Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники предлагают передать расследование убийства Натальи Эстемировой в Москву


Программу ведет Марк Крутов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Вероника Боде, Анастасия Кириленко.

Марк Крутов: Продолжается расследование убийства правозащитницы и журналистки Натальи Эстемировой. Напомню, она была похищена 15 июля в Чечне, а затем найдена убитой в Ингушетии. Ее коллеги по правозащитному центру "Мемориал" считают, что расследование должно быть передано московским следователям. Руководитель следственной группы, ведущей расследование, уверен, что дело никуда передавать не надо.

Вероника Боде, Москва: Напомню, что Наталья Эстемирова занималась расследованием убийств, пыток и похищений в Чечне. Она была похищена в Грозном утром 15 июля, затем ее тело с огнестрельными ранениями было обнаружено в Ингушетии. Правозащитники предлагают передать расследование убийства Натальи Эстемировой московским следователям. "Сейчас у следствия никаких подвижек нет, - сказала в интервью агентству "Интерфакс" Светлана Ганнушкина, член совета правозащитного центра "Мемориал". - Нам бы хотелось, чтобы этим делом занимались следователи из Москвы, а не из Южного федерального округа, чтобы они не были связаны с Кавказом".
А вот что думает по этому поводу Александр Черкасов, член правления общества "Мемориал".

Александр Черкасов: С одной стороны, это, как это ни цинично сказать, рядовое до последних лет преступление. Человека похитили и убили. Таких преступлений совершают тысячи. Другое дело, что расследование таких преступлений единицы. Только в одном случае был наказан виновный, сотрудник федеральных силовых структур. Это известное дело Лапина - "Кадета", которое было расследование благодаря трем людям: Ане Политковской - журналисту, Станиславу Маркелову - адвокату и Наталье Эстемировой, которая, собственно, была мотором в Грозном всей этой работы. И теперь все эти три человека убиты. Вот то, что это убийство общественного активиста, ставит преступление из ряда тысяч. По-моему, это важнейшая вещь - расследование этого преступления. А что нужно для такого расследования? Как минимум независимость от местной власти. Напомню, что в том же деле Лапина - "Кадета" приходилось преодолевать огромное давление его коллег, милиционеров из Западной Сибири, которые в это время находились в командировке в Грозном и приезжали в прокуратуру на бронетранспортерах, чуть ли не погромы там устраивали. Теперь таких прикомандированных нет, но зато местная власть, на которую указывают, как на имеющую мотив и имеющую возможности для совершения этого преступления, вот местная власть там всесильна. Поэтому если мы хотим независимого расследования, оно должно проводиться структурами, не подчиненными местным властям.

Вероника Боде: Сейчас расследованием дела об убийстве Натальи Эстемировой занимается следственная группа Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России по Южному Федеральному округу. С Игорем Соболем, руководителем группы, побеседовала моя коллега Анастасия Кириленко.

Анастасия Кириленко, Москва: Достаточно ли материалов? Есть ли надежда, что будут результаты?

Игорь Соболь: Надежда всегда есть, у нас тоже она есть.

Анастасия Кириленко: Дело, как я понимаю, передано из чеченского МВД к вам. Теперь оно у вас останется либо есть намерение куда-то его еще выше передать?

Игорь Соболь: Дело сейчас расследуется на федеральном уровне, выше уже нет у нас в России. Мы управление Главка Следственного комитета, одно из управлений, поэтому мы сами в центральный аппарат последуем.

Анастасия Кириленко: Есть просто такие предложения, как передать в Москву.

Игорь Соболь: Я не знаю, нет таких, и вряд ли они будут. Это наше дело, наша территория, причем тут Москва.

Анастасия Кириленко: Когда вы на какие-то результаты рассчитываете?

Игорь Соболь: Не знаю даже. Не знаю. Может, завтра, может, через две недели, как говорится, никто не скажет.

Анастасия Кириленко: Просто есть какие-то сроки, в которые надо уложиться?

Игорь Соболь: Сроки есть, да, если надо будет, продлим еще.

Анастасия Кириленко: И до какого сейчас срок?

Игорь Соболь: Сейчас два месяца, 15 сентября будет два месяца.

Вероника Боде: А вот комментарий Александра Черкасова, члена правления общества "Мемориал".

Александр Черкасов: Большинство таких дел действительно открывалось, а равно через два месяца дело приостанавливалось по статье за невозможностью обнаружения лиц, подлежащих к привлечению к ответственности в качестве обвиняемых. Надеюсь, что это дело не постигнет такая судьба, что его будут расследовать.

Вероника Боде: Чем известен Игорь Соболь, который руководит следственной группой?

Александр Черкасов: Он известен тем, что он пришел в печально известную следственную группу следователя Криворота, печально известную по публикациям, прежде всего, Анны Политковской, поскольку действовала из Северной Осетии, они работали в Ингушетии и работали, мягко говоря, брутально: пытки, фабрикации уголовных дел и так далее. Потом Криворотова сменил следователь с известным для России именем Александр Солженицын, а затем пришел Соболь. Насколько мне известно, сообщений о незаконных методах, применяемых этой группой, стало меньше.

Вероника Боде: Как вы полагаете, какова на данный момент перспектива того, что виновные в убийстве будут найдены?

Александр Черкасов: Я могу лишь сказать, что в прошлом практически ни одно такое преступление расследовано не было. Это не есть случайность. На Кавказе была не только создана система эскадронов смерти, которые проводили так называемую контртеррористическую операцию, а похищения и убийства людей были частью так называемого контртеррора, но и система организованной безнаказанности, все эти годы позволявшая похитителям и убийцам избегать наказания. Удастся ли сломать ту цепь организованных безнаказанностей, я не знаю, но на нашем государстве клеймо стоит - клеймо страны, которая использует похищения и убийства, тактику эскадронов смерти в своих целях. Если не будут найдены и названы убийцы, если не будет сказано, нет, это не есть государственная политика, это есть преступление, это клеймо войдет глубоко, въестся, его не удастся смыть. Впрочем, уже почти десять лет российские власти не считают это клеймо позорным.

Вероника Боде: Таково мнение Александра Черкасова, члена правления общества "Мемориал", сотрудника правозащитного центра "Мемориал".
XS
SM
MD
LG