Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что означает молчание железнодорожных кассиров (Ульяновск)


Сергей Гогин: В июле мне в очередной раз довелось воспользоваться российскими железными дорогами. Заплатив в кассе вокзала "Ульяновск-III" за билеты до Санкт-Петербурга через Москву, я обнаружил, что мне продали еще и два страховых полиса добровольного страхования от несчастных случаев, каждый по 50 рублей. По сути, с меня взяли за услугу, о которой я не просил. Я и раньше замечал: если не предупредишь кассира, что полис тебе не нужен, то его продадут по умолчанию. Чтобы проверить, является такой ненавязчивый сервис нормой, я пришел в кассовый зал вокзала "Ульяновск-центральный" и спросил у людей, только что отошедших от кассы с купленными билетами, предложили им страховку или продали ее без предупреждения.

- Без разрешения продают, никто меня ничего не спрашивал. И всегда так. Я бы не хотела лишние деньги платить. У них не оспаривается.

Сергей Гогин: Как часто вас спрашивают – хотите ли вы купить страховку?

- Не спрашивают вообще. Им, наверное выгоднее продать страховку.

Сергей Гогин: Начальник вокзала Николай Усаченко сказал, что билетные кассы ему не подчиняются, но подтвердил догадку пассажира о том, что кассиру выгодно продать как можно больше страховых полисов.

Николай Усаченко: Кассир заключает договор со страх компаниями, он является агентом. Должен спросить – желаете или не желаете, а так – это просто зарабатывание денег, кассиру за это идет.

Сергей Гогин: Какой процент идет кассиру от каждой проданной страховки – выяснить не удалось, это коммерческая тайна. Зато известно, что кассир может быть агентом нескольких компаний, страхующих пассажиров от несчастных случаев. В Ульяновске таких компаний пять, они предлагают разные условия страхования. В идеале кассир должен не только предложить пассажиру добровольную страховку, но и объяснить ему условия - ведь максимальная страховая сумма может составлять от 300 до 800 тысяч рублей. Но когда в затылок дышит очередь, люди становятся сговорчивыми - даже без уговоров.
Вы просили, чтобы вам продали страховку?

- Нет.

Сергей Гогин: Почему вы ее купили тогда?

- Потому что ехать надо. Но жить тоже хочется. У нас поезда такая страшная штука. Что-то можно будет сделать. А если страховка есть, то хоть что-то можно будет потом нашим родным все дело сделать. А, во-вторых, нас не спрашивают, продают и все.

Сергей Гогин: Вы имеете право отказаться.

- Я не хочу волокиты, дороже встанет.

Сергей Гогин: Руководитель Ульяновского центра по защите прав потребителей Григорий Каленов говорит, что кассир, продающий страховой полис без предупреждения, нарушает 16 статью закона о защите прав потребителей, которая запрещает навязывать потребителю услугу вместе с другой.

Григорий Каленов: Мы это объясняем с 1994 года. Возбуждали дела в отношении РЖД в свое время, выигрывали процессы. Единственное, чего мы добились – это отсутствия в Ульяновске скандалов или возврата денег за страховку.

Сергей Гогин: Каждый человек, купивший билет на поезд, попадает в программу обязательного страхования, но здесь максимальная выплата – всего 12 тысяч рублей. Дополнительная страховка – дело добровольное, говорит ведущий технолог Ульяновского производственного участка Куйбышевского железнодорожного агентства по обслуживанию пассажиров Ирина Белянина:

Ирина Белянина: Если пассажир не согласен с тем, что он получил страховку, он имеет права попросить в ту же минуту сделать возврат. Ни один билетный кассир ему отказом ответить не должен.

Сергей Гогин: Ирина Белянина говорит, что кассир, продавший страховку без предупреждения, будет строго наказан. Она все же уверена, что добровольное страхование пассажиров – вещь полезная.

Ирина Белянина: В пути бывает очень много всяких курьезов. Недавно произошел случай с ташкентским вагоном. Там пострадало 20 человек. Когда проверяли тормоза, дернуло состав, люди попадали. У меня был случай. Пассажир упал и сломал пять ребер. ЖАСО ему выплатило, по-моему, порядка 27 или 28 тысяч.

Сергей Гогин: Представитель Ульяновского филиала страхового общества ЖАСО Светлана Одинкина пояснила, что добровольная страховка покрывает все травмы, полученные в поезде, при посадке и даже в течение часа после прибытия на станцию назначения.

Светлана Одинкина: При посадке, при высадке травмируются, где ногу подвернули, где вывихнули. Таких случаев масса. Но чаще бывает с детьми. Они падают с полок. Они прищемляют пальцы, обжигаются чаем. Все это страховые случаи. Если человек застрахован добровольно, даже не большая травма влечет за собой приличные выплаты. Был у нас случае, когда очень сильно травмировался ребенок, очень серьезной оказалась травма и дорогостоящее лечение. Приходила бабушка, очень сильно скандалила, ругалась – почему ей не дали полис добровольного страхования. Она говорит – мне не нужны эти ваши копейки по обязательному страхованию. Мне лечить ребенка, а лечить не на что. Поэтому мы как бы билетным кассирам рекомендуем – давайте всем, но проговаривайте.

Сергей Гогин: Страхование пассажиров на транспорте – дело очень выгодное. Ежедневно только в Ульяновске 1,5 – 2 тысячи человек покупают билеты на поезда дальнего следования, половина пассажиров приобретают страховые полисы. Получается, в год железнодорожные кассы только в Ульяновске продают полисов в среднем на 15 млн. рублей. В России поезда дальнего следования перевозят 130 млн. человек в год, то есть объем добровольных страховых сборов может превысить 3 млрд. рублей. Объемы же страховых выплат незначительны.
Вам дали страховой полис?

- Дали.

Сергей Гогин: Вы просили, чтобы вам его продали?

- Нет.

Сергей Гогин: Ваше отношение к этому?

- Я работаю в такой же сфере, и тоже не предупреждаю.

Сергей Гогин: Вы навязываете услугу?

- Совершенно верно.

Сергей Гогин: Но ведь это неправильно.

- Это неправильно, да, но каждый крутится как умеет.

Сергей Гогин: Поэтому сериал под названием "Молчание кассиров", скорее всего, будет продолжаться.
XS
SM
MD
LG