайте все вместе задумаемся о том, что с нами со всеми происходит, хотим ли мы все жить по нашей прекрасной конституции или сегодня живём, а дальше – как Бог даст, но Бог-то во всех нас, и он ждёт, что же мы с вами выберем», - и дальше опять о том, что выбрать мы должны учение такого-то нашего современника, жителя Москвы, - «Учение о Спасении и Гармоническом развитии». Интересно, что эта озабоченная судьбами человечества женщина упоминает Бога, который, как мы слышали, присутствует во всех нас. Вряд ли ошибусь, если в виду имеется христианский Бог. В таком случае сам собою напрашивается вопрос, чем её не устраивает Христово учение о Спасении. Столкнувшись с нею лицом к лицу, я бы скорее всего воздержался от такого вопроса, потому что она решила бы, что над нею насмехаются или хотят припереть к стенке. А что ответить по существу, такие люди не знают. При этом они чаще других ходят в церковь, произносят христианские молитвы. А вышла из храма и… потопала к своему Спасителю в Марьину Рощу или в Сокольники. Побывала у него, послушала его «святое слово», может быть, сделала что-то по дому у него, подмела, простирнула, вернулась и пишет на радио «Свобода» - вербует и нас в его компанию. И ни малейшего смущения! Это явление того же порядка, что и дружба юных лукашенковских большевиков с юными путинскими белогвардейцами. Раздвоение личностей? Да ничего подобного! Всё у них на своём месте. Всё на своём месте в голове Лукашенко, всё на своём месте в голове Путина, всё на своём месте в голове юного дзержинца, как и в голове «нашиста». Ребята знают главное, и им этого достаточно. Белорусский дзержинец знает, что он любит президента Лукашенко, то есть, ненавидит его врагов, и что надо брать пример с Дзержинского. Почему с Дзержинского? Потому что он был чекист и уничтожал врагов, а чекистов хвалит Лукашенко. Кто эти враги, не имеет значения. Российский «нашист» знает, что он обожает Путина, а Путин – тот же царь, а при царе Россия была великая, её все боялись, все ходили в церковь, всё было хорошо. Почему они будут дружить, дзержинцы и «наши», и дружить без всякого смущения? Потому что дзержинцы готовы всех порвать за своего вождя, и «нашисты» за своего готовы всех замочить в сортире. Это и объединяет лучших представителей юного поколения двух стран. А кто придирается, задаёт всякие каверзные, провокационные вопросы, с теми будем поступать соответственно… Это и есть современный белорусский фашизм и современный русский фашизм. Сапоги разные, но всё равно составляют пару.

Письмо на литературную тему – об умершем недавно Василии Аксёнове. Пришло по электронной почте из Америки, написано, что называется, по-аксёновски: одно слово – на кириллице, другое – на латинице, а иные слова так: полслова – латиница, полслова – кириллица. Это наводит на грустные мысли о будущем, грустные – с точки зрения сегодняшнего дня и сегодняшнего человека, меня, то есть: не дойдёт ли когда-нибудь до того, что в мире утвердится новый, общий для всего человечества, алфавит – смесь кириллицы, латиницы, китайских иероглифов, арабской вязи и ещё чего-нибудь: тех же значков, которыми всё с большим удовольствием обмениваются нынешние интернетные сидельцы? Мне хотелось бы, чтобы в этом винигрете было что-то и от грузинского, и от армянского алфавитов – очень уж они красивы, а называлось бы это всё не алфивитом или азбукой, а по-украински: абеткой – по-моему, хорошее слово. Читаю: «Здравствуйте, Анатолий! Простите за смешение кириллицы и латиницы. Пишу впопыхах. Мне хотелось бы, чтобы моё письмо обратило ваших слушателей к Аксёнову и Гоголю. Василий Аксенов вытащил свой звёздный билет. Ушёл вслед за Воннегутом. У них было много общего. Аксенова мне было читать трудно, хотя я брался несколько раз. Всегда бросал, прочитав несколько страниц. Не мой стиль, не мои темы. Талант писателя не всегда передается нам через стостраничный текст. Аксенов (для меня) был одним из таких. Прочитаешь только название: "В поисках грустного бэби" - и всё сразу ясно. Подобный талант был у Гоголя. Помните франта с заколкой в виде пистолета на первой странице "Мертвых душ"? Мне видится, что у Гоголя это было признанием творческого бессилия перед многообразием жизненных сюжетов. Этот франт мог бы стать Чичиковым № 2. Впрочем, он им и стал в лице Хлестакова. Как, скажите, художнику охватить "и гад морских подводный ход и дольней розы прозябанье"? Вот и приходится упускать франта, свернувшего в переулок. как и воинство, "по большей части нетрезвое", как и "любителя сапог" в ночном номере трактира, как и мальчика, который "как и папа, будет содержать трактир". Мир велик и разнообразен. Художник стоит перед ним, разинув рот. Придумывает названия, отвлекается на детали, но помнит путь. С уважением Михаил». В приписке дана выдержка из «Мёртвых душ» про франта. Не откажу себе в удовольствии прочитать её: "… когда бричка подъехала к гостинице, встретился молодой человек в белых канифасовых панталонах, весьма узких и коротких, во фраке с покушеньями на моду, из-под которого видна была манишка, застегнутая тульскою булавкою с бронзовым пистолетом. Молодой человек оборотился назад, посмотрел экипаж, придержал рукою картуз, чуть не слетевший от ветра, и пошел своей дорогой».

Из города Шенкурска Архангельской области пишет Сафонов Николай Александрович: «У меня во время ваших передач складывается впечатление, что вы не где-то далеко от меня, а тут, радом со мной. Это главное для всех нас». Истинно так, Николай Александрович, истинно так!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG