Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Вильгельма Канариса


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.

Дмитрий Векслер: Представители иудейского религиозного течения Хабад вновь подали официальное прошение в мемориальный центр Холокоста "Яд ва-Шем" с просьбой признать главу военной разведки и контрразведки нацистской Германии адмирала Вильгельма Канариса праведником народов мира. Члены Хабада утверждают, что Вильгельм Канарис безвозмездно и с риском для жизни спас духовного вождя хасидской общины из династии любавических раввинов Йосефа Ицхака Шнеерсона и сотни других евреев.
Новое обращение в "Яд ва-Шем" последовало после публикации книги историка Дани Орбаха "Валькирия – немецкое сопротивление Гитлеру", в которой приводятся новые доказательства спасения главой Абвера евреев. По данным Орбаха, служба Канариса переправляла евреев за границы рейха, в основном в Испанию и Португалию, выдавая их за шпионов.

Юрий Векслер: Яд ва-Шем (ивр. יד ושם‎) — израильский Национальный мемориал Холокоста. Он был основан в 1953 году с целью увековечить память о евреях-жертвах нацизма, а также отдать дань уважения борцам против фашизма и праведникам мира, спасавшим евреев, рискуя собственной жизнью. Яд ва-Шем имеет представительства во многих странах. Мне удалось побеседовать c руководителем отделения Яд ва-Шема в немецкоязычных странах и Швейцарии господином Рав-Оном.

Рав-Он: До настоящего момента было внесено в список "праведников народов мира", а это высшая награда Израиля для неевреев, было внесено около 22 тысяч человек, большинство из которых это люди с территории бывшего Советского Союза и Восточной Европы, где происходило массовое уничтожение евреев, холокост. В этом списке немцев - 460. Последним был внесен в эту категорию немецкий офицер Вильм Хозенфельд. Совсем недавно чуть больше месяца назад в Берлине прошла церемония. И его сыну были вручены соответствующие документы. Это тот самый офицер, который спасает главного героя фильма Романа Поланского Рома́н Пола́нски "Пианист".
Искать праведников, спасавших евреев во времена нацизма, и исследовать любое предложение такого рода – наша прямая обязанность. В комиссии, которая рассматривает предложения и заявки в Яд Ва-Шеме есть юристы и историки, журналисты и политики, общественные деятели. Все они пытаются всесторонне разбораться. Первое, что их интересует – это доказательства, но лучше свидетельства, но если их нет, то документы о том, что тот или иной человек спасал евреев с риском для собственной жизни. Если это доказано, то как в случае с Хозефельдом, так и в случае с Канарисом, комиссия ищет доказательства, что, выполняя свой воинский долг, человек не запятнал себя убийствами евреев. В случае с Хозефельдом это было доказано, в случае с Канарисом - надо оценить его действия на посту руководителя германской армейской разведки.

Юрий Векслер: Интересна судьба Вильма Хозенфельда. Он был убежденным католиком, находился в терзаниях души между своими религиозными убеждениями и воинским долгом. Он спас жизнь многим евреям и полякам. Спасенные им хотели после войны отплатить ему добром, но хотя и пытались, все же не смогли вызволить его из советского плена. Там он, подозреваемый в принадлежности к разведке, был подвергнут пыткам с целью добычи разведданных и склонить его на работу на советскую разведку. Он перенес инсульт. Наполовину парализованный Вильм Хозенфельд умер в советском лагере для военнопленных в Сталинграде 13 августа 1952 года.
Что до Канариса, то в Германии его оценивают по-разному. Одни считают его человеком сопротивления, другие просто сочувствовавшим заговорщикам, третьи - азартным человеком в силу своего характера и профессии разведчика, ведшим двойную игру. Те, кто считают его антисемитом, напоминают, что он дважды активно выступал за введение желтых звезд для евреев, один раз в 1935 году, а второй раз в 1941 для берлинских евреев, предлагая сделать в городе гетто. Он ссылался на военное время, и высказывал подозрение, что берлинские евреи могут помогать противнику.
Известный немецкий политик Клаус фон Донани, сын участника заговора против Гитлера, сотрудника Канариса, повешенного вместе с ним 9 апреля 1945 года, полагает, что Канарис "прозрел" позднее многих заговорщиков.

Клаус фон Донани: Он был националистом, патриотом, который в двадцатых годах тяжело переносил обхождения победителей с Германий - диктат версальского договора. Этот договор, между прочим вызывал протест также и у многих социал-демократов. И когда Гитлер покончил с этим, то Канарис наверняка сначала находил это замечательным и верным. Но то, о чем многие догадывались и опасались то, что рука, которая смела версальское унижение – это рука дьявола, этого Канарис не видел.

Юрий Векслер: Но Вильгельм Канарис был повешен как заговорщик. Он действительно прикрывал своих подчиненных зная об их участии в заговоре против Гитлера. Он и его сотрудники переправил под видом немецких шпионов более 500 евреев за пределы рейха. Нацисты казнили его, когда прочитали его дневник, который по приказу Кльтенбруннера был сожжен. Канарис не был нацистом. Он не вступал в партию. Он был противником нацизма. Он был противников войны на востоке и делал все, что в его силах, чтобы ее предотвратить. Он вместе с другими заговорщиками еще в 1938 году готовил арест Гитлера, Этот план был остановлен только вследствие мюнхенского сговора.
Что перевесит на весах Яд ва-Шема? Ведь это как минимум вторая попытка движения Хабад внести имя Канариса в список праведников народов мира Первая была отклонена. Нынешняя опирается на новейшие исследования израильского историка.
Я попросил высказаться об инициативе движения Хабад в прошлом скрипача берлинского филармонического оркестра Хельмута Штерна, родившегося в Берлине в еврейской семье, которой удалось в 1938 году покинуть Германию. Хельмут 11 лет провел в Китае, в Харбине, где выучил русский язык. Затем он жил в Израиле, став гражданином этой страны, потом несколько лет в США, но все же вернулся в 1961 году в родной Берлин.

Хельмут Штерн: Я хочу верить в добродетель Канариса. Он был один из думающих людей, которые действительно презирали нацизм. Но хочу ему приписать, что он остался на своем посту, чтобы помочь как-нибудь. Я не историк, но, я думаю, что Канарис был человек хороший. И должен еще сказать что-то страшное. Не все нацисты были уродами. Были люди, которые так же, как везде, во всем мире, во все времена, когда люди делали, что могли. Некоторые храбрые были, а некоторые менее храбрые. Я не знаю, что я бы сделал. Был бы я гитлерюгенд, может быть, я был бы в восторге. Может быть, я не хотел слушать, что делается там, может быть, я бы сказал – а, да все глупости говорят. Мы же ничего не знаем, тем более, что такие убийства… Мы же ничего не знаем. Я бы не хотел знать, может быть, а, может быть, я был готов пожертвовать своей жизнью.

Юрий Векслер: Я думаю, что этого человек не может знать, пока жизнь его не столкнет с этой ситуацией.

Хельмут Штерн: Совершенно верно.

Юрий Векслер: Человек никогда не может знать по-настоящему – способен ли он качнутся в одну сторону или в другую.

Хельмут Штерн: Совершенно верно.
XS
SM
MD
LG