Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему погорельцы отказываются от новых квартир (Сочи)


Геннадий Шляхов: Они живут в санатории уже второй год подряд. Не отдыхающие, а местные жители, сочинцы, лишившиеся жилья во время пожара.

Вера Ониско: Сын за месяц до пожара женился. У нас ещё шарики ещё висели. Я кредит взяла, чтобы детям, что-то купили себе. И два года я платила за пепел кредит. Сейчас я плачу адвокатам каждый месяц.

Геннадий Шляхов: Вера Ониско, её сын, невестка и двухлетняя внучка живут в санатории "Москва", куда их временно поселили в марте 2007 года сразу после пожара, случившегося на улице Депутатской. Двухэтажный многоквартирный деревянный дом, когда-то бывший общежитием полыхнул рано утром с двух противоположных сторон здания. Следствием до сих пор не установлено - был ли это поджог или трагическая случайность. Вспоминает Ольга Шарапова.

Ольга Шарапова: Это было ужасно - крики детей, женщин. Беременные женщины не могли спрыгнуть с крыши. Муж помогал спускать их с крыши, потому что люди не могли эвакуироваться – все выходы были перекрыты пожаром. Это был ад кромешный. По чистой случайности никто не сгорел. Это потом уже умирали. Шесть человек погибли уже после пожара в связи со стрессами, инфаркты, сердечные приступы.

Геннадий Шляхов: Сразу после пожара пострадавших граждан расселили в ближайшем санатории "Москва". Власти оперативно отреагировали на случившиеся и уже буквально на второй день после ЧП на встрече с погорельцами представили частного инвестора компанию "ПрофАльянс", которая займётся расселением людей, за что получит впоследствии участок земли, на котором стоял сгоревший дом. Уполномоченная расселять жильцов, компания "ПрофАльянс" принялась за дело. Одних погорельцев расселили в квартиры, приобретённые на вторичном рынке жилья, а других ждали судебные тяжбы. Рассказывает Ольга Шарапова.

Ольга Шарапова: В октябре мне стало известно, что меня вызывают в суд. На меня подала иск эта же коммерческая структура, с которой у меня не было никаких договоров. Я собственником являюсь по закону. Предмет иска – "о компенсации выкупной стоимости жилья, о выселении, снятии с регистрационного учёта". Но в судебном заседании, прокурор заявил, что истец является лицом не надлежащим и не имеет право обращаться с иском к собственнику жилья. Т.е. эти полномочия принадлежат государственным органам, органам местного самоуправления, субъектам, но никак не частной коммерческой структуре, с которой у меня не было никаких договорных отношений. Но протест прокуратуры был отклонён, и суд вынес решение в пользу истца. Такие иски были обращены к тем гражданам, кто не был согласен с теми условиями, которые предоставлялись.

Геннадий Шляхов: Продолжает Артур Джикия, инвалид второй группы.

Артур Джикия: Уже третий год в ожидании находимся. Никаких действия со стороны администрации, только угнетающие действия со стороны инвестора, ООО "ПрофАльянс". Мы находим квартиры, они берут и отказывают нам беспричинно.

Геннадий Шляхов: О своём недавнем телефонном разговоре с директором ООО "ПрофАльянс" рассказывает Вера Ониско.

Вера Ониско: Недавно я попыталась позвонить Родиону Игоревичу, я говорю: "Родион Игоревич, я вас очень прошу, ну купите нам эти квартиры, которые вы нам пообещали, что вы нам их купите". Мы нашли даже меньше, чем положено сыну – четыре человека - 72, мы нашли на 54 кв. м, двухкомнатную. И мне однокомнатную, в одном доме. Он отказывается, ни в какую не хочет покупать.

Геннадий Шляхов: Представитель компании "ПрофАльянс" Елена Андреева говорит, что никаких препятствий по расселению оставшихся без жилья погорельцев не существует. Главная причина, по которой несколько семей до сих пор живёт в санатории - это сами люди.

Елена Андреева: Они должны прийти к нам, и мы им покажем несколько вариантов квартир, которые подходят по закону и по решению суда для их расселения. И они сами выберут из вариантов те, которые им больше всего понравятся.

Геннадий Шляхов: Предложенные инвестором варианты не устраивают погорельцев. Они требуют метраж по закону и жилплощадь не на окраине, так как жили в центре Сочи. Говорит Артур Джикия.

Артур Джикия: Мы же знаем свои права и законы, поэтому мы и боремся за них и не отступим ни на шаг.

Геннадий Шляхов: Продолжает Ольга Шарапова.

Ольга Шарапова: Мой состав семьи – я, муж и вдова участника войны. Дочь пока не замужем, сын пока не в браке. Нам всем предлагают по суду трёхкомнатную квартиру не менее 42 кв. м. общей площади. Конечно, это нонсенс. Естественно на такие условия никто согласиться не может.

Геннадий Шляхов: Семья Веры Ониско продолжает жить в санатории. В одной комнате сама Вера Михайловна, в другой - её сын, невестка и двухлетняя внучка. Буквально на днях в семье ожидают прибавление, даже имя девочке придумали – Катя. Свою жизнь новорождённая сочинка начнёт в санатории.
XS
SM
MD
LG